Взгляд
23 октября, вторник  |  Последнее обновление — 16:47  |  vz.ru
Разделы

Как Пастернак стал частью «большой игры» СССР и Запада

Дометий Завольский, историк-архивист
Недоброжелатели СССР достигли того, к чему стремились. Россию «Доктора Живаго» полюбили миллионы людей по всему миру. За это можно сказать спасибо и Пастернаку, и тем, кто так жестоко с ним обошёлся. Подробности...
Обсуждение: 12 комментариев

Как Джамал Хашогги испортил дело Скрипалей

Кот Скрипаля, Нэш Ван Дрейк, невинно убиенный кот бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля
Разница в делах Скрипаля и Хашогги не в том, что один после покушения выжил, а второго расчленили. А в том, что первая история была срежиссирована, а вторая свалилась как снег на голову и все испортила. Подробности...
Обсуждение: 34 комментария

Пять главных ошибок русских на Украине

Юрий Ткачёв, журналист
Мы, живущие на Украине русские, много пишем о том, что не так у наших врагов, украинских националистов. Но при этом молчим о собственных ошибках. А мы их, безусловно, наделали. Подробности...
Обсуждение: 64 комментария

    В Китае открыли самый длинный в мире морской мост

    В Китае открыт самый длинный в мире морской мост. Длина сооружения – 55 км, срок службы рассчитан на 120 лет. Тоннельно-мостовой переход в дельте реки Чжуцзян связал три приморских города – Гонконг, Макао и Чжухай. Движение транспорта планируется запустить на днях
    Подробности...

    Опубликованы рассекреченные фотографии легендарного разведчика Абеля

    Опубликованы ранее засекреченные фотографии легенды советской разведки Рудольфа Абеля (слева) с состоявшейся в 1968 году встречи с создателем отечественной школы морского ракетостроения Виктором Макеевым
    Подробности...

    В керченском колледже сработало взрывное устройство

    На первом этаже политехнического колледжа Керчи – в столовой – прогремел взрыв. В обеденное время там находились десятки человек. По предварительным данным, погибли не менее десяти человек, порядка полусотни ранены. В качестве причины взрыва называется неустановленное взрывное устройство
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Медведев анонсировал введение санкций против сотен украинцев

        Главная тема


        Банда мигрантов годами насиловала малолетних британок

        «Вы обнаглели, русские!»


        В Казахстане россиянку с ребенком выгнали с детской площадки

        раскол православия


        Московский патриархат ответил на заявление Варфоломея об отсутствии выбора у Русской церкви

        система ПВО


        В США объяснили, почему «не стоит шутить» с С-400

        Видео

        «по принципу зеркальности»


        Эксперты предсказали, как Россия ответит на украинские санкции

        «За что судить?»


        Военного летчика делают преступником за случайную ошибку

        обеспечение золотом


        Рублю предлагают повторить историю американского доллара

        «вы что творите?»


        Зачем Трамп разрывает исторический договор между Россией и США

        Экологические проблемы


        Зачем глава Владикавказа обидел Урал

        «исторический договор»


        Дмитрий Дробницкий: Это тот редкий случай, когда любую ответную реакцию Москвы в США оправдали заранее

        «переломанная Россия»


        Дометий Завольский: Низвержение в подлость – это когда глумятся над истребленными государственной пугачевщиной

        «шокирующее зло»


        Сергей Худиев: Травля сектантов меняет нас к худшему и блокирует анализ трагедии в Керчи

        на ваш взгляд


        Верите ли вы, что после смерти вас ждет:

        Дальний Восток преодолел антимосковские настроения

        «Владивосток или, например, Хабаровск, или Магадан – точно такая же русская Европа»   13 июля 2018, 12:44
        Фото: Юрий Смитюк/ТАСС
        Текст: Юрий Васильев,
        Владивосток – Москва

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        «С падением рубля стало меньше и китайских рынков, и кафе-«чифанек», и мелкого бизнеса. Скорее ты во Владивостоке таджика найдешь или узбека», – рассказал газете ВЗГЛЯД писатель Василий Авченко. По его словам, отток людей с Дальнего Востока продолжается, но антимосковские настроения ослабли – у региона появилась надежда.

        «Правый руль» ушел на реэкспорт – в Японию, откуда и пришел. К автопрому эта новость отношения не имеет, но и в области литературы перевод книги современного российского писателя на японский не столь частое дело. Проект по укоренению «Правого руля» (2009) Василия Авченко – по факту полноценной монографии о том, чем стало нашествие праворульных «японок» для Дальнего Востока и как подержанные авто с той стороны Японского моря превратились в России в культурно-идеологический феномен – длился несколько лет.  

