Глеб Простаков Глеб Простаков Конфедерация стран Сахеля и новый антиколониализм

«Лучший способ управлять с проблемами в Африке – их игнорировать». Похоже, что те, кто игнорировал проблемы Африки, а скорее, использовал их для собственной выгоды, сегодня вытесняются с континента. А их место занимают страны и союзы, продвигающие антиколониальную, многополярную повестку. Например, Россия.

0 комментариев
Тимофей Бордачёв Тимофей Бордачёв Швецией движет сочетание агрессии и страха

Шведским политикам и военным приходится выдумывать обоснования своего участия в НАТО. Отсюда и появления экзотических идей вроде необходимости укреплять остров Готланд – для отражения русской угрозы.

6 комментариев
Андрей Рудалёв Андрей Рудалёв Почему русские никогда не станут европейцами

«Одним из самых тяжелых последствий европеизации является уничтожение национального единства, расчленение национального тела», – писал Николай Трубецкой столетие назад о судьбе народов, пожелавших уподобиться Европе.

31 комментарий
28 сентября 2015, 22:01 • Политика

«Терпеть складывающееся положение уже невозможно»

Путин призвал создать новую антигитлеровскую коалицию

«Терпеть складывающееся положение уже невозможно»
@ Mike Segar/Reuters

Tекст: Петр Акопов

Выступая в ООН, Владимир Путин призвал к образованию всемирной антитеррористической коалиции, сравнив ее с антигитлеровской, из которой и выросла ООН. Целью станет борьба с «исламским халифатом» и стабилизация ситуации на Ближнем Востоке. Меж тем посыл Путина гораздо шире – и он касается не только борьбы с ИГИЛ*.

Хотя в речи Владимира Путина затрагивалось несколько тем, все ждали его предложений по Ближнему Востоку – и они оказались главным в его выступлении. Но начал президент России, естественно, с 70-летия ООН, напомнив о том, что решение о ее создании было принято в нашей стране, и заявив, что ялтинская система уберегла мир от масштабных потрясений. 

Путин предложил создать широкую международную антитеррористическую коалицию, «подобную антигитлеровской

Поэтому Путин возразил тем, кто критикует ООН за неэффективность и разногласия между членами Совбеза, сказав, что разногласия в организации были всегда и она как раз и создавалась для поиска компромиссов.

А о том, что происходит в тот момент, когда с мнением других перестают считаться, Путин и говорил в следующей части своей речи, которая стала своеобразным переходом к центральной части его выступления, посвященной войне с халифатом.

«Мы все знаем, что после окончания холодной войны в мире возник единственный центр доминирования. И тогда у тех, кто оказался на вершине этой пирамиды, возник соблазн думать, что если они такие сильные и исключительные, то лучше всех знают, что делать. А следовательно, не нужно считаться и с ООН, которая зачастую вместо того, чтобы автоматически санкционировать, узаконить нужное решение, только мешает, как у нас говорят, «путается под ногами»... Считаем попытки расшатать авторитет и легитимность ООН крайне опасными. Это может привести к обрушению всей архитектуры международных отношений. Тогда у нас действительно не останется никаких правил, кроме права сильного».

Описывая такой мир, Путин, по сути, дал характеристику миру по-американски, тому миропорядку, который США пытались построить в последние десятилетия:

#{image=941812}«Это будет мир, в котором вместо коллективной работы будет главенствовать эгоизм, мир, в котором будет все больше диктата и все меньше равноправия, меньше реальной демократии и свободы, мир, в котором вместо по-настоящему независимых государств будет множиться число фактических протекторатов, управляемых извне территорий»

Сказав о том, что в мире продолжается «экспорт революций» – так называемых демократических – и никто не учится на печальном опыте Советского Союза, Путин перешел к главной теме своей речи:

«Достаточно посмотреть на ситуацию на Ближнем Востоке и в Северной Африке... Конечно, политические, социальные проблемы в этом регионе назревали давно, и люди там, конечно, хотели перемен. Но что получилось на деле? Агрессивное внешнее вмешательство привело к тому, что вместо реформ государственные институты, да и сам уклад жизни были просто бесцеремонно разрушены. Вместо торжества демократии и прогресса – насилие, нищета, социальная катастрофа, а права человека, включая и право на жизнь, ни во что не ставятся. Так и хочется спросить тех, кто создал такую ситуацию: «Вы хоть понимаете теперь, чего вы натворили?» Но, боюсь, этот вопрос повиснет в воздухе, потому что от политики, в которой лежит самоуверенность, убежденность в своей исключительности и безнаказанности, так и не отказались».

