Игорь Караулов Игорь Караулов От фронта исходит свет совести

СВО показывает, что для победы мы должны мобилизовать лучшие человеческие качества. Победить не помогают жестокость, подлость, ложь, лицемерие – всё то, что демонстрируют наш противник и его западные спонсоры.

10 комментариев
Тимофей Бордачёв Тимофей Бордачёв Юмор и достоинство как новое оружие России

Россия не страдает заниженной самооценкой и готова противопоставлять своеобразному внешнеполитическому стилю США то, чего мировая политика пока не знала – спокойную уверенность в своих силах и подчеркнутую корректность по отношению к любому собеседнику.

6 комментариев
Алексей Нечаев Алексей Нечаев Три ошибки русских во время Евромайдана

Россия учла наш, русских на Украине, опыт 10-летней давности – и впереди нам предстоит кропотливая работа по исправлению ошибок прошлого. Для некоторых из нас это будет высшей формой противостояния с Майданом и попыткой загнать его в естественные кордоны у границы с Польшей.

45 комментариев
8 декабря 2023, 11:30 • В мире

Польша наносит Украине новое символическое оскорбление

Польша наносит Украине новое символическое оскорбление
@ Public domain

Tекст: Станислав Лещенко

Конфликт между Украиной и Польшей продолжает расширяться, и новым примером этому стало решение Варшавы по поводу так называемой операции «Висла», осуществленной еще в 1947 году. Почему она теперь, по мнению поляков, не может считаться «преступлением коммунизма» и что именно так возмущает в этом официальный Киев?

Польский Институт национальной памяти постановил прекратить расследование обстоятельств принудительного переселения жителей юго-восточной Польши (украинцев, русинов и поляков) в 1947 году в рамках операции «Висла». Данный институт занимается в Польше делом «декоммунизации» – то есть развенчивает и предает проклятию все, что связано с коммунистической эпохой. Соответственно, операция «Висла» до недавних пор считалась «преступлением коммунистической власти». Но отныне велено таковой ее не считать. Почему?

Больше не преступление коммунизма

Операция «Висла» проводилась с 28 апреля по 31 июля 1947 года – силами Войска польского. В ее рамках было произведено перемещение населения, проживавшего на территории юго-восточных регионов тогдашней Польской Народной Республики – их перебросили на северные и западные территории ПНР, ранее входившие в состав Германии. Проводилось принудительное переселение украинцев, представителей других национальностей и членов смешанных семей, которые, по информации органов безопасности Польши, составляли хозяйственную, мобилизационную и социальную базу для ОУН*(б) и УПА. Всего таким образом было переселено 137 833 человека.

Кроме того, одновременно проводился обмен населением с СССР: этнические поляки отправлялись в Польшу, а русские, украинцы, белорусы и литовцы – в СССР. В его рамках из Польши было выселено примерно 480 тысяч человек.

В постсоветской Польше события операции «Висла» однозначно расценивались в качестве «преступления коммунистического режима» и «этнической чистки». Еще 3 августа 1990 года, во время первой волны осуждения «преступлений коммунизма», Сейм Польши осудил насильственное переселение граждан государства. В начале 2007 года Всемирный конгресс украинцев призвал тогдашнего президента Украины Виктора Ющенко потребовать от правительства Польши осуждения, принесения извинений и компенсаций за данную «этническую чистку». Стороны сошлись тогда на компромиссном варианте: в июле 2007 года в совместном заявлении Украина и Польша осудили операцию «Висла» – после чего в Варшаве сочли тему закрытой.

Таким образом, казалось бы, польский официоз давно устранил возможность альтернативных точек зрения по этому вопросу. И вдруг в конце 2023 года махровые декоммунизаторы из польского Института национальной памяти (IPN) заявили, что у них нет оснований считать операцию «Висла» преступлением! В связи с этим IPN прекращает свое расследование тех событий.

«Следствие не нашло оснований для вывода о том, что переселение представляло собой преступление против человечности или коммунистическое преступление, как утверждали председатель Союза украинцев в Польше, председатель президиума Ассоциации лемков (русинов – прим. ВЗГЛЯД) и один из украинских переселенцев в уведомлениях о правонарушениях, которые привели к разбирательству», – пояснили в Институте национальной памяти.

Это решение предсказуемо вызвало громкий протест украинских властей. Посол Украины в Польше Василий Зварыч сообщил, что IPN «отрицает все заявления, которые ранее были сделаны на высшем уровне польским государством». Зварыч пригрозил, что «вопрос не останется без внимания украинского государства, а на официальном уровне будут сделаны соответствующие шаги». Более того, посол потребовал: «Виновные должны быть названы поименно, а преступление осуждено».


Представители киевского режима чувствуют жуткую обиду, ведь незадолго до этого они разрешили польским специалистам провести раскопки в окрестностях украинского села Пузники (Пужники), где было обнаружено новое массовое захоронение жертв Волынской резни. Это при том, что власти Украины всегда крайне болезненно реагировали на напоминания об этой резне, устроенной людьми, которых сейчас в Киеве поднимают на щит в качестве «хероев».

Ранее Василий Зварыч заявил, что Украина, согласившись допустить поляков проводить раскопки в Пузниках, продемонстрировала «свой конструктивный подход» и «открытость» – и теперь в Киеве ожидают, что Варшава тоже «сделает домашнее задание»: восстановит памятник боевикам ОУН-УПА*, находившийся на кладбище польского села Верхрата и уничтоженный поляками в 2016 году. «Собственно, украинцы и не скрывали таких намерений, просто раньше говорилось о другом порядке действий: утром – деньги, вечером – стулья», – иронизирует специалист-полоновед Кристина Исмагилова.

