Максим Соколов Максим Соколов «Скажите спасибо, что живыми отпускаем»

До конца 1940 года Латвию покинули 48,6 тыс. немцев. Осталось около 13,5 тысяч. Но все это было детской шуткой по сравнению со следующим этапом ректификации. Оккупированную Латвию делали judenfrei.

5 комментариев
Александр Дементьев Александр Дементьев Одиночество США могут понять только русские

Империофобия – это болезнь недообразованных интеллектуалов, исполненных надменности и желчи, унижающих целые народы по факту их принадлежности к строительству империи.

15 комментариев
Игорь Караулов Игорь Караулов «Голубой огонек» больше не греет

Парадоксальным образом момент, в который время делает зримый символический шаг вперед – Новый год, на экранах телевизоров превратился в праздник остановленного времени. Стоит ли удивляться, что всё меньше людей в новогодние праздники тянется к телевизионному пульту?

46 комментариев
26 ноября 2015, 07:56

Наш друг Эрдоган смешал всем карты

Антон Антипенко: Наш друг Эрдоган смешал всем карты

Наш друг Эрдоган смешал всем карты
@ из личного архива

Граница, отделяющая умеренный ислам от неумеренного, очень зыбка и, главное, никак не определена богословски. Вот Эрдоган недавно казался «умеренным», а потом раз – и оказался террористом не хуже Абу-Бакра аль-Багдади.

В рамках проекта «Клуб читателей» газета ВЗГЛЯД представляет текст Антона Антипенко о том, почему президент Турции Реджеп Эрдоган решил вступить в конфликт с Россией.

Интересы Турции как государства он предал, а вот ИГИЛ, конечно, скажет ему спасибо

Мы по-прежнему видим главного врага в Америке, а Америка по-прежнему видит главного врага в нас. Потом что так мы воспитаны. Мы по-прежнему думаем по-советски, потому что не умеем думать по-другому, а американцы думают по-антисоветски, тоже потому, что не умеют думать по-другому.

А у американцев, кроме того, еще есть и ведомства, которые получают зарплату за борьбу с «русской угрозой». Угрозы давно уже никакой нет, а зарплата – есть.

Ну и кроме зарплаты, сами понимаете, еще кое-какие возможности. И, конечно, пока есть эти возможности, холодная война не прекратится. Но – это важно – сейчас война ведется уже не в интересах американского народа и не в интересах американской экономики, а только в интересах отдельно взятых воров. Никакого другого объективного исторического смысла в ней нет. Это следует учитывать.

Штаб-квартира НАТО – одной из таких воровских организаций, осваивающих деньги американских налогоплательщиков – находится, как известно, в Брюсселе. Представьте, что там поднялась бы паника в связи с возможной атакой на Брюссель русских. Смешно, не правда ли? Даже для фантастического романа выглядело бы натянуто. А вот паника в Брюсселе из-за возможной атаки радикальных мусульман – реальность.

#{image=960911}Как так? Такое могучее НАТО и не может сделать так, чтобы родной город спал спокойно? Да, не может, потому что не за то получает деньги. Не за борьбу с радикальным исламом. Пусть террористы чувствуют себя как дома хоть в ста метрах от главного воровского офиса, хоть в пятидесяти, бюрократов это не волнует. Такова страшная психология бюрократов.

Но не знаю, когда начнут что-то понимать американские налогоплательщики, а для европейских, возможно, прозрение не за горами. То, что не русские и не марсиане представляют реальную угрозу для Европы, а радикальный ислам, всем, кроме бюрократов, становится очевидным.

Не исключено, что под давлением Европы формат воровской организации будет пересмотрен – в сторону меньшего воровства и большей эффективности на реально существующем фронте. И тогда неизбежно встанет вопрос – а как быть с Турцией?

