Сергей Миркин Сергей Миркин Как происходящее в США отразится на майданной Украине

А если президентом станет Трамп? Для ЗЕ-команды это очень плохая новость. Из-за Зеленского против Трампа в 2019 году начали процедуру импичмента. А серый кардинал Андрей Ермак отказался помочь команде Трампа «утопить» семейство Байденов по делу компании Burisma.

2 комментария
Андрей Полонский Андрей Полонский Шестидневная рабочая неделя в Европе – уже реальность

От былого благодушия паразитического капитализма Запада не осталось и следа. Первой пала зеленая энергетика. На очереди – любимая идея сокращенного рабочего времени. Что дальше?

26 комментариев
Глеб Кузнецов Глеб Кузнецов У глобального сбоя Windows есть политическое измерение

Главный публичный враг Китая и России в американском хайтеке. Инициатор и драйвер всех главных процессов против «влияния Китая и России» в киберпространстве. Наш бывший соотечественник. Сегодня он показал, как выглядит трансформация политического, медийного и силового влияния в деньги и технологии и обратно.

9 комментариев
31 марта 2022, 17:00 • В мире

Разрыв с Россией лишает Прибалтику продуктов питания

Разрыв с Россией лишает Прибалтику продуктов питания
@ Mihkel Maripuu/Reuters

Tекст: Станислав Лещенко

«Будет не хватать продуктов птицеводства, яиц и мяса в магазинах». Такие прогнозы прямо сейчас звучат в странах Прибалтики, а основаны они на резком росте цен на целую группу товаров, с помощью которых функционирует местное сельское хозяйство. А все потому, что возможности заказывать эти товары в России страны Прибалтики более не имеют.

Типичная новость последнего времени: Андриюс Пранкявичюс, председатель правления птицефабрики, находящейся в латвийском городке Кекава, заявил, что в течение последних месяцев расходы предприятий соответствующего профиля выросли в два-три раза. Производители куриного мяса и яиц в странах Прибалтики терпят огромные убытки, и единственный способ пережить тяжелый период – поднять цены на продукцию.

«Результаты не радуют»

Остается, впрочем, надежда на помощь государства. «За семь месяцев финансового года сумма убытков уже превысила 3 млн евро, и они растут каждый месяц. Это первый за последние семь лет год, когда мы работаем с убытками. Результаты не радуют», – честно отчитывается Пранкявичюс.

Он напоминает, что в последние два года пищевая отрасль в странах Прибалтики борется с последствиями пандемии COVID-19. «В это время долго не работал сектор HORECA (общественное питание и гостиницы – прим. ВЗГЛЯД)... Мы потеряли часть рынка сбыта... Сейчас можно видеть, что рынок стал шаг за шагом восстанавливаться. Но тут появилась новая огромная проблема для всей отрасли птицеводства в Европе: резкий рост цен на энергию, зерно и птичий корм», – сетует Пранкявичюс.

«Все надеялись, что пандемия закончится и многие проблемы разрешатся, но этого не произошло. В структуре расходов есть три главные позиции. Среди них большая часть приходится на корм для животных. Вторая по объему – расходы на рабочую силу, третья – энергоресурсы, необходимые для производства. На три эти позиции приходится около 80% расходов предприятия, и две из них увеличились в два-три раза», – поясняет бизнесмен.

Ситуацию осложнила российская спецоперация на Украине, из-за которой в течение пары недель цены на зерно и энергоресурсы в Европе снова выросли. «В итоге сейчас происходит "идеальный шторм". Отрасль терпит громадные убытки, и мы должны сделать все, чтобы выжить», – заключает Андриюс Пранкявичюс.

В свою очередь директор Латвийской объединенной ассоциации птицеводства Анна Эрлиха признает: «Честно говоря, большая часть зерна на корм для птицы приходила в Латвию с Украины, из России и также из Белоруссии. На данный момент мы не можем купить оттуда сырье в достаточном количестве.

