Глеб Простаков Глеб Простаков Москва ставит Узбекистан во главу угла

Конкуренция России и Китая в Центральной Азии носит ограниченный и неконфликтный характер. Во-первых, у каждого своя специализация. Большие инфраструктурные проекты – за Россией, масштабные инвестиции и кредиты – за Китаем. Во-вторых, рост влияния осуществляется преимущественно за счет США и ЕС.

7 комментариев
Сергей Худиев Сергей Худиев Не надо изобретать новую идентичность – она у русских уже есть

В России немало спорили и спорят о том, Европа ли мы. С одной стороны, нас постоянно «выписывали из европейцев» политики и публицисты других народов, с другой – и у нас есть тенденция самим объявить себя чуждыми Европе. Тенденция, которая усиливается на фоне нынешнего противостояния.

19 комментариев
Василий Стоякин Василий Стоякин Зря Зеленский прогуливал уроки истории

Запад пытается нарисовать сказочную версию истории Второй мировой войны, где США, Великобритания и Франция помогали освободить от нацистско-российской оккупации Украину. Но почему-то не освободили.

5 комментариев
5 мая 2009, 18:01 • Общество

Обратная сторона «убийства»

Новая версия "убийства" беременной ректора-женщины

Обратная сторона «убийства»
@ Денис Нижегородцев/ВЗГЛЯД

Tекст: Денис Нижегородцев,
Санкт-Петербург

Родственники и защитники трех обвиняемых «в приготовлении к убийству» ректора Полярной академии, находящейся на последнем месяце беременности, представили свою версию развития событий. В итоге запутанная история с инсценировкой смерти руководителя вуза стала еще сложнее. Подозреваемые утверждают, что Басангова была заинтересована в создании шумихи, чтобы не лишиться должности. Также они заявляют, что не признавались в совершении вменяемого преступления.

Во вторник в Петербурге свою версию событий, разворачивавшихся вокруг инсценировки покушения на ректора Полярной академии Кермен Басангову, рассказали бывший ректор вуза и супруга главного обвиняемого Лукина Аузургет Шаукенбаева, его адвокат Мухтар Антеев и член семьи двух других обвиняемых – Андрей Жаворонков.

Лукин – что, идиот? Зачем ему было убивать ректора, если на 24 апреля было назначено собрание коллектива и ее можно было лишить должности легально

Первой слово взяла Шаукенбаева: «Кермен Басангова пришла к нам около шести лет назад. Она приехала из Калмыкии, в Петербурге у нее никого не было. И первым, кто с ней познакомился, проявил к ней максимальное участие, стал как раз Владимир Иванович Лукин. Мы устроили ее на работу, лаборантом в деканат, выделили жилплощадь. Позже она выросла до декана факультета управления, а в декабре прошлого года, когда я покинула пост ректора по достижении предельного возраста, именно она возглавила вуз».

По словам экс-ректора, Басангова была «очень неплохим деканом» и все последние годы всячески проявляла преданность академии. Поэтому, когда встал вопрос о преемнике, Кермен Басангова показалась действующему руководству оптимальным кандидатом. Более того, Шаукенбаева и Лукин в течение нескольких лет готовили преемницу для занятия ответственного поста.

В декабре прошлого года Басангову избрали ректором. И даже после этого между ней и ее предшественницей сохранялись хорошие рабочие отношения.

«Все резко изменилось 2 февраля, когда из Москвы наконец пришел приказ об ее утверждении ректором, – рассказала Аузургет Шаукенбаева. – Ее как будто подменили. Она сразу начала работать через головы проректоров, перестала с кем-либо советоваться. Я пыталась с ней поговорить, и не раз, но разговора не получалось».

Потом в вузе, по словам Шаукенбаевой, стали появляться «странные личности». Например, новый проректор по административно-хозяйственной части «некто Лисаков, полковник милиции и одновременно… студент-заочник нашей академии».

По словам бывшей руководительницы вуза, не менее загадочная личность – сожитель Кермен Басанговой и отец ее будущего ребенка – приятель Лисакова и тоже бывший полковник милиции.

Аузургет Шаукенбаева заметила, что на посту ректора ее преемница не проявляла никакого интереса ни к учебной, ни к научной работе, «ее интересовала только материальная база», происходила «оценочная работа: что, где, почем», они все «пытались что-то найти». Коллективу стиль работы новой начальницы не понравился.

