Алексей Нечаев Алексей Нечаев Дыра в конституции превращает Зеленского в диктатора

В ближайшие месяцы нас ждет увлекательный сериал, развязка которого может повлиять на ход СВО. Ведь одно дело, когда на Банковой в Киеве сидит формально легитимный президент, и совсем другое – когда там расселся коррумпированный диктатор.

6 комментариев
Дмитрий Губин Дмитрий Губин Украина – чемпион мира по нарушению прав человека

По сути, цели СВО – демилитаризация и денацификация Украины – есть принуждение функционеров этого государства к выполнению Всеобщей декларации прав человека. Честные европейские политики, если они там есть, должны были бы санкционное внимание направить на Украину, а вовсе не на Россию.

4 комментария
Сергей Миркин Сергей Миркин Команда Байдена готовится к плану «Б» по Украине

Отчет Сторча – это очень сильный аргумент в пользу того, чтобы не давать денег Украине, так как с поставками вооружений Киеву творится полный бардак. Если раньше это были просто подозрения республиканских политиков и журналистов, то теперь официально задокументированные факты.

7 комментариев
29 октября 2019, 12:38 • В мире

Марксизм вернулся в Германию назло Меркель

Марксизм вернулся в Германию назло Меркель
@ M. Popow/Imago/Global Look Press,
Bernd von Jutrczenka/DPA/Global Look Press

Tекст: Дмитрий Бавырин

На региональных выборах в Германии произошло историческое событие. Две партии, с приязнью относящиеся к России, заняли первое и второе место в одной из земель, задвинув традиционных игроков немецкой политики на третьи роли. Это ставит под угрозу наследие Меркель, дискредитирует русофобскую истерику в СМИ и возвращает на сцену верных друзей Советского Союза.

Немецкие «Левые» – партия относительно молодая, под этим брендом она существует всего 12 лет. Но идеологически и даже структурно – это прямые наследники Социалистической единой партии Германии, которая была правящей в стране под названием ГДР. После падения социализма ее никто не распускал и не запрещал, а в 2007-м она слилась с осколком социал-демократической партии –СДПГ (которая тогда, как и сейчас, правила страной на паях с Меркель).

С тех пор у «Левых» два лидера-сопредседателя, причем Катя Киппинг от того самого «осколка» кажется более известной и влиятельной, чем ее коллега Бернд Риксингер, который от «наших советских товарищей».

Конечно, идеология «Левых» не столь консервативна, как при Хонеккере, но местами весьма радикальна, пусть даже с точки зрения политологии радикализм и консерватизм – антонимы. Партия по-прежнему ориентирована на идеологию Карла Маркса и «все поделить», но при этом является приятно антиамериканской, благо стоит на антимилитаристских позициях.

Фонд, из которого эти марксисты черпают средства (а такой есть у каждой крупной партии в Германии), назван в честь Розы Люксембург.

Набрав в Тюрингии 31% голосов, «Левые» впервые победили на выборах в какой-либо из немецких земель – впервые с тех пор, как пала Берлинская стена. И стоит подчеркнуть вот что: несмотря на то, что маленькая (чуть более двух млн жителей) Тюрингия прежде входила в ГДР, а в землях бывшей ГДР контрсистемные партии популярнее, чем на Западе, это самая развитая и благополучная земля Восточной Германии наряду с Саксонией.

То есть вполне зажиточные бюргеры, для которых до столицы недавно специальные скоростные поезда пустили, неожиданно выбрали красную партию. А второе место отдали «невыносимой» «Альтернативе для Германии», у которой 23,4% с ростом на 12,8 процентных пункта с предыдущих выборов, что тоже своеобразный рекорд.

Об этой партии газета ВЗГЛЯД писала неоднократно, повторим главное: «АдГ» является выразителем интересов тех немцев, кто против принятия мигрантов, исламизации страны, содержания Восточной и Южной Европы за счет германских налогоплательщиков, всевластия Брюсселя, глобалистских ценностей, единой валюты евро и войны санкций с РФ.

Проще говоря, если бы вопрос антироссийских санкций решал не бундестаг в Берлине, а земельный парламент Тюрингии, после этих выборов санкции были бы отменены.

«Левые» такие же их противники. Разделяют они чувства «АдГ» и в отношении к Брюсселю. Но в остальном эти партии антагонисты, для наследников Хонеккера союз с «буржуазными фашистами» невозможен. Пока что.