        «Менялись переводчики, банкротились издательства, – объясняет Авченко. – Я старательно объяснял переводчикам по ту сторону Японского моря, что такое «шушлайка» и «трахома», «липучая гадость» и «молотит на постоянку», «зачётный агрегат» и «голимые понты»...

        И вот. Спасибо издательству «Гундзося» и переводчику Мотои Кавао, проявившему редкий энтузиазм. Открываем восточный фронт литературной экспансии, а с автором – говорим о жизни на Дальнем Востоке, об особенностях местного менталитета, о разнице «там» и «тут».

        «Правый руль – образ жизни»

        ВЗГЛЯД: Чисто русский вопрос: на какой слог ударять «Гундзосю»?

        Василий Авченко: В японском языке нет ударений в нашем понимании. Это мы по привычке хотим куда-то ударять. Нам, конечно, кажется, что на «о». А на самом деле – никак. Гун дзо ся. Хотя специалисты-японоведы говорят об особом, «музыкальном» ударении. Ещё и трёх типов.

        ВЗГЛЯД: Что еще следует знать о стране «правого руля» в России – о том, чего нет здесь?

        Василий Авченко (фото: facebook.com/vasily.avchenko)
        Василий Авченко (фото: facebook.com/vasily.avchenko)

        В. А.: Япония вплоть до середины XIX века была сверхзакрытой от мира страной. Потом многое изменилось, но и сегодня порой кажется, что это – другая планета.

        Вообще, если есть представление, что Владивосток – город наполовину японский или китайский, то это ложное представление. Экспансия соседей по Дальнему Востоку сюда, во Владивосток, – это миф. Есть вещевые китайские рынки, есть праворульная автомобильная субкультура, есть корейская шпатлёвка – вот, собственно, и всё. А насчет взаимопроникновения российской и восточной культур, если оно и есть, то в зачаточном состоянии. Илья Лагутенко пять лет проводил здесь международный музыкальный фестиваль V-ROX, но в этом году и его не будет.

        ВЗГЛЯД: Даже при том, что «открыт закрытый порт»?

        В. А.: И даже не в этом дело. Да, в советское время Владивосток был городом закрытым, сейчас это открытый город и даже так называемый свободный порт. А по сути дела и в советское время моряки загранплавания из той же Японии или Америки везли пластинки, сигареты, предметы для фарцовки.

        ВЗГЛЯД: Забытое слово. Пояснять будем?

        В. А.: Да не надо. Кто не в курсе, тот посмотрит. Гугл: «фарцовка»... Так вот, объемы изменились, товаров стало больше – но Япония по-прежнему осталась не сильно открытой для нас страной. Китай более открыт. Но и то...

        Родство по языку, культуре, общей исторической судьбе – куда важнее, чем географическое положение, соседство. Наш Дальний Восток остается зоной, условно говоря, европейской – если мы понимаем Россию как Европу, то есть не Азию: не Японию, не Китай, не Иран... Владивосток или, например, Хабаровск, или Магадан – точно такая же русская Европа. С маленькими интересными региональными особенностями.

        ВЗГЛЯД: То есть плоды экспансии того же правого руля на Дальнем Востоке в итоге оказались не только освоены, но и присвоены русским менталитетом?

        В. А.: Безусловно! И более того. Для нас правый руль стал тем, чем он не являлся и не является для японцев. Для них это – просто машина, как для нас были «Жигули». Средство передвижения.

        А для нас, для Дальнего Востока, правый руль – образ жизни. Часть культуры. Основа речи – по крайней мере, жаргона.

        Японцы сюда приезжают, мы с ними беседуем – они удивляются: «Надо же, вы о наших машинах знаете больше, чем мы!»

        ВЗГЛЯД: Как и о западных группах. Кстати, у вас какая первая пластинка была из фирменных?

        В. А.: Высоцкий, фирмы «Мелодия». Я никогда особым фанатом музыки не был. Ребята постарше – да, торговали пластинками, менялись. И, конечно, «Дип папл» в России больше чем Deep Purple. Обычная вещь – сначала советская, теперь вот российская. Дело даже не в «низкопоклонстве», просто в нашей культуре многое попавшее извне приобретает свои, не всегда похожие на оригинал черты.

        ВЗГЛЯД: Как в фильме «Стиляги»: «Пойми, на Бродвее никто так, как мы, не ходит»?

