Марина Хакимова-Гатцемайер Марина Хакимова-Гатцемайер Женский фронт спасает жизни и души

Каждого из нас спросят: а что ты делал во время этой войны? И русские женщины отвечают на него с опережением. Они прекрасно понимают, что способность отдавать – это и есть то, что делает нас живыми.

0 комментариев
Игорь Мальцев Игорь Мальцев Швейцарский саммит забыли еще до его начала

Вместо того, чтобы лететь в Швейцарию, Байден устроил мегатусовку с актерами Голливуда – Джордж Клуни и Джулия Робертс призывают выступить единым фронтом против Трампа. Дедушка рыдает от умиления. Какая Украина, какой саммит? Где это, вообще?

3 комментария
Кирилл Аверьянов Кирилл Аверьянов Что стоит за самым крупным скандалом в истории ОДКБ

Отношения Армении с США повышены до уровня стратегического партнерства – вот где зарыта главная «собака» поведения Пашиняна. Все идет к тому, чтобы окончательно выбить Армению из общего постсоветского ряда, сделать ее бастионом евроценностей на Кавказе, перманентным источником проблем.

11 комментариев
24 апреля 2024, 16:30 • Общество

Боевой ледокол будет отстаивать российские интересы в Арктике

Правда и победа
Боевой ледокол будет отстаивать российские интересы в Арктике

Tекст: Александр Тимохин

Россия начинает испытания первого в истории отечественного ВМФ специализированного патрульного военного ледокола «Иван Папанин». Военно-морскому флоту остро необходимы корабли подобного класса. «Иван Папанин» станет идеальным инструментом сдерживания американских попыток давления на Россию в Арктике.

Военный ледокол «Иван Папанин» проекта 22550 готовится выйти на заводские ходовые испытания со штатным экипажем на борту. «Военные моряки приняли у заводчан материальную часть и приступили к ее освоению. Выход на заводские ходовые испытания в море состоится уже летом», – сообщает Минобороны России. Как заявляется, экипаж «полностью готов к проведению испытаний первого в России патрульного ледокола».

Как озвучивалось ранее, корабль должен быть передан флоту в 2024 году. Еще три корабля данного проекта сейчас в постройке: «Николай Зубов» – для ВМФ, еще два, «Пурга» и «Дзержинский» – для Береговой охраны. Вступление в строй даже одного такого ледокола должно дать ВМФ ряд принципиально новых возможностей.

Арктика и военные ледоколы

Идущая на Украине специальная военная операция отвлекает внимание общественности от других потенциальных театров военных действий (ТВД). Но стоящие на этих ТВД задачи никуда не исчезли. В полной мере это касается и арктического ТВД, воевать на котором призван Северный флот ВМФ России.

Полярная шапка Северного Ледовитого океана служит укрытием для наших атомных подлодок, вооруженных баллистическими ракетами – морской составляющей стратегических ядерных сил. Арктика интенсивно осваивается отечественными добывающими компаниями. На Северном морском пути (СМП) имеется регулярный морской транзит с потенциалом к росту. По нему же вывозится на экспорт сжиженный природный газ.

США постоянно пытаются оспаривать позиции России в регионе, в том числе различными демонстративными действиями и сбором разведданных. Не так давно американский ледокол «Хили» (Healy) Береговой охраны США прошел по маршруту от Берингова пролива до норвежского Тромсе. Американские и британские подлодки проводят операции по поиску наших подлодок подо льдом. Рост напряженности в отношениях с США, который будет только нарастать, неизбежно приведет к интенсификации американских действий в Арктике.

Свои действия в Арктике США открыто называют «провокациями». Цель США, как заявляется американскими военными, не позволить России господствовать в Арктике и контролировать Северный морской путь. О возможности таких провокаций на СМП официально заявляют и в Минобороны России. И одна из таких провокаций США давно планируется и провозглашается – так называемая Операция по защите свободы судоходства на нашем Северном морском пути. Если не углубляться в подробности – это злостное злоупотребление так называемым правом мирного прохода, когда военный корабль одной страны быстро и без остановок проходит через территориальные воды другой, не ведя недружественных действий и не включая разведывательное оборудование.

