Игорь Мальцев Игорь Мальцев Отопление в доме поменять нельзя, а гендер – можно

Создается впечатление, что в Германии и в мире нет ничего более трагичного и важного, чем права трансгендерных людей. Украина где-то далеко на втором месте. Идет хорошо оплачиваемая пропаганда трансперехода уже не только среди молодежи, но и среди детей.

13 комментариев
Игорь Караулов Игорь Караулов Поворот России на Восток – это возвращение к истокам

В наше время можно слышать: «И чего добилась Россия, порвав с Западом? Всего лишь заменила зависимость от Запада зависимостью от Китая». Аналогия с выбором Александра Невского очевидна.

10 комментариев
Геворг Мирзаян Геворг Мирзаян Китай и Запад перетягивают украинский канат

Пекин понимает, что Запад пытается обмануть и Россию, и Китай. Однако китайцы намерены использовать ситуацию, чтобы гарантировать себе место за столом переговоров по украинскому вопросу, где будут писаться правила миропорядка.

6 комментариев
24 февраля 2011, 19:23 • Общество

«Деньги пойдут помощникам министра обороны»

Анатолий Цыганок: Деньги пойдут помощникам министра обороны

«Деньги пойдут помощникам министра обороны»
@ vesti.ru

Tекст: Роман Крецул

«Три программы перевооружения уже не выполнены. Не выполнена будет и четвертая», – заявил в интервью газете ВЗГЛЯД руководитель Центра военного прогнозирования Института политического и военного анализа Анатолий Цыганок по поводу заявлений военного руководства страны о поставках новой техники в Вооруженные силы.

Первый заместитель министра обороны РФ Виктор Поповкин в четверг сообщил, что стоимость госпрограммы вооружения составляет свыше 19 трлн рублей. Эти деньги, по его словам, в первую очередь будут направлены на модернизацию вооружения. Как пообещал замминистра, в рамках госпрограммы армия и флот получат 600 самолетов, 1000 вертолетов и 100 боевых кораблей.

Я вполне допускаю, что нынешняя программа вооружения не будет выполнена

Вместе с тем Поповкин подчеркнул, что Минобороны не планирует закупать в больших количествах иностранную военную технику и вооружения. По его словам, такие закупки делаются лишь для того, чтобы ликвидировать отставание отечественного оборонно-промышленного комплекса в ряде областей. Как сообщил замминистра, будет закупаться продукция в тех областях, «где у нас появляются упущения». «Это касается беспилотников, крупнотоннажных боевых судов, в частности вертолетоносцев, снайперского вооружения для спецподразделений», – уточнил Поповкин.

Газета ВЗГЛЯД обратилась к руководителю Центра военного прогнозирования Института политического и военного анализа Анатолию Цыганку с просьбой прокомментировать эти заявления.

ВЗГЛЯД: Анатолий Дмитриевич, Поповкин назвал количество военной техники, которая должна поступить в войска до 2020 года в рамках госпрограммы вооружений. Как вы оцениваете эти планы?

Анатолий Цыганок: Они вполне соответствуют нашей военной доктрине. По идее, именно столько Вооруженные силы и должны получать: 600 самолетов, 1000 вертолетов и т. д. Если бы все это было, то было бы идеально. Но проблема в том, что три программы перевооружения уже не выполнены. Не выполнена будет и четвертая.

ВЗГЛЯД: Почему вы так считаете?

А. Ц.: Я вполне допускаю, что нынешняя программа вооружения не будет выполнена. Наше Министерство обороны все очень правильно говорит, но они не учитывают, что им может дать военно-промышленный комплекс, и не учитывают мнение Министерства финансов.

По мнению Анатолия Цаганка, новая техника может начать поступать в войска лишь при ряде условий

По мнению Анатолия Цыганка, новая техника может начать поступать в войска лишь при ряде условий

Во-первых, те деньги, которые сейчас выделяются на вооружение, несравнимы с теми, что были десять лет назад. Самолет, который стоил, условно говоря, один миллион, сейчас стоит шесть. Во-вторых, сейчас Рособоронэкспорт имеет преимущество перед Министерством обороны. Глава Минрегиона Виктор Басаргин недавно опубликовал материалы, в которых говорится, что с января по август прошлого года наши Вооруженные силы не получали ничего: ни одного танка, ни одного самолета. Потому что вся техника шла только на экспорт.

Кроме того, когда президент, премьер-министр и министр обороны говорят о перевооружении, никто не слушает министра финансов. А министр финансов высказался на этот счет определенно в конце прошлого года: дело в том, что госбюджет на 2011–2012 годы утвержден. Увеличение может произойти только в 2013 году. Это, кстати, касается не только вооружения, это говорит и о том, смогут ли господа офицеры получать большее денежное содержание, чем есть сейчас.

Недавно я выступал в телепередаче. Там были депутаты Госдумы из комитета по обороне, и они тоже удивляются, откуда появятся деньги. Сами депутаты признают, что денег нет.