        В. А.: Примерно. С поправкой на то, что есть столицы. Есть портовые города. Есть города материковые. Есть райцентры, рабочие посёлки, деревни. И везде все это – восприятие внешнего – проистекает чуть по-разному. А так – страна и страна. Единая, не побоюсь этой формулировки, Россия.

        «Народ за машины теперь держится»

        ВЗГЛЯД: Как думаете, что могут узнать японские читатели из «Правого руля» Василия Авченко?

        В. А.: Понятия не имею, что они оттуда могут вычитать. Я очень надеюсь на адекватность перевода. Мне бы хотелось, чтобы «Правый руль» прочитали в Японии – как абсолютно нашу, российскую историю. И политическую, и экономическую, и всякую.

        ВЗГЛЯД: Что такое жизнь после битв за правый руль – когда на подержанных «японок» ополчилась власть, от законодателей до ОМОНа, приезжавшего во Владивосток из-под Москвы разгонять демонстрации протестующих против пошлин на зарубежный автопром?

        В. А.: Да, пик был десять лет назад – пик протестов. Ну что же, пошлины поднялись, рынок было просел, а потом потихонечку стал восстанавливаться.

        ВЗГЛЯД: Был я на Зеленом углу, некогда знаменитом владивостокском авторынке. Что-то не похоже на то, что описано у вас.

        В. А.: Так это случилось позже. Рынок подержанных машин прибило последним сильным падением рубля несколько лет назад. Раньше здешний человек брал на лето заднеприводной «марк», осенью продавал его – даже масла не поменяв. А на зиму брал что-нибудь полноприводное, чтобы штурмовать обледеневшие сопки Владивостока. Весной продает – опять что-то полегче берет. Многие даже не ставили машины на учёт, ездили на «транзитах».

        ВЗГЛЯД: Не то теперь?

        В. А.: Ездят по десять, по пятнадцать лет. То ли широкие массы населения стали победнее, то ли машины стали дороже – но народ за них теперь держится. С другой стороны, многие пересели за левый руль. В процентах сложно сказать, но сейчас леворульных гораздо больше, чем лет десять назад: тогда это были либо какие-то госструктуры – и то не все, либо просто состоятельные люди. Которые покупали не «японцев», а европейские машины премиум-класса. Сейчас левый руль постепенно становится массовым. Кто в салонах покупает, кто заказывает на автомобильных аукционах – но не в Японии, а в США. Российские тоже есть – правда, немного.

        ВЗГЛЯД: То есть рынок авто в любом случае уже другой?

        В. А.: Конечно. И качественно, и количественно. Десять лет назад на пике через дальневосточные таможни ввозилось до полумиллиона подержанных машин в год. Сейчас – наверное, на порядок меньше. Тема правого руля не то чтобы сходит на нет – еще долго не сойдет. Но она перестала быть такой болезненной, определяющей: «Это наша особенность, изюминка, как мы без нее будем жить». Идентификация через правый руль осталась – но градус накала, по моему ощущению, уже не тот.

        «Европа дошла до Тихого океана»

        ВЗГЛЯД: Ну тогда вам и отвечать на вопрос, что такое Владивосток сейчас?

        В. А.: Не знаю, получится ли. Давно пытался сформулировать, но... Не перебирать же расхожие штампы – море, портовый город, азиатское соседство, романтика и авантюризм, браконьеры и контрабандисты «в флибустьерском дальнем синем море...»

        ВЗГЛЯД: А почему бы не перебрать, кстати?

        В. А.: Боюсь обобщений, они всегда упрощают и огрубляют картину. Это все есть, но я бы определял Владивосток иначе. Мне нравится такой образ: точка на границе стихий. Суша – море: разные способы жизни, передвижения, освоения пространства. И тут же – другая граница: Европа – Азия.

        ВЗГЛЯД: Куда Урал денем?

        В. А.: Так не географическая же. Культурно-идеологическая, скорее. И потом, давайте все же вспомним, что с тех пор, когда Урал сделали границей, прошло очень много времени.

        Россия выросла. И Европа дошла до Тихого океана. Одна из границ с Азией – на нашем Дальнем Востоке.

        ВЗГЛЯД: Кажется, именно в «Правом руле» впервые масштабно был использован термин «Тихоокеанская Россия». Мне он нравится уточнением места действия – какой, собственно, страны этот самый Восток.

        В. А.: Термин не мой, но мне тоже нравится. Сейчас его стали активно продвигать эксперты, ученые – не в том смысле, чтобы переименовывать Дальний Восток, а просто используя и Тихоокеанскую Россию как синоним. Отдельная тема. «Дальний Восток» – это как бы взгляд с «материка», из Москвы. Северо-Запад – Питер, Юг – Крым. Но наша широта та же, что и у Крыма. Мы – если совсем правильно – юго-восток с точки зрения формальной географии и с позиций москвоцентризма.

