Взгляд
23 сентября, среда  |  Последнее обновление — 19:08  |  vz.ru
Разделы

Почему эмигрантам стыдно быть русскими

Дмитрий Грунюшкин, писатель
Казалось бы, добрался до персонального рая, живи – не тужи. Все, свобода и благодать! Но нет, им зачем-то надо скалить зубы в ту сторону, которую покинули. Чаще всего этим занимаются те, кто и там оказался не при делах. Обида гложет. Подробности...

Сердца требуют не перемен, а переворотов

Алексей Алешковский, сценарист
Случившееся в Белоруссии напоминает историю развала Советского Союза. Игра в либерализацию внезапно пошла не по плану. Аппетиты начали разгораться во время еды, а график приема пищи не продумали. Подробности...
Обсуждение: 13 комментариев

Уйдет ли Европа с исторической сцены

Андрей Бабицкий, журналист
Как и какого именно числа произойдет закат Европы, мы не знаем, но узнаем очень скоро. Тенденции распада и хаоса нарастают столь стремительно, что, кстати, слово «закат» кажется уже слишком мягким для описания происходящего. Подробности...
Обсуждение: 42 комментария

В Британии выпустили монеты с Винни-Пухом и Пятачком

В Великобритании выпустили ограниченным тиражом 50-центовые монеты с иллюстрациями Эрнеста Шепарда к сказке Алана Милна «Винни-Пух». Первая из коллекционных монет изображает медвежонка с горшочком меда, на следующих двух изображены Кристофер Робин и Пятачок
Подробности...

Опубликованы кадры перехвата российскими истребителями трех самолетов ВВС США над Черным морем

Российские военные обнаружили над акваторией Черного моря три американских бомбардировщика, которые приближались к госгранице со стороны Украины. Для их идентификации и недопущения нарушения рубежей в воздух пришлось поднять четыре истребителя – два Су-27 и два Су-30 – из состава дежурных сил ПВО Южного военного округа
Подробности...

Лесные пожары окрасили небо над Калифорнией в оранжевый цвет

Из-за дымки небо над Сан-Франциско окрасилось в оранжевый цвет. Многие высотные здания почти не видно из-за окутавшего их смога
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
    НОВОСТЬ ЧАСА: Болгария выслала двух российских дипломатов

    Главная тема


    Знаменитые латвийские шпроты сгубила «зеленая энергия»

    оружие России


    Путин рассказал об «эффекте эскимо» у гиперзвукового блока «Авангард»

    строительство газопровода


    Стало известно, кто может стать страховщиком судов для «Северного потока – 2»

    особый случай


    Военный летчик объяснил, как Су-35 мог оказаться в учебном бою с заряженным боекомплектом

    Видео

    хитрый ход


    Эрдоган пошел войной на обматеривших его греков

    борьба с колонизацией


    Новые способы порабощения стран опаснее старых

    стратегические вооружения


    Почему Россия никогда не примет новый ультиматум США

    Москва – Берлин


    Российско-германским отношениям угрожает преемник Меркель

    желание выжить


    Павел Волков: Украинские шахтеры ушли под землю

    тройка лидеров


    Тимур Шерзад: Двадцатый век был столетием диктаторов

    непризнанные республики


    Сергей Миркин: Зеленский не дождется самоликвидации ЛДНР

    викторина


    Как мировые лидеры выглядели в детстве?

    на ваш взгляд


    Сколько должна стоить пачка сигарет, чтобы вы бросили курить?

    «Шахтеры не самоубийцы»

    Проблема безопасности шахтеров остается актуальной    14 мая 2010, 21:23
    Фото: ИТАР-ТАСС
    Текст: Роман Крецул

    Горноспасатели покинули шахту «Распадская» из-за пожаров и очень высокой концентрации газа. Перерыв может занять до недели. Между тем пропавшими на шахте до сих пор числятся еще 24 шахтера. О том, есть ли шансы найти их живыми, а также о безопасности на предприятиях и других проблемах отрасли газете ВЗГЛЯД рассказал первый заместитель председателя Российского профсоюза угольщиков Рубен Бадалов.