При этом Зварыч подчеркнул, что ему не хотелось бы, чтобы данный вопрос еще больше «политизировался». По его словам, здесь нет никаких политических препятствий, а только «процедурные трудности». Однако вместо восстановления памятника поляки приняли оскорбительное для Киева постановление по операции «Висла».

Причина в деньгах

В Институте национальной памяти выдвигают доводы в пользу своей новой точки зрения – почему «Вислу» нельзя считать преступлением. «Выводы были сделаны такие: эвакуация лиц украинской, лемковской (историческое самоназвание: руснаки, русины – этнографическая группа русского суперэтноса) и польской национальности носила профилактический и защитительный, а не репрессивный характер. Она была осуществлена вследствие массовых убийств, совершенных против местного населения подразделениями ОУН и УПА», – объясняет Исмагилова. Не секрет, что в последнее время отношения Польши и Украины сильно ухудшились – и новый раздор явно не идет им на пользу.

Однако политолог-полоновед Станислав Стремидловский объясняет столь неожиданный поворот в деле с операцией «Висла» не только общим ухудшением польско-украинских отношений, стремлением лишний раз заклеймить преступления ОУН-УПА, но и меркантильным интересом со стороны Варшавы. Как отмечает Стремидловский, если признать те события «этнической чисткой» и «преступлением», то пострадавшие могут истребовать компенсации – что они уже вовсю и делают. Недавно портал Wirtualna Polska опубликовал большой материал, посвященный реституции польских лесов. «До нас дошел документ "Государственных лесов", в котором они информируют ряд государственных органов о "пятом разделе Польши" и незаконной процедуре», – отмечает издание.

Оказывается, уже в течение многих лет потомки переселенных в рамках операции «Висла» русинов требуют и получают компенсации за земли, утраченные их предками. Появились даже юридические конторы, специализирующие именно на такого рода исках. Одна из них в 2022 году сообщила, что сумела вернуть потомкам вынужденных переселенцев суммарно 460 га лесов и добиться выплаты 1,2 млн злотых.

Почти все дела такого рода связаны с Малопольским воеводством, откуда в свое время массово выселяли русинов. До поры польские власти смотрели на этот процесс спокойно, ведь он касался граждан Польши, в свое время перемещенных из одних ее регионов в другие. Но потом начались процессы, уже всерьез насторожившие чиновников.

В ноябре 2019 года польский юрист Павел Сокол сообщил, что в «последние два года можно наблюдать большой рост интереса со стороны граждан Украины, которые предпринимают действия, чтобы добиться возвращения имущества или получить какую-то компенсацию». Речь идет об украинцах, чьи предки в свое время были перемещены из Польши в СССР. Глядя на то, как бойко греют руки на реституциях те же русины, украинцы решили, что они ничем не хуже – и тоже начали требовать себе куски польской земли. В связи с этим из сундуков начали массово доставать пожелтевшие бумаги, свидетельствующие, что дедушка или прадедушка такого-то когда-то жил в Польше – вот конкретный адрес – владел конкретными наделами и вынужден был с ними расстаться против своей воли.

Перспектива передачи украинцам польских земель, понятно, Варшаву отнюдь не радует. Видимо, для того, чтобы на корню зарубить такую практику и пресечь претензии со стороны украинцев, и было принято волевое решение не считать отныне массовые переселения, совершенные Польской Народной Республикой, преступлениями.

«Прагматичный» подход

Решение Института национальной памяти по операции «Висла» вбивает новый клин и в без того не безоблачные отношения Украины и Польши. Украинские власти намерены добиваться пересмотра этого решения, в связи с чем собираются обратиться в различные польские инстанции. Посол Зварыч уверяет, что «большая часть польских историков убеждена, что это было коммунистическое преступление». Кроме того, посол напирает, что новая позиция Польши противоречит ранее озвученной ею позиции.

Журналист и писатель Сергей Строкань отмечает, что историческая правда, о которой сегодня не намерен говорить посол Зварыч, заключается в том, что начиная с лета 1945 года на юго-восточных землях Польши развернулась самая настоящая война против коммунистических властей страны. «Приметами того времени стали сожженные села, нападения на польских военных и сотрудников сил безопасности, убийства гражданского населения, которые были делом рук бандитов ОУН-УПА. Окончательное решение провести операцию «Висла» в Варшаве было принято после гибели 28 марта 1947 года заместителя министра национальной обороны Польши генерала Сверчевского, который был убит в бою с отрядом УПА», – пишет Строкань.

Главная идея «Вислы» заключалась в том, чтобы осуществив переселение, разрушить комфортную среду обитания националистического бандеровского подполья, которое укрывалось в лесах и опиралось на обширные группы поддержки среди сочувствовавших ОУН-УПА гражданских лиц. Жесткие меры дали результат: после операции «Висла» активность отрядов украинских националистов сошла на нет.

О чем свидетельствует пересмотр этой истории польскими властями сейчас? О том, что нынешняя историческая политика тех или иных государств всецело посвящена прагматическим целям. Чтобы то или иное событие признали «геноцидом» и «исторической чисткой», должен присутствовать некий эгоистический интерес – возможность лишний раз досадить недружественному государству и, если получится, стрясти с него денег. Если же возникает перспектива самому потерпеть имиджевый ущерб и выплатить компенсации, то, естественно, «геноцид» признаваться не будет – отыщут множество объяснений в пользу того, что речь не идет о преступлении.

Польша сполна демонстрирует этот циничный подход. Она громко требует покаяний, когда это выгодно лично ей (например, в истории с расстрелом польских военнопленных в Катыни), но напрочь отрицает подобные вещи, когда возможность выплаты компенсаций маячит перед ней самой.

* Организация (организации) ликвидированы или их деятельность запрещена в РФ

..............