Такой проход гарантирован 19-й статьей Конвенции ООН по морскому праву – и ничего особенного в таком проходе по форме нет. Но американцы, во-первых, не ратифицировали эту Конвенцию. Во-вторых, посылают свои корабли целенаправленно в чужие территориальные воды – этот проход и есть их цель. Кроме того, они используют эти проходы в пропагандистских целях, выставляя себя «защитниками мировой свободы судоходства».

«В Арктике США важно отстоять международный статус проливов СМП и показать, что военные корабли могут проходить через них, не запрашивая никакого разрешения», – указывал по этому поводу руководитель рабочей группы по исследованию политики США и их союзников в Мировом океане ИМЭМО им. Е. М. Примакова РАН Павел Гудев.

Единственное, что сдерживает пока США, это опасения, что с их единственным пригодным для Арктики ледоколом «Хили» что-то произойдет в наших территориальных водах. В случае любой аварии ледокола США окажутся полностью беспомощными в Арктике, им придется принимать помощь России, что окажется колоссальным политическим провалом Вашингтона.

Но, во-первых, США могут рискнуть. А главное, у США есть своя ледокольная программа, и один корабль уже заложен. Первый тяжелый ледокол с дальностью хода более 10 тыс. километров у США может появиться в 2028 году.

Действительно, у России гораздо больше ледоколов, чем у Соединенных Штатов, однако все эти ледоколы проектировались как гражданские, и они заняты проводкой судов по СМП. На их борту нет ни оружия, ни средств радиоэлектронной борьбы, ни систем специальной военной связи, да и нормы живучести у них не военные.

Для парирования потенциальной угрозы России нужно было несколько военных ледоколов специальной постройки, вооруженных лучше, чем будущие тяжелые ледоколы Береговой охраны США. Нужны были корабли, которые могли бы, например, вести слежение за американским ледоколом во льдах, способные выиграть бой с легковооруженным ледоколом, способные нести военный вертолет на борту и морскую пехоту. И вот теперь такой корабль впервые выходит на испытания.

Ледяные поля сражений

У боевых российских ледоколов будет масса задач. Дело не только в противодействии американским провокациям и слежением за тем, что США делают у российских берегов в Арктике. В будущем флоту придется начать систематические подледные учебные торпедные стрельбы. И для их обеспечения нужны военные ледоколы.

Неизбежно встанет вопрос об организации в Арктике полноценной гидроакустической системы освещения подводной обстановки, чтобы полностью владеть информацией о том, что происходит под водой. И это тоже невозможно обеспечить без военных ледоколов.

Военный ледокол – отличный инструмент давления на противника.

Не только американцы могут курсировать у наших берегов, мы тоже можем. Демонстративный десант взвода морской пехоты на лед в паре миль от американских территориальных вод тоже сможем. Просто чтобы они не забывали, что Россия не где-то там в Европе, нет – мы с США соседи. При организации американцами каких-либо временных военных баз на льду корабль сможет осматривать их в упор. В случае реальной войны в Арктике новый ледокол сможет проводить военные конвои через льды.

То, что ВМФ получает два корабля – вполне логично, такое количество позволит всегда иметь готовый к бою и походу корабль, а больше и не нужно. То, что Береговая охрана получает два таких же корабля, тоже очень хорошо – задач во льдах у них не меньше, чем у ВМФ, а их небольшие ледоколы проекта 97-П невелики по водоизмещению и требуют обновления. Но до этого еще несколько лет.

Для ВМФ России новая – «ледовая» – эра наступает уже в этом году, с вступлением в строй головного корабля. И без работы «Иван Папанин» точно не останется.

..............