В этом-то и кроется проблема вроде бы торжествующих «Левых». На выборах они прежде, повторимся, не побеждали, но в Тюрингии являлись правящей партией: на голосовании в 2014-м они пришли вторыми после ХДС Меркель, но сколотили коалицию большинства из СДПГ и «Зеленых» (так называемая красно-красно-зеленая или, как писали в наших СМИ, «приднестровская» коалиция – по цвету флага ПМР), поставив во главе своего человека – Бодо Рамелова.

На фоне земель бывшей ГДР Тюрингия выделяется зажиточностью (фото: Martin Schutt/DPA/Global Look Press)

На фоне земель бывшей ГДР Тюрингия выделяется зажиточностью (фото: Martin Schutt/DPA/Global Look Press)

Нынешний триумф «Левых» компенсируется обрушением результатов СДПГ и проседанием милых сердцу Греты Тумберг «Зеленых». Как следствие, коалиция состоится, только если три левые партии пригласят в нее идеологически чуждых ей либералов, которые набрали 5%. Заложенная в этой ситуации конфликтность допускает возможность перевыборов – такова ирония немецкой политики.

Если, конечно, «Левые» и «нерукопожатная» «АдГ» не сформируют, вопреки всем и всему, собственную коалицию, введя Берлин в предынфарктное состояние.

Традиционные для ФРГ умеренные левые из СДПГ просели потому, что являются младшим партнером в коалиции стремительно теряющей популярность Меркель. По их логике, они сдерживают негативное влияние на страну консерваторов и лично канцлерин, по логике избирателей – являются полноценными соучастниками той политики, которая всем уже обрыдла

О том, что эту старейшую партию Германии фактически приносят в жертву амбициям Меркель, газета ВЗГЛЯД подробно писала в этом тексте. Но вряд ли консерваторы будут рады гибели привычного конкурента, сдающего свои позиции в пользу настоящих марксистов в бывшей ГДР и крайне обременительных для промышленности «Зеленых» на западе страны.

Сами консерваторы тоже теряют прежний электорат, который, назло будто бы оглохшим элитам, стал активно голосовать за «АдГ», где апеллирует к патриотизму немцев и их усталости от того, что они вынуждены ужиматься в пользу небогатых стран ЕС и беженцев с Ближнего Востока.

Как следствие, «альтернативщики» уже стали второй политической силой в восточных Саксонии и Бранденбурге, но их популярность на западе также растет. Пока старая политическая система, кряхтя, еще держится на неформальном пакте, по которому никто не смеет формировать правительство вместе с «фашистами» из «АдГ», но с каждыми новыми выборами соблюдать это правило все сложнее, несмотря на однозначную поддержку СМИ, бойкотирующих «Альтернативу» и ставящих избирателю ультиматумы типа «или Меркель, или фашисты».

С каждым годом это получается все хуже. Тюрингия – это, помимо прочего, первый случай, когда ни одна из двух системообразующих партий (ХДС и СДПГ) не вошла хотя бы в «двойку» лидеров. На маленькой, но довольно успешной восточногерманской земле участники правящей коалиции внезапно превратились в партии второго порядка. Для них это тяжелый удар – и политический, и психологический. Противником пройден рубеж, который прежде худо-бедно удавалось удерживать.

Причем это произошло в условиях, когда агитировать за ХДС в Тюрингию приехала Аннегрет Крамп-Карренбауэр – министр обороны, председатель ХДС и преемница Меркель, чтоб не сказать ее сестра-близнец. Политик, призванный продолжить политику нынешнего канцлера после ее ухода на пенсию, не в состоянии завоевать должной популярности у избирателей – вот что показала Тюрингия.

Идет к тому, что намерение Меркель закрепить свой курс через Крамп-Карренбауэр в конечном счете будет обнулено партийным большинством ХДС (при горячей поддержке ее баварского филиала ХСС, где давно жалуются на «нашествие мигрантов»). И довод у этого большинства будет железный, как Бисмарк: вы попробовали – у вас не получилось, а сдавать страну марксистам из «Левых» и «фашистам» из «АдГ» мы не имеем права.

Другими словами, происходящее сейчас на региональных выборах в ФРГ не гарантирует того, что скоро старую политическую систему сомнут, а к власти придут прежде маргинальные партии. Задел прочности у этой системы еще есть – он обусловлен серьезными противоречиями между теми же «Левыми» и «АдГ».

Но оно практически гарантирует то, что непопулярная политика Меркель впоследствии будет пересмотрена. Очень возможно, что это касается и ее политики в отношении России. Результаты двух условно «пророссийских» партий в Тюрингии на уровне русофобской истерики в немецких СМИ как бы намекают, что русофобия морально устарела. На столь дешевую разводку немцы больше не ведутся.

..............