Сергей Миркин Сергей Миркин Кому выгоден удар по детской больнице в Киеве

ЗЕ-команда хотела бы раскрутить из ситуации с «Охматдет» вторую информационную Бучу. Но, слава Богу, у них нет трупов детей для этого. Это в Буче у режима Зеленского было достаточно времени, чтобы найти трупы и демонстративно разложить их вдоль дороги.

3 комментария
Владимир Можегов Владимир Можегов Главная цель Орбана – формирование новой Европы

Зря к сегодняшним передвижениям венгерского премьера Киев – Москва – Пекин – США относятся скептически. Да, мира на Украине он, конечно, не добьется, а вот новую конфигурацию смыслов и повесток выстроить способен вполне.

0 комментариев
Вадим Трухачёв Вадим Трухачёв Большая геополитика Орбана с «местечковым» отливом

Играя в большую геополитику, премьер Венгрии Виктор Орбан стремится добиться вполне «местечковых» целей. Но для их достижения ему понадобятся Россия, Турция, Китай и, конечно, Евросоюз. И Украина в качестве объекта.

0 комментариев
11 мая 2010, 22:15 • Общество

Высшая мера

Глава СКП объяснил, кого и как нужно сажать в СИЗО

Высшая мера
@ ИТАР-ТАСС

Tекст: Роман Крецул

После серии смертей подследственных в столичных изоляторах, ставших поводом к бурному обсуждению правоприменительной системы, председатель СКП издал новый руководящий документ. Указание «Об усилении ведомственного контроля при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу» разъясняет, в каких случаях сажать обвиняемых в тюрьму, и рекомендует, как реагировать на информацию об ухудшении здоровья подозреваемых.

Во вторник пресс-служба Следственного комитета при прокуратуре (СКП) сообщила о последних решениях руководства ведомства, касающихся меры пресечения.

Сотрудникам следствия рекомендовано незамедлительно принимать необходимые меры при получении информации об ухудшении состояния здоровья подозреваемого

«4 мая 2010 года председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин подписал указание «Об усилении ведомственного контроля при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу», – говорится в сообщении.

«Данным документом руководителям следственных органов Следственного комитета предлагается принимать решение о даче согласия на заключение под стражу лишь при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения.

Кроме того, указанием рекомендовано сотрудникам следствия незамедлительно принимать необходимые меры реагирования при получении информации, в том числе из следственных изоляторов, об ухудшении состояния здоровья подозреваемого (обвиняемого), делающем невозможным его дальнейшее содержание под стражей», – отметили в СКП.

Отметим, в соответствии с ч. 1. ст. 108 УПК РФ «заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения».

Напомним, вопрос о том, почему почти все граждане, в отношении которых возбуждаются уголовные дела, отправляются за решетку на время следствия, задается в последнее время регулярно в связи с известиями о смерти подследственных, страдающих различными заболеваниями. Последний такой случай произошел в конце апреля в «Матросской тишине». 53-летняя Вера Трифонова, обвинявшаяся в покушении на мошенничество, скончалась в палате интенсивной терапии хирургического отделения спецбольницы СИЗО № 1 Москвы, предположительно, от острой сердечнососудистой недостаточности. Женщина страдала сахарным диабетом, диабетической нефропатией, нефропатическим синдромом и хронической почечной недостаточностью.

4 мая главным следственным управлением Следственного комитета было возбуждено уголовное дело по факту халатности (ч. 2 ст. 293 УК РФ) в отношении следователя следственного управления Следственного комитета по Московской области Сергея Пысина. Как рассказали газете ВЗГЛЯД в СКП РФ, Трифонова сразу после задержания заявила о состоянии своего здоровья и о том, что ей необходимо лечение, однако «данный факт должным образом проверен не был», и следователь раз за разом выходил в суд с ходатайством о заключении подозреваемой под стражу, которое тот удовлетворял.

В то же время председатель комиссии ОП РФ по контролю за деятельностью правоохранительных органов, силовых структур и реформированию судебной системы Анатолий Кучерена в интервью газете ВЗГЛЯД заявил, что ответственность за такие смерти несет в первую очередь судья, определяющий меру пресечения.

«Я понимаю, что следователю интересно и, наверное, важно, чтобы человек сидел под стражей. Но нам надо менять в Москве психологию тех судей, которые зачастую так избирают меру пресечения.

Почему у нас штампуют решения и во что бы то ни стало отправляют в изолятор? Конечно, могут быть разные основания, но когда оперуполномоченный пишет рапорт в суд о том, что у него есть основание предполагать, что подозреваемый скроется от следствия, есть некие оперативные данные, и суд штампует и на этом основании избирает меру пресечения. При этом оперативный работник не предоставляет никаких доказательств. Голословный рапорт. Вот что это такое? Надо разбираться в том числе и с Мосгорсудом, почему он не реагирует на эти вещи», – сказал Кучерена.

«К сожалению, я должен признать, что очень много приходит жалоб от граждан, которые не понимают, почему, как правило, как только следователи обращаются в суд, суды штампуют решения и отправляют людей в изолятор. Жалоб таких очень много. И с этим надо разобраться», – подчеркнул председатель комиссии ОП РФ.

..............