Глеб Простаков Глеб Простаков Запад готовится перенести конфликт с Россией на море

Война с Россией на море, где США чувствуют себя более уверенно, чем в сухопутных конфликтах, может всерьез рассматриваться демократами как возможность избежать выборов как таковых.

31 комментарий
Вадим Трухачёв Вадим Трухачёв Большая геополитика Орбана с «местечковым» отливом

Играя в большую геополитику, премьер Венгрии Виктор Орбан стремится добиться вполне «местечковых» целей. Но для их достижения ему понадобятся Россия, Турция, Китай и, конечно, Евросоюз. И Украина в качестве объекта.

0 комментариев
Дмитрий Орехов Дмитрий Орехов Почему англосаксы создали культуру лжи

Выкрутив до предела ручки громкоговорителей своей информационной машины, англосаксы убедили самих себя, что это именно они до сих пор брали верх во всех мировых конфликтах. Правда, они не заметили другой процесс: в последние сто лет они стремительно теряли уважение мирового большинства.

29 комментариев
10 июня 2020, 13:00 • В мире

Черные свергли белых с постамента за дело

Черные свергли белых с постамента за дело
@ BART BIESEMANS/Reuters

Tекст: Дмитрий Бавырин

Европа и Америка прощаются с памятниками, некоторые из которых простояли веками: протесты чернокожих заставляют западный мир переоценивать свое прошлое. Газета ВЗГЛЯД выбрала пять монументов − жертв «черного бунта» и выяснила, что в ряде случаев эта «борьба с расизмом» имеет двойное дно. Более того, текущие события могут нанести серьезный удар по единству США и Евросоюза.

Демонтаж памятников усилиями толпы долгие годы был «визитной карточкой» Восточной Европы: когда коммунисты приходили к власти, на землю летели «истуканы старого режима», а в конце 1980-х то же произошло с советскими вождями.

Пережив ренессанс на Украине, «памятникопад» переместился в США и Западную Европу – взбесившаяся толпа уничтожает изваяния королей, генералов и меценатов. Белых людей заставляют отказаться от почитания великих деятелей прошлого ради политкорректного настоящего. И приходится признать, что иногда выдвигаемые чернокожими претензии обоснованы и справедливы.

Памятник Леопольду II в Антверпене, Бельгия

Статус: был осквернен и облит краской в ходе протестов, после чего власти города решили демонтировать монумент.

Второй по счету король Бельгии много чего учредил, ввел, построил и добился, поскольку правил страной долгих 44 года на паях с парламентом (местная монархия изначально была конституционной). По этой же причине он был кавалером огромного количества иностранных орденов, включая высшую награду Российской империи и РФ – орден Святого Андрея Первозванного. Несмотря на это, Леопольд еще при жизни получил славу монстра, поскольку превратил захваченный бельгийцами бассейн реки Конго в свои личные владения, после чего устроил там смесь мясорубки с потогонкой.

В обличении монарха как дельца, авантюриста и людоеда участвовала тогда вся мировая интеллигенция от Марка Твена и Артура Конана Дойла до Владимира Ленина и первопроходца кинематографа Жоржа Мельеса. Есть версия, что в значительной части столь негативный имидж Леопольда II предопределило то, что его коллегам во Франции и Британии резко не нравилась установленная бельгийцем монополия на конголезский каучук. Как бы там ни было, Конго считается примером самой жестокой европейской колонизации: о беспощадности бельгийцев к местному населению никто не спорит, спорят только о количестве жертв – от 2 до 15 миллионов человек.

Сейчас в бельгийском королевстве проживают немало выходцев из Конго, их неприязнь к Людовику II понятна и объяснима, однако снос монумента в Антверпене – сюжет гораздо более сложный, чем просто борьба с расистом. То, что кажется уступкой мигрантам и левым, по факту является очередным гвоздем в крышку гроба единой Бельгии, который осознанно вколачивают сторонники Республики Фландрия.

Не так давно газета ВЗГЛЯД подробно писала о них, о перспективах распада Бельгии и о взаимных претензиях нидерландоязычных фламандцев и валлонов-франкофонов. Упоминался в той статье и Барт де Вевер – лидер правой оппозиции, председатель крупнейшей в парламенте партии, сторонник независимости Фландрии и по совместительству мэр Антверпена. Этот город стал оплотом фламандских националистов, и очевидно, что Барт де Вевер испытал огромную радость, когда сносил памятник Людовику II – франкофону и символу подчиненного положения фламандцев. То есть чернокожие протестующие оказались лишь пешкой в сепаратистских играх, направленных против бельгийской короны и, как следствие, Евросоюза в целом.

 

Памятник генералу Роберту Ли в Ричмонде, штат Виргиния

Статус: осквернен протестующими, приговорен к демонтажу губернатором штата, однако суд ввел десятидневный мораторий на демонтаж.