«После этого в вузе была создана профсоюзная организация. Кермен Маратовна была очень недовольна, – продолжает Шаукенбаева. – А на 24 апреля было назначено собрание трудового коллектива, которое должно было вынести новому ректору вотум недоверия».

Именно это обстоятельство, по версии обвиняемых, и послужило поводом для инсценировки убийства ректора. Басангова должна была поторопиться провести ее до начала собрания.

Напомним, обвинения «в приготовлении к убийству, совершенному в отношении женщины, заведомо для обвиняемых находящейся в состоянии беременности», были предъявлены первому проректору Полярной академии Владимиру Лукину, сотруднику транспортного отдела вуза Владимиру Жаворонкову и его сыну Михаилу Жаворонкову.

По версии следователей, заказчиком преступления выступал Лукин. Он сговорился с Жаворонковым-старшим. А тот, в свою очередь, попросил найти киллера своего сына Михаила. Позже потенциальный наемный убийца решил не брать грех на душу и рассказал обо всем милиции.

Убийство Басанговой не состоялось. Однако уголовное дело завели. Милиция представила все так, будто киллер подкараулил ее во дворе академии и нанес несколько ударов ножом. Эта новость тут же облетела всю страну. А «убийца» отправился к Жаворонкову-младшему за оплатой своих услуг.

Лукин – что, идиот? Зачем ему было убивать ректора, если на 24 апреля было назначено собрание коллектива и ее можно было лишить должности легально

Уже на следующее утро корреспондент газеты ВЗГЛЯД встретил «воскресшую» ректора у входа в вуз. Басангова устроила брифинг, на котором сообщила, что ее «заказал» первый зам Владимир Лукин, и заметила, что он уже дал признательные показания. По мнению ректора, мотивом для ее убийства стали проверки, которые она инициировала, как только заступила на должность; Лукину, через которого проходили большие суммы денег, было чего опасаться.

Между тем адвокат и жена Владимира Лукина во вторник категорически опровергли информацию о том, что обвиняемые дали признательные показания.

«Никто из них виновным себя не считает! – настаивал адвокат Мухтар Антеев. – Вообще, первой информацию о признаниях распространила сама Басангова. Откуда она у нее взялась, абсолютно непонятно».

Антеев продемонстрировал журналистам протокол допроса своего подзащитного, где, по его словам, нет никаких упоминаний об этом.

Юрист посетовал, что старого больного человека, пережившего блокаду, вопреки всем процессуальным нормам, в течение нескольких часов допрашивали ночью. А Андрей Жаворонков признался, что его брата Михаила после задержания били, пытаясь выбить признательные показания.

Андрей также поделился пикантной подробностью запутанного дела, все больше смахивающего на латиноамериканский сериал. Оказалось, что Владимир Жаворонков, обвиняемый в покушении на ректора, приходится ей крестным отцом!

«Она сама попросила его об этом, – рассказал сын Владимира Жаворонкова. – И осенью прошлого года он окрестил ее в Ивангороде».

Все доводы обвинения, ставшие достоянием СМИ и общественности, участники пресс-конференции категорически отвергли. О деньгах, которые один из обвиняемых якобы передал киллеру за сделанную работу, по их словам, мало что известно, «никто эти суммы обвиняемым не предъявлял, нигде они не запротоколированы».

«И сами суммы эти разнятся, – удивляется Аузургет Шаукенбаева. – Сначала говорили о 600 тысячах рублей, потом всплыла сумма в 500, потом в 360… Они бы хоть определились, сколько…»

Информация о вскрывшихся финансовых махинациях Лукина, которые, по версии Басанговой, и послужили причиной для ее устранения, также не выдерживает критики:

«У нас постоянно проводятся проверки, последняя комплексная проверка была минувшей осенью. За деньгами, которые к нам поступают, очень внимательно следит в том числе и Федеральное агентство по образованию. Украсть тут что-то, тем более если речь идет о миллионах, о которых говорила Кермен Басангова, абсолютно нереально».

Адвокат Владимира Лукина Мухтар Антеев еще более категоричен: «Ну, посудите сами, Лукин – что, идиот? Зачем ему было убивать ректора, если на 24 апреля было назначено собрание трудового коллектива и ее можно было лишить должности вполне легально».

..............