Главное последствие развороченного региона – распад государств и возникновение на их обломках «исламского халифата», представляющего собой террористическую угрозу для всего мира, потому что он «расширяет экспансию и нацеливается на господство в исламском мире и не только там».

При этом Путин заявил, что халифат возник не на пустом месте – «нельзя закрывать глаза на каналы финансирования террористов, в том числе торговлю наркотиками, нефтью и оружием» – и предостерег тех, кто думает, что может использовать экстремистов: «Уважаемые господа, вы имеете дело с очень жестокими людьми, но вовсе не с глупыми и не с примитивными. Они не глупее вас, и неизвестно, кто кого использует в своих целях». 

Для борьбы с халифатом Путин предложил создать широкую международную антитеррористическую коалицию, «подобную антигитлеровской». Ее ключевыми участниками должны стать мусульманские страны, в первую очередь Сирия, Ирак и Ливия, которым нужно помочь восстановить их государственность. Путин назвал глубокой ошибкой отказ от сотрудничества с сирийской армией и напомнил, что никто реально не борется с ИГ в Сирии, кроме правительства Асада и курдского ополчения: «Правительство Асада мужественно сражается с террором».

И главная новость выступления Путина касалась того, чего, собственно говоря, все и ждали: конкретных деталей плана по созданию новой коалиции. Тут Путин отчасти продлил интригу – сказав, что в ближайшие дни Россия как председательствующий в Совете Безопасности ООН созывает министерское заседание для комплексного анализа угроз на Ближнем Востоке. Понятно, что на этом заседании и будут представлены конкретные российские предложения – с тем, чтобы обсудить их на уровне глав МИД 15 стран – членов СБ. Но суть их уже понятна.

Новая коалиция не случайно сравнивается с той, что была во время Второй мировой – она будет носить глобальный характер. Территория ее действия не будет ограничиваться только Сирией, Ираком и Ливией, но может охватывать как минимум весь Большой Ближний Восток, и не только – ведь есть еще и Западная Африка с «Боко Харам», и Афганистан с ячейками того же «халифата». Но в каждом конкретном случае коалиция получает мандат ООН и действует только с согласия и через правительство той страны, на территории которой идет борьба с террористами. Правительство Сирии, как и Ирака, как и восстановленное – если это станет возможным – правительство единой Ливии, становятся главными получателями военной помощи со стороны международного сообщества, а точнее, тех стран, что войдут в коалицию.

Таким образом, Россия предлагает Западу, и в первую очередь США, простой выбор – хотят ли они воевать с террористами вместе с ней и в рамках международного права или предпочтут и дальше действовать самостоятельно и без резолюций ООН? Если США начнут блокировать российскую инициативу на Совбезе, то Москва будет упрекать их в желании и дальше действовать в обход ООН и пренебрегать сирийским суверенитетом – на что США будет сложно найти какие-то аргументы, кроме уже совершенно истертого «Асад нелегитимен».

Путинский план состоит в том, что Запад и арабские страны будут вынуждены поддержать всеобщую мобилизацию против халифата – оставив в покое Асада и признав инициативу России единственным вариантом действий, способным сплотить всех против действительно опасного врага. Ведь, как сказал Путин, «суть не в амбициях России – терпеть складывающееся в мире положение уже невозможно».

И это и есть главное послание России миру, и наш главный выигрыш будет уже в том, что большинство стран и народов согласятся с этим утверждением – потому что все понимают, по чьей вине сложилось подобное нетерпимое положение, и видят, кто выступает последовательным и настойчивым сторонником его изменения. Новая коалиция будет не просто антихалифатовской, и даже не чисто антитеррористической – она будет против однополярного мира, в котором англосаксонский гегемон мог диктовать всем свои правила игры.

 

* Организация (организации) ликвидированы или их деятельность запрещена в РФ

..............