Изваяния Ли, бывшего главнокомандующего армии конфедератов свергают с постаментов вот уже пять лет, но памятник в Ричмонде – особый случай. Этот город был столицей Конфедерации, а сам штат Виргиния – главным полем для битв гражданской войны и местом подписания капитуляции рабовладельцев, кроме того, это малая родина генерала. Еще недавно его там буквально боготворили, а роскошный памятник был возведен в 1889-м – через год после того, как день рождения Ли стал официальным праздником штата.

Старик, как его еще называли, ключевой персонаж истории не только КША и американского Юга, но и США в целом. Вашингтону он служил более 30 лет, располагал общенациональной славой и взял, помимо прочего, Мехико в ходе американо-мексиканской войны. Относительно успешными были и его действия в гражданскую, но северяне задавили числом, что не помешало Ли прослыть гениальным полководцем. Он был воспет потомками за честь и благородство, стал эдаким символом несгибаемого духа Диксиленда. В 1965 году власти даже решили восстановить историческую справедливость – официально вернули генералу американское гражданство, аннулированное после победы Севера.

Кстати, войсками рабовладельцев Ли стал командовать почти случайно, а до того категорически отвергал саму идею войны: Север безуспешно пытался заручиться его поддержкой в кампании против Юга, но генерал ушел в отставку и перешел на службу в армию родной Виргинии, которая вскоре вышла из США и вступила в Конфедерацию. Но ни этот факт, ни статус «самого уважаемого человека на Юге», ни все предыдущие заслуги не спасли Ли от пересмотра его исторической роли в сторону «проклятого расиста, воевавшего за право держать рабов».

Памятник Эдварду Колстону в Бристоле, Великобритания

Статус: снят с постамента и сброшен толпой в гавань.

Колстон для Бристоля – как Бахрушин для Зарайска и Москвы: богатый купец, вложивший в родной город колоссальное количество денег. Сделав капитал на продаже фруктов и тканей, он строил школы, больницы и церкви, создавал благотворительные фонты и учреждал стипендии.

Беда в том, что следующим бизнес-интересом Колстона после фруктов и тканей стали чернокожие рабы – он продавал их в Америку, пользуясь руководящими постами в английском монополисте этого черного дела, Королевской африканской компании.

Несколько школ и организаций, названных в честь работорговца, ранее уже сменили свое название. Памятник, поставленный благодарными горожанами в 1895 году, восстановлен, скорее всего, не будет, но на то, чтобы полностью стереть это имя с карты города, уйдет еще много времени – столь велик был материальный вклад Колстона в Бристоль.

Как бы там ни было, английских консерваторов в настоящий момент больше заботит Лондон, чем Бристоль. Мэр британской столицы Садик Хан поддерживает протестующих и уже распорядился создать комиссию, которая займется оценкой «этичности» лондонских монументов и топонимики: «под нож» должно пойти то, что связано с работорговлей. Реакция на это предложение оказалась, мягко говоря, неоднозначной: далеко не все убеждены, что судьбу лондонских монументов должен решать пакистанец.

Памятник Сесилу Родсу, Оксфорд, Великобритания

Статус: подвергался атакам, но уцелел, рассматривается официальное предложение о его демонтаже.

Родс был одним из самых богатых и влиятельных людей своего времени – генералом британского империализма. В представляемой им картине будущего Лондон управлял почти всем миром, включая Соединенные Штаты, а Африка должна была стать для британской монархии источником неиссякаемых богатств. В итоге он действительно сыграл решающую роль в колонизации Черного континента, и Родезия (ныне Зимбабве) получила свое имя именно в его честь.

Претензии к Родсу понятны – эксплуатация аборигенов, расизм, апартеид. Памятник в Университете Кейптауна (для ЮАР это даже более значимая фигура, чем для Британии) был снесен ранее, теперь же, судя по всему, настала очередь Оксфорда – университета, который Родс окончил и которому пожертвовал немало средств, в том числе учредив собственную стипендию.

Одним из ее лауреатов стал будущий президент США Билл Клинтон. Извинений за это от его канцелярии пока что не поступало.

Памятник Людовику XVI в Луисвилле, штат Кентукки

Статус: осквернен и поврежден протестующими, оторвавшими изваянию правую руку.

Людовик XVI из тех, кто пострадал вообще ни за что: он всего лишь тот, в честь кого крупнейший город Кентукки получил свое название. В свое время французы и Франция активно поддерживали молодое американское государство в пику Лондону, отсюда и такой жест в сторону короля от основателей Луисвилла.

Что же касается памятника, он был воздвигнут на два века позже – в 1967-м, и выступил подарком Луисвиллу от французского Монпелье после того, как эти города «породнились», то есть стали побратимами.

Ирония ситуации еще и в том, что Людовик XVI – это тот самый король, который лишился головы по итогам Великой французской революции (подробнее об этом газета ВЗГЛЯД писала здесь). Современные апологеты «свободы, равенства и братства» довольствовались каменной рукой.

..............