Весной этого года я вместе со своей подругой побывал в Стамбуле – хотелось посмотреть, в какой мере формально «кемалистское» государство является таковым по существу. Определить, кто в Турции кемалист, а кто нет, крайне просто – достаточно посмотреть на его жену.

И мы с подругой были просто ошеломлены неимоверным количеством на улицах Стамбула леди в хиджабах, никабах и чем-то таком, чему я даже названия не знаю. Особенно трогательна была сцена в красивом парке Гюльханэ: восседающие прямо на траве вокруг памятника Кемалю Ататюрку и мирно закусывающие дамы в черных, монашенских одеяниях – как бы в насмешку над всеми его реформами. Причем по телевизору таких дам вы не увидите. По телевизору Турция по-прежнему «светская» страна. Но только по телевизору.

Вернувшись, я разговаривал с другом, который бывал в Стамбуле раньше – он сказал, что раньше он ничего подобного в Стамбуле не наблюдал. Знакомая подруги, живущая в Турции, сообщила, что да, действительно, Стамбул активно исламизируется, и кемалистски настроенные семьи переезжают оттуда в Измир.

И все это, конечно, результат деятельности Эрдогана, который не зря в молодости сочинял воинственные стишонки о том, что «мечети – это наши казармы, а минареты – наши штыки». Не правда ли, что-то есть в этом от радикального ислама? И нам следовало бы вспомнить об этой его «поэтической деятельности», когда мы начинали войну в Сирии.

Эрдоган всем смешал карты. Всем – и нам, и американцам – хочется верить, что существует некий «умеренный ислам», с которым можно договариваться, заключать союзы – нам против них, им против нас...

Но граница, отделяющая умеренный ислам от неумеренного, очень зыбка и, главное, никак не определена богословски. Вот Эрдоган еще недавно казался «умеренным», а потом вдруг раз – и оказался террористом не хуже Абу-Бакра аль-Багдади.

Национальная идентичность оказалась для него ниже религиозной: интересы Турции как государства он предал, а вот ИГИЛ*, конечно, скажет ему спасибо. Ясно, что в глубине души он никогда не считал их «радикальными», а просто – «хорошими» мусульманами. Для которых минареты – это штыки.

И вот мы обожглись с Турцией, обожглись с Египтом (тоже вроде «умеренные мусульмане»), смотрим теперь на Иран – ну этот не подведет! Друг! И шиитский опять же – а шииты суннитов страсть как ненавидят! Однако у Ирана прекрасные отношения с суннитским Катаром, которые не портит ничто – даже расхождения по вопросу ИГИЛ.

Реальны ли эти расхождения? Или речь идет просто о разделе сфер влияния? А что касается «умеренности» Ирана, то фатва, призывающая к убийству Салмана Рушди и любых его издателей, отражает стиль мышления, нельзя сказать чтобы совсем уж не родственный стилю мышления тех, кто расстреляли редакцию «Шарли Эбдо».

Мораль? Очень проста – мы все, и русские, и американцы, и европейцы – безнадежно запутались в подходе к исламскому миру. Мы хотим использовать его, а он использует нас. И это происходит потому, что он являет собой общность, а мы не являем. У них бывают разногласия, но они всегда готовы объединиться против немусульман.

А нас, немусульман, неужели ничто не объединяет, кроме этого чисто отрицательного факта? Или все-таки общность возможна и по каким-то другим позициям? Ведь ни атеисты, ни христиане, ни буддисты, ни индуисты не врываются с автоматами в редакции сатирических еженедельников. И самолетов чужих над чужой территорией не сбивают.

Значит, что-то общее у нас у всех есть. Не пора ли забыть давно уже отжившие свой век противостояния? А умеренным мусульманам – но только если они будут убежденно, жестко умеренными, а не лицемерами, как Эрдоган – ничто не помешает в эту общность влиться.

* Организация (организации) ликвидированы или их деятельность запрещена в РФ

Вы согласны с автором?

390 голосов
79 голосов

..............