И мы должны искать зерно на местных рынках, менять рецептуру кормов – и не секрет, что сейчас цена зерна в Европе очень высокая. И конечно, тогда себестоимость производства яиц и мяса птицы становится дороже». 

По словам Анны Эрлихи, нынешняя ситуация может привести к закрытию птицеферм в Латвии. «В том-то и состоит проблема, что сейчас нехватка оборотных средств у производителей выразится в том, что они должны будут прекратить работу. И пункт номер один – будет не хватать продуктов птицеводства, яиц и мяса в магазинах. Это значит, что надо будет сказать спасибо работникам и отпустить их на все четыре стороны, в безработные», – предупредила эксперт.

Апогей удорожания

В странах Прибалтики, как и в большинстве остальных стран ЕС, нынче показательно отдают первенство идеологии, а не экономике. Поэтому недавно Минземледелия Латвии показательно разорвало соглашения о сотрудничестве с Россией и Белоруссией.

Глава министерства Каспар Герхардс заверяет: «С одной стороны – не верилось, что что-то такое может произойти. Но с другой – мы были готовы. Несмотря на некоторый шок, у нас есть план действий».

Герхардс, как и полагается чиновнику, пытается демонстрировать оптимизм. «Латвия может очень успешно решать такие проблемы: можно даже сказать, что мы сырьевая держава – мы входим в топ-15 мира по экспорту пшеницы и других продуктов. Мы производим почти вчетверо больше зерна, чем потребляем, вдвое больше говядины, в полтора раза больше яиц, у нас очень развита отрасль переработки. Если бы мы полностью остановили производство, мы могли бы жить на собственные продукты в течение двух месяцев... Наши крестьяне очень ответственно и заблаговременно готовились к весенним работам, поэтому и минеральные удобрения, и топливо закуплены», – уверяет министр.

Тут, однако, стоит отметить, что жалобы на рост стоимости продуктов питания в Прибалтике пошли еще до начала спецоперации на Украине. Еще тогда Центральное статистическое управление Латвии подчеркивало, что настолько резкого подорожания продуктов, как в 2021-м, в государстве не наблюдалось минимум десять лет. Стремительный рост цен на энергоресурсы стал одним из двигателей инфляции: по итогам октября 2021-го она составила 6%, в ноябре – 7,5%. Такого роста цен в Латвии не фиксировалось со времен кризиса 2009-2010 годов. Торговцы начали замечать удорожание закупаемой продукции еще летом прошлого года – что объяснялось повышением стоимости топлива, электроэнергии и зерновых.

В январе 2022-го Кристьян Андерсон, возглавляющий отдел бухгалтерского учета эстонской торговой сети Selver, заявил: «Я несколько пессимистично отношусь к тем сообщениям, что инфляция, достигшая 12% в декабре и 6% по итогам прошлого года в целом, весной и летом начнет резко снижаться. Я не так оптимистичен». Как в воду глядел!

Тогда же в январе исполнительный директор эстонской сети магазинов Grossi Toidukaubad Райго Мылдер жаловался, что они не смогут удержать цену на свинину на невысоком уровне. «Корм очень сильно подорожал. Никогда таких цен не было», – посетовал Мылдер.

Сейчас, спустя два месяца, все еще только усугубилось. В марте экономист Банка Эстонии Сулев Перт засвидетельствовал, что такого стремительного увеличения стоимости продуктов в стране не наблюдалось с окончания эпохи рубля. Аналитики считают, что в скором времени случится снижение уровня потребления. «На покупку товаров широкого потребления и услуг остается меньше денег», – отметил Перт. По его подсчетам, корзина потребителя по сравнению с прошлогодней стала дороже на 12%. Рост цен на энергию достиг 36%, стоимость продуктов питания поднялась на 11%, а услуги подорожали на 6,3%.

Где брать зерно и удобрения?