        ВЗГЛЯД: Кстати, москвоцентризм плох?

        В. А.: Не убеждён. Может, наоборот – вдруг в нем сила всей страны? Просто москвоцентризм есть – даже в самом понятии «Дальний Восток»: далеко и на востоке. Вот наши ученые и говорят, что надо использовать «Тихоокеанскую Россию» и тем самым уходить от островного синдрома, синдрома временщиков, вахтового сознания. Подчеркивать целостность страны, ее общность... Мы же не говорим, что Санкт-Петербург – Дальний Запад? А для нас он таковым и является, между прочим. Это один плюс.

        Второй плюс – что упоминается Тихий океан. Не просто территория, но еще и акватория. А это выход на страны АТР, на Австралию, на Индонезию, на США, на что угодно. Кто выходит туда? Россия выходит. Тоже ведь хорошо это закрепить в сознании... Хотя, с другой стороны, мы за ХХ век так привыкли к Дальнему Востоку, к слову «дальневосточник» – это звучит хорошо, гордо, как «сибиряк», «северянин»... Положительно воспринимается слово. По крайней мере, здесь. И никто от этого слова отказываться тут не собирается. Может, «Дальний Восток» и «Тихоокеанская Россия» будут существовать на равных... Поглядим, правда. Язык – живой, он сам разбирается.

        ВЗГЛЯД: Десять лет назад вы писали, что далеко не каждый из ваших знакомых был в Москве и вообще «на Западе». Сейчас это изменилось?

        В. А.: Есть ощущение, что в Москву, Питер, другие города России теперь ездят чаще. И билеты субсидированные появились – если успеть купить, конечно. Сколько ни пытался попасть на дешевые отсюда – никак, все время заканчиваются. Хоть за три месяца ищи, хоть за шесть. Но в целом да, программа увеличения доступности поездок по России начата. И надеюсь, что она станет чем-то вроде нацпроекта.

        «В США легче уехать по менталитету»

        ВЗГЛЯД: Уезжать-то с Дальнего Востока на «Запад» – а также на запад и восток – стали меньше?

        В. А.: Отток продолжается, абсолютно точно. И средних лет, и особенно молодых: собственного жилья нет, семьи нет – взял и поехал. На днях снова знакомые уезжали – в Питер и в Москву. Владивосток, правда, держится – стабильные 600 тысяч с копейками. И даже чуточку растёт за счет тех, кто едет из райцентров, из сёл: там мало работы. Но всё равно уезжают. Москва, Питер, Калининград, Краснодар.

        ВЗГЛЯД: В Китай не едут?

        В. А.: Только те, кто работает тут с китайцами – либо погружен в культуру Китая. Все же в те же США легче уехать по менталитету. Да и с падением рубля стало меньше и китайских рынков, и кафе-«чифанек», и мелкого бизнеса – сапожников, парикмахеров.

        Зато теперь стало больше китайских туристов – тяжелый юань помогает, года три–четыре последних.

        А в деловом плане скорее ты во Владивостоке таджика найдешь. Или узбека. Прямой рейс Ташкент – Владивосток. Гастарбайтеры – такие же, как в европейской России; и здесь мы вместе.

        ВЗГЛЯД: Вот есть целый вице-премьер по Дальнему Востоку – Юрий Трутнев. Целое министерство. Программы – «Дальневосточный гектар», территории опережающего развития. Вы лично чувствуете, что все это укрепляет вашу связь с остальной Россией? С «Западом», как на Дальнем Востоке говорят.

        В. А.: Честно? Я не сказал бы. Гектар? Ну, все-таки не столыпинские времена, когда земли не хватало. Тем более в тайге, где коммуникаций нету – и непонятно, кто эти дороги, линии электропередачи и прочее будет строить. Свободный порт Владивосток? ТОРы? Вроде все это начинает работать, хотя об эффекте на первом этапе судить сложно. Насколько я могу понять, все это пока чревато потерями для бюджета – в виде налоговых льгот. Посмотрим, как это заработает потом.

        Наверное, хорошо, что Дальний Восток попал в моду, в приоритет – что есть Восточный экономический форум, что был саммит АТЭС. Город развивается. Возможно, это реакция – правильная – на протесты девяностых и нулевых: были резкие антимосковские настроения, сейчас они ослабли. Очень надеюсь, что вслед за модой придут и конкретные шаги, которые помогут и Дальнему Востоку, и всей стране.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............