    − Рубен Михайлович, в пятницу сообщалось, что один из погибших в результате взрыва на шахте «Распадская» не был сотрудником предприятия. Появились предположения, что посторонний мог и не вполне законно там оказался. Каково ваше мнение на этот счет?
    – Дело в том, что не все погибшие – работники предприятия. Есть и работники тех предприятий, которые работают на этой территории по договору.

    Мы идем в шахты зарабатывать деньги и кормить семью, а не губить друг друга

    По технологии работодатель обязан противодействовать несанкционированному доступу посторонних в шахту. Там должен быть довольно жесткий контроль. С улицы просто так зайти невозможно. Кроме того, кто-то ведь должен еще и опустить человека в шахту. Теоретически туда могли, конечно, проникнуть, у нас, извините, и на военные объекты проникают, но в этом должно разбираться следствие.

    То, что человека нет в списках предприятия, еще ни о чем не говорит. Там совершенно точно есть работники не этого юридического лица. Но это не значит, что они там не должны были быть.

    – У вас есть своя версия произошедшего на основании той информации, которая на данный момент имеется?
    – Комиссия еще не занимается расследованием обстоятельств в шахте, сейчас только опрашивают свидетелей, пострадавших и всех остальных. Более или менее серьезно можно будет говорить, когда люди там побывают и изымут оттуда какие-то данные. Пока мы не видели эпицентра, можно лишь гадать на кофейной гуще. С определенной достоверностью можно сказать, что когда был первый взрыв, – это похоже на выброс метана. Шахта сверхопасна по выбросам угля и газа и по горным ударам. Был ли горный удар, пока сказать невозможно, это сейсмологи должны посмотреть. Но то, что произошел взрыв метано-воздушной смеси, понятно.

    Очевидцы говорили, что датчики не показывали превышения газовой обстановки перед аварией. Это может свидетельствовать о том, что взрыв произошел неожиданно и мгновенно. Похоже на то, что это не в технологическом процессе выделился метан, что теоретически тоже может быть, а скорее всего, это было разовое выделение большого количества метана.

    Второй взрыв произошел, скорее всего, уже вследствие первого, потому что было нарушение вентиляционной системы, могли создаться очаги пожара даже в отработанном пространстве, в котором могло собираться в течение четырех часов большое количество метана. В какой-то момент его концентрация стала критической, и он взорвался. И тогда же, похоже (и это, скорее всего, подтвердит комиссия), произошла детонация угольной пыли, что еще больше усилило мощность разрушений.

    – Человеческий фактор не исключен?
    – Были ли нарушения технологий, был ли человеческий фактор – сейчас рано говорить. С большой уверенностью можно говорить о том, что это было природное явление, которое мы должны были предвидеть и не допустить. Почему мы не смогли с ним бороться, было ли оно до такой степени неожиданным, должна установить комиссия. Она же установит, были ли достаточными запланированные технологии. Но явно что-то не сделали. То ли проектом, то ли по технологии. Шахты взрываться не должны, люди гибнуть не должны.

    Сейчас можно услышать разговоры, что шахтеры такие-сякие, что-то неправильно делают. Мы в шахту погибать не ходим. Это каждому нормальному человеку понятно. Шахтеры нормальные люди, не самоубийцы. Другое дело, что это опасное производство, потенциальная угроза всегда присутствует, но мы обязаны свести ее к минимуму. Где-то получился просчет. То ли наука не догадалась, то ли человеческий фактор, то ли нарушили технологии. В этом должна разобраться комиссия.

    – Есть ли хотя бы небольшая вероятность, что пропавшие в шахте горняки будут найдены живыми?
    – Мы молим Бога, чтобы это было так. Всегда рано ставить крест, тем более на угольной отрасли и на шахтерах. Мы стараемся не позволять этого никому делать. Надежда всегда остается.

    – Какие выводы можно сделать на будущее из этой трагедии?
    – Шахта «Распадская» – одно из лучших предприятий. Далеко не худшее в плане обеспечения безопасности, что настораживает. Произошедшее говорит о том, что есть проблема не шахты «Распадская», а отрасли в целом. Ее нужно решать на федеральном уровне, нужно определить роль каждой из сторон социального партнерства.