Цена местной продукции определяется тем, где она произведена или какие решения использует производитель. Например, товары, выращенные при помощи газового отопления, стоят дороже, к этому прибавляются расходы на доставку. Поскольку сейчас страны Прибалтики стоят перед лицом «газового кризиса», обусловленного их отказом закупать российское голубое топливо за рубли, то это ударит и по многим производителям продуктов.

Другая беда – срыв поставок зерна. Ведь в прошлом году РФ рекордно нарастила объемы поставок агропромышленной продукции в ту же Латвию. И более трети российского аграрного экспорта в Латвию (37%) составляла пшеница. По ее поставкам из РФ прибалтийская республика заняла седьмое место в мире, а по поставкам российской кукурузы вошла в четверку основных покупателей.

Благодаря поставкам сельскохозяйственных грузов из России латвийская гавань в Лиепае в 2021 году впервые опередила по грузообороту порт в Вентспилсе. Например, в октябре прошлого года в Лиепае было перевалено 733 тыс. тонн грузов (плюс 18,6% к показателю за октябрь 2020 года), в то время как в Вентспилсе – 704,4 тыс. тонн (минус 34,9%).

Поскольку же прежний транзит угля через Латвию с развитием российских портов иссяк, под зерно пытались перепрофилировать и Ригу. Российское и украинское зерно было очень важно для региона – из него изготавливали значительную часть хлебобулочных изделий в Прибалтике. И вот теперь приходится искать новых поставщиков, заново налаживать все цепочки…

Еще одна важная, хоть пока и не столь заметная проблема – срыв поставок удобрений из России и Белоруссии. Глава Латвийского общества агрономов Ринголдс Арнитис сообщил, что ежегодно в страну поставляется около 900 тыс. тонн минеральных удобрений. Таким образом, дефицит на сегодняшний день составляет весьма немалую часть – около тысячи вагонов. И часть удобрений была заказана осенью, но до сих пор не получена.

«Мы, конечно, можем обойтись без удобрений. Но тогда возникает вопрос: каким будет урожай осенью. И второй вопрос – посеять, конечно, мы посеем... Но растения потом нужно кормить. И вот этот вопрос нас очень волнует», – признал Арнитис. Он отметил, что стоимость минеральных удобрений, если сравнивать с прошлым годом, выросла в пять раз. И это не может не отразиться на стоимости зерновых.

Член правления латвийской организации «Крестьянский Сейм» Мартиньш Тронс признает: у некоторых фермеров удобрений сейчас нет вовсе. Они не покупали их осенью, надеясь, что весной цена окажется ниже – и крупно прогадали, как теперь выясняется. «Но главный вопрос даже не в этом. А за сколько крестьяне станут продавать зерно осенью? Зафиксируют цену или нет? Окажется ли этот бизнес в конце со знаком плюс или нет?» – вопрошает Мартиньш Тронс.

Он отметил, что на долю удобрений приходится около трети расходов, необходимых для выращивания зерна. И если эта позиция растет, увеличивается и конечная цена.

«Платить за все это будет потребитель. И основной вопрос: готов ли он платить больше за молоко, хлеб, мясо и другие продукты? Мы уже сейчас видим, что не все могут позволить себе те продовольственные товары, которые бы они хотели. Возможно, чтобы помочь населению, на государственном уровне следует вернуться к вопросу о снижении НДС на главные продукты питания», – считает Тронс.

Он задается еще одним вопросом: что будет в следующем году? «Сейчас ведутся поиски других поставщиков – в Польше, Германии и других странах. Но это все стоит дорого, и это еще нужно привезти. Цены на удобрения уже выросли в пять раз: раньше мы платили около 220 евро за тонну, сейчас – 1100-1200 евро. В Латвии, к сожалению, очень мало скота, поэтому органических удобрений не хватает. Их нужно везти из других стран. Раньше везли из Беларуси и России, потому что там и цены были ниже, и привезти можно было дешевле», – поясняет Мартиньш Тронс.

..............