Каждый раз, когда объявляется программа перевооружения, министры обороны: Грачев, Иванов, Сердюков – говорят одно и то же: «Сейчас мы получаем вооружение в единичных экземплярах, а вот через пять лет мы будем получать достаточно».

ВЗГЛЯД: Вы отметили, что бюджет на ближайшие два года уже принят. В то же время Поповкин заявил, что уже в этом году войска получат 100 боевых вертолетов...

А. Ц.: Это возможно, если Министерство обороны рассчитается с нашим военно-промышленным комплексом. По данным прошлого года, 50% предприятий ВПК дышат на ладан. Министерство обороны не рассчитывается даже за те заказы, которые были выполнены в прошлом году.

ВЗГЛЯД: А как же 600 самолетов и 1000 вертолетов до 2020 года?

А. Ц.: Наш военно-промышленный комплекс не в состоянии произвести такое количество самолетов. Предприятия могут произвести не более 200–230 самолетов в год. Но наша промышленность выполняет в основном экспортные контракты.

ВЗГЛЯД: Касательно планов о строительстве 100 кораблей для ВМФ вы придерживаетесь такого же мнения?

А. Ц.: Вполне допускаю, что планы главкома были очень хорошими. Но если мы будем закупать вертолетоносцы по несусветным ценам и наши корабелы будут производить эти вертолетоносцы на наших верфях, то мы этим будем выручать только Францию.

Наше производство – толковое производство, мы можем производить. Но сложностей много. Если раньше вся проблема сводилась к нехватке денег, то сейчас деньги, может быть, и появятся, но где взять конструкторов и рабочих? Вопрос уже не столько в деньгах, сколько в кадрах.

ВЗГЛЯД: Что, по вашему мнению, должно быть сделано, чтобы ваши прогнозы не сбылись и госпрограмма вооружения была выполнена?

А. Ц.: Это отчасти возможно при ряде условий. Во-первых, как уже говорилось, если Министерство обороны рассчитается с ВПК. Во-вторых, если стратегически важные предприятия не будут ликвидированы. Наконец, если кадры этих предприятий будут моложе. Сегодня средний возраст конструкторов и рабочих 60–70 лет.

Видимо, наше население верит в то, что у нас могущественная армия, а на самом деле все это не так. Очень плохо, что никто не слушает российских экспертов. Две недели назад специалисты Пентагона высказались о нашей армии. По их мнению, российская армия в состоянии выставить не более двух дивизий и с трудом сможет участвовать в локальном конфликте. Если не хотят слушать наших экспертов, давайте, может быть, слушать экспертов Пентагона.

ВЗГЛЯД: Замминистра назвал стоимость программы – 19 трлн рублей. Найдется ли в госбюджете такая сумма?

А. Ц.: Я охотно в это верю, но надо будет подождать до 2020 года. Повторюсь, по тем документам, которые сейчас опубликованы, три программы перевооружения приказали долго жить.

Деньги будут выделены. Но есть интересный момент. Дело в том, что «бизнес и армия едины». В прошлом году все ремонтные предприятия – автомобильной техники, вооружения, самолетов и вертолетов – были акционированы. Главком ВВС признал не так давно, что если раньше ремонт самолета обходился в 10 млн рублей, то сейчас стоимость ремонта в акционерном обществе составляет 100 млн рублей. Не думаю, что акционеры поступятся деньгами. Так что средства будут выделены, но куда они пойдут? Не думаю, что они пойдут в армию. Думаю, что деньги пойдут в карман помощников министра обороны, которые акционировали эти предприятия.

Комментарии экспертов

Константин Макиенко, замдиректора Центра анализа стратегий и технологий
Константин Макиенко, замдиректора Центра анализа стратегий и технологий
Главная проблема всех предыдущих госпрограмм вооружений – нереалистичность и неадекватность закладываемых в них экономических параметров. Те финансовые параметры, которые заложены в новую госпрограмму до 2020 года, позволят произвести радикальное перевооружение нашей армии. Главное, чтобы 19 трлн рублей, о которых заявлено, были реально выделены.<br>Совершенно очевидно, что госпрограмма вооружений будет ориентирована на массовые серийные закупки вооружений. Надо перевооружать ВВС. Военно-воздушные силы с 1992 года практически не получали новой техники. Сегодня потихоньку поставки начинаются, но они пока единичны. В этом смысле 600 самолетов и 1000 вертолетов, которые Минобороны намерено закупить в ближайшие десять лет – вполне достаточные цифры. Если все это будет выполнено, это будет означать де-факто реальное перевооружение.<br>Что касается ракеты «Булава», то там нет никаких принципиальных конструкторских и инженерных проблем. Проблемы «Булавы» – организационные, а не инженерные. То есть все эти неудачные пуски от того, что каждый раз была «плавающая» ошибка братских или иных систем или подсистем. Очень низкого уровня кооперация. Безусловное значение имеет выстраивание контроля качества всей производственной цепочки.
..............