27 января, понедельник  |  Последнее обновление — 22:39  |  vz.ru
Разделы

Мировая «пятерка» может собраться в Москве

Станислав Ткаченко, профессор СПбГУ, эксперт клуба «Валдай»
Когда в трех главных ядерных державах планеты внутриполитические процессы начинают доминировать над вопросами внешней политики, открываются возможности для самых разных инициатив, включая проект создания пятисторонней (США, Китай, Россия, Великобритания, Франция) системы контроля ядерного оружия. Подробности...

Нормальный Киев существует параллельно с ненормальным

Глеб Простаков, журналист
За идиотизмом политиков мы забываем, что значительная часть украинцев абсолютно вменяемы, трезвы в суждениях и в целом мало отличаются от людей из ДНР, ЛНР, Крыма, да и самой России. Подробности...
Обсуждение: 37 комментариев

В Израиле за комичные куплеты Долгополову может прилететь год тюрьмы

Сергей Мардан, публицист
Современные европейские государства холят и лелеют всякого рода меньшинства. Россия, правда, пошла по особому пути и вместо того, чтобы выпустить закон «о защите чувств и прав гомосексуалистов», выбрала другую группу – верующих. Подробности...
Обсуждение: 113 комментариев

    Подаренное Эрдоганом зеркало привело Меркель в восторг

    На церемонии открытия немецкого университета в Стамбуле Реджеп Тайип Эрдоган подарил Ангеле Меркель изящное инкрустированное зеркало. Подобные зеркала в дорогой оправе использовались во дворцах султанов и символизируют силу и богатство. Подарок вызвал у канцлера бурные эмоции
    Подробности...

    Путин открыл в Израиле памятник героям блокадного Ленинграда

    Лидеры России и Израиля Владимир Путин и Биньямин Нетаньяху открыли в Иерусалиме монумент «Свеча памяти», посвященный защитникам и жителям блокадного Ленинграда. Памятник, который представляет собой 9-метровую стелу, стал одним из крупнейших мемориалов в еврейском государстве
    Подробности...

    Новые лица в правительстве Мишустина

    Новый глава правительства Михаил Мишустин менее чем за неделю сумел сформировать новый состав кабинета министров. У него будет девять замов, в том числе один первый – им стал Андрей Белоусов. Силовой блок кабинета сохранился, главным дипломатом остается Сергей Лавров. Зато полностью обновился социальный блок
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Песков объяснил ситуацию с решением о помиловании Иссахар

        Главная тема


        Как США вернули мир на грань ядерной катастрофы

        ограничение полномочий


        Российская делегация пригрозила покинуть ПАСЕ

        борьба с нацизмом


        Макрон отметил роль Красной армии в освобождении Освенцима

        проблемы со здоровьем


        Стала известна причина смерти Чаплина

        Видео

        поправки в Конституцию


        В ожидании перемен в России начали вспоминать 1993 год

        виртуальный реверс


        Украина рано радуется поставкам газа из Польши

        нефтепровод «Дружба»


        Лукашенко беднеет без российской нефти

        Масштабные хищения


        Коррупция стала атрибутом власти в США

        Безграничное доверие


        Алексей Алешковский: Глупо жаловаться на патернализм, исповедуя инфантилизм

        Защита верующих


        Сергей Мардан: В Израиле за комичные куплеты Долгополову может прилететь год тюрьмы

        Моральные принципы


        Глеб Простаков: Нормальный Киев существует параллельно с ненормальным

        викторина


        Как отмечают Новый год народы России?

        на ваш взгляд


        В какие отрасли отечественной экономики в первую очередь должно вкладываться государство?

        Турции стоит не опасаться России, а сотрудничать с ней к взаимной пользе

        Эрдогана американцы называют «анатолийским Путиным»   7 октября 2015, 08:14
        Фото: Михаил Метцель/ТАСС
        Текст: Петр Акопов

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Турецкий президент заявил, что операция в Сирии угрожает дружбе его страны с Россией. Отношение Реджепа Эрдогана к Асаду хорошо известно, хотя уже и не так категорично, как раньше – но будет ли Анкара обострять отношения с Москвой из-за Сирии? Ведь сама Россия не хочет нанести никакого ущерба турецким интересам – и, более того, предлагает Турции партнерство что в сирийском кризисе, что в глобальной игре.

        Турецкий МИД снова заявляет протест России в связи с нарушением воздушного пространства российским боевым самолетом – на что Москва говорит о случайном характере инцидента. Конечно, в Анкаре понимают, что после начала операции в Сирии российской авиации очень сложно не пересекать границу хотя бы на несколько секунд – расстояния в Сирии совсем небольшие.

        «Турция нуждается в России больше, чем Россия в Турции – и, главное, наши интересы в большинстве случаев совпадают»

        Так что недовольство Турции вызвано не этим – а самим фактом российской операции, которая ставит крест на надеждах Анкары на падение Асада. Ставка на смену режима в соседней стране была сделана уже давно – и теперь Эрдогану нужно привыкать к тому, что Асад не уйдет. Впрочем, различное отношение к Асаду не мешало Москве и Анкаре все последние годы укреплять отношения по самым разным направлениям – и тем более это актуально сейчас, когда вырастает роль России и в качестве ближневосточного игрока. Однако во вторник в Брюсселе Эрдоган делает громкие заявления о том, что «нападение на Турцию означает нападение на НАТО», и предупреждает Россию о возможном ухудшении отношений:

        «Всем известны наши хорошие отношения с Россией. Но если Россия потеряет такого друга, как Турция, с которым она сотрудничает во многих сферах, она потеряет многое, и Москве следует знать об этом»

        Не случайно это было сказано в Брюсселе – там Эрдоган встречался с руководством ЕС и НАТО. Он хочет от Европы как сотрудничества по проблеме беженцев из Сирии (которых в Турции два миллиона), так и поддержки своих планов создания буферной зоны на севере Сирии, где этих беженцев можно было бы размещать. С идеей «зоны безопасности