    Первый заместитель председателя Российского профсоюза угольщиков Рубен Бадалов (фото: ИТАР-ТАСС)
    Первый заместитель председателя Российского профсоюза угольщиков Рубен Бадалов (фото: ИТАР-ТАСС)

    Очень важный момент во всей этой истории – роль государства. XXI век с точки зрения энергоносителей – век угля, хотя мы привычно думаем, что это век газа и нефти. У нас же государство пока отдало добычу в частные руки. Контроль сегодня минимален.

    Регулированием трудовых отношений в угольной отрасли у нас сейчас занимается Минздравсоцразвития. То есть вопросы заработной платы шахтеров и норм рабочего времени в шахте я должен решать с чиновниками этого ведомства. Я себя чувствую больным человеком, когда иду в такое учреждение.

    Скорее всего, это было разовое выделение большого количества метана

    – И как, на ваш взгляд, должна измениться роль государства?
    – Государство обязано участвовать в решении всех потенциально взрывоопасных вопросов, касающихся заработной платы, социальных гарантий, соблюдения нормативов и норм по охране труда и безопасности, контроля за безопасностью. А как у нас сегодня? Если инспектор видит, что на производстве есть угроза жизни людей, то для того, чтобы остановить производство, должен пойти в суд, который обязан в течение пяти дней оценить правомерность остановки производства. То есть инспектор, инженерно-технический работник, должен пойти к юристу и доказать ему, что этот производственный процесс надо остановить. А судья будет пять дней думать. При этом взрыв, который потенциально возможен в шахте (беру крайнюю точку), происходит за доли секунды.

    Такая система сложилась в рамках борьбы с коррупцией, хотя ни одного случая коррумпированности инспекторов не выявлено. Но вор должен сидеть в тюрьме, а честный инспектор должен отвечать за то, что он недоглядел, не вовремя проверил объект, и там произошла какая-то беда.

    – Что еще должно измениться, чтобы таких ЧП стало меньше?
    – Наверное, если работодатель позволил каким-то образом допустить аварийную ситуацию, потому что он что-то не сделал, то он должен нести жесточайшую ответственность. Кстати говоря, у американцев в 2005 году была тяжелая ситуация по аварийности. Была создана система в министерстве труда, которого у нас нет, специальные инспекции, ужесточены правила безопасности на предприятиях угольной отрасли. Первичное нарушение, которое находит эксперт, обходится работодателю в 250 тыс. долларов, вторичное – 500 тыс. долларов. Наверное, такого уровня штрафы несколько охладили бы тех работодателей, которые пытаются обеспечить повышение производительности потогонной системой, а не эффективной, научной организацией труда.

    А у нас, как правило, отвечает стрелочник. Кто-то начинает говорить: «а вдруг это шахтеры, наркоманы, на датчик накинули что-то». Но, повторюсь, мы идем в шахты зарабатывать деньги и кормить семью, а не губить друг друга. Представлять шахтеров как потенциальных самоубийц, которые только тем и занимаются, что взрывают шахты, не совсем правильно.

    Обратите внимание, мы почти не упоминали слово «собственник». У меня как у работника с собственником никаких отношений нет. У него есть отношения с государством, но какие? «Налоги платишь? Свободен». Юридически он ни за что не несет ответственность. Предположим, он получил шахту практически задаром, забирал уголь, подчас варварским способом, разрушал экологию. А потом, когда случилась беда, банкротит предприятие (с этим мучается работодатель в лице наемного менеджмента) и, в конечном итоге, оставляет все грехи правительству и народу России. Юрлицо ликвидировано. А экология кому? Это к государству, с банкрота взятки гладки. Социальные пособия людям, трудоустройство? Все ваши проблемы. Собственник, пока было горячо, наковырял, а потом уходит. При этом он не является субъектом трудовых отношений, он вообще никто здесь, спрятался и исчез. Разве это не вопрос государства?


    Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

     
     
    © 2005 - 2020 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •