Владимир Добрынин Владимир Добрынин В Британии начали понимать губительность конфронтации с Россией

Доминик Каммингс завершил интервью эффектным выводом: «Урок, который мы преподали Путину, заключается в следующем: мы показали ему, что мы – кучка гребанных шутов. Хотя Путин знал об этом и раньше».

13 комментариев
Тимофей Бордачёв Тимофей Бордачёв Выстрелы в Фицо показали обреченность Восточной Европы

Если несогласие с выбором соотечественников может привести к попытке убить главу правительства, то значит устойчивая демократия в странах Восточной Европы так и не была построена, несмотря на обещанное Западом стабильное развитие.

7 комментариев
Евдокия Шереметьева Евдокия Шереметьева «Кормили русские. Украинцы по нам стреляли»

Мариупольцы вспоминают, что когда только начинался штурм города, настроения были разные. Но когда пришли «азовцы» и начали бесчинствовать, никому уже объяснять ничего не надо было.

50 комментариев
16 ноября 2022, 11:54 • Общество

Уничтожение военной техники ВСУ принесет материальное удовлетворение

Уничтожение военной техники ВСУ принесет материальное удовлетворение
@ Минобороны РФ/ТАСС

Tекст: Алена Задорожная

Стали известны размеры выплат участникам спецоперации за уничтожение украинской техники. Они составляют от 300 тыс. рублей за самолет до 50 тысяч за БТР или САУ. Если оценить все потери ВСУ с начала СВО, то сумма премий за них составила бы уже около 1,5 млрд рублей. Подобная поощрительная практика существовала в годы Великой Отечественной войны. Станет ли нынешнее премирование дополнительным стимулом для участников СВО?

Участники российской спецоперации на Украине получают поощрение за уничтожение вражеской техники. Как выяснил телеканал «Звезда», самую большую сумму – в размере 300 тыс. рублей (около пяти тысяч долларов США) – выплачивают за уничтожение самолета. Один подбитый вертолет оценен в 200 тыс. рублей, а беспилотник – 50 тыс. рублей.

За один уничтоженный украинский танк поощрение составляет 100 тыс. рублей. В эту же сумму предусмотрено вознаграждение отличившимся за уничтожение живой силы противника и за выполнение других задач. Вдвое меньше оценивается уничтожение бронемашин, БТР, многоцелевых транспортеров, самоходных артиллерийских установок, комплексов С-300, «Бук», «Тор», «Оса», боевой машины РСЗО. Кроме того, военнослужащим будут дополнительно выплачивать по 8000 рублей за каждые сутки непосредственного участия в активных наступательных действиях.

Напомним, что сейчас минимальная сумма денежного довольствия мобилизованного составляет 195 тыс. рублей. Она включает в себя ежемесячную социальную выплату и денежное довольствие военнослужащего, зависящее от оклада по воинской должности, оклада по воинскому званию и выслуги лет.

Можно предположить, что с учетом количества уничтоженной украинской техники, данные о которой публикует Минобороны, сегодня выплата поощрений за всю уничтоженную с начала спецоперации технику составила бы около 1,5 млрд рублей. Арифметический расчет показывает: за уничтоженные 333 самолета могло бы полагаться вознаграждение почти в 100 млн рублей, за 176 вертолетов – более 35 млн рублей. Уничтоженные более 2,5 тыс. беспилотников потянули на более 125 млн рублей. Более 6600 подбитых танков и других боевых бронемашин обошлись бы в 661 млн рублей, а 7227 единиц специальной военной автомобильной техники – в 361 млн рублей.

«Выдавать военнослужащим дополнительное поощрение за уничтожение техники противника – нормальная практика, которая отработана годами. Напомню, что в годы Великой Отечественной войны за подбитые танки и самолеты также выдавали премиальные. И это при том, что финансовое положение нашего государства было не самым хорошим. Сейчас, к счастью, дела обстоят гораздо лучше», – сказал газете ВЗГЛЯД военный эксперт Алексей Леонков. Тоже обратил внимание на опыт времен Великой Отечественной и аналитик Борис Рожин.

В своем Telegram-канале Рожин напомнил, что в годы ВОВ денежное вознаграждение выдавалось летчикам за бомбардировки Берлина. В середине августа 1941 года был издан приказ о материальном поощрении летчиков всех видов авиации – один сбитый вражеский самолет оценивался в 1000 рублей. «В исторических военных фильмах часто можно увидеть героические сцены подрыва танка с помощью гранаты или «коктейля Молотова». За такой подвиг боец получал премию в размере 1000 рублей. Если танк уничтожала группа солдат, то на всех выдавалось полторы тысячи рублей», – рассказал Рожин.

Как и в годы ВОВ, так и сейчас материальная помощь за уничтоженную технику – необходимая вещь для дополнительной мотивации бойцов, отмечает Леонков. «Как бы то ни было, получить премию, которую потом можно отправить домой, захотят многие. Кроме того, подобный подсчет уничтоженной техники исключает байки о том, как условно одним снарядом было уничтожено чуть ли не десять танков», – продолжил собеседник.

Названы размеры поощрений за уничтожение украинской военной техники в ходе СВО. Как вы их оцениваете?




Результаты
21 комментарий

«Отмечу, что при использовании многих видов современного оружия задействован не один боец, а сразу несколько. Так, например, если танковая бригада состоит из трех человек, то при поражении машины противника они поделят предусмотренные 100 тыс. рублей между собой. Аналогичная ситуация должна быть и с другими вооружениями», – уверен эксперт.

В свою очередь член-корреспондент Академии военных наук Александр Бартош подчеркнул, что российские летчики и пехотинцы «сражаются не за денежное вознаграждение, а выполняют боевую задачу, защищают Родину». При этом, отмечает эксперт, материальная поддержка отличившихся бойцов крайне важна. Более того, сумма поощрений для людей, рискующих собственной жизнью, «должна быть выше и составлять одну десятую стоимости подбитой техники», полагает эксперт.

Бартош также напомнил, что во времена Великой Отечественной войны летчикам и зенитчикам выплачивали материальные поощрения, «но они были небольшие с учетом состояния страны». Сейчас возможны и существенные выплаты, вновь отметил собеседник. «Один МиГ-29 и Су-25 украинских ВВС стоят десятки миллионов рублей.

300 тысяч рублей за сбитый самолет – это неплохо, но нужно соотнести это со стоимостью уничтоженной техники».

Собеседник, как и коллеги-эксперты, полагает: если в уничтожении техники участвовала группа людей, то сумма должна делиться между ними поровну. Во времена ВОВ такая техника считалась уничтоженной в групповом бою. Кроме того, не должно возникнуть проблем с предъявлением фактов о том, что та или иная техника была уничтожена конкретным бойцом или расчетом. «Истребители снабжены средствами видеоконтроля. Воздушный бой записывается на видео и можно легко определить, кто как участвовал. Сейчас уничтожение вражеской техники происходит на больших расстояниях: определил, нашел, прицелился, выпустил ракету», – пояснил собеседник.

Уничтожение наземной техники можно отслеживать с помощью беспилотников, которые определяют степень нанесенного ущерба, будь то танк, БТР или мост. Если вновь обратиться к опыту Великой Отечественной войн, то тогда уничтожение вражеского самолета должна была подтверждать пехота: мол, «на переднем крае шел воздушный бой, мы видели, как наш сбил немецкого «Мессершмитта». Сейчас наличие видеофиксации облегчает задачу. «Видеоматериалы служат достаточно авторитетным свидетельством, что цель уничтожена», – подчеркнул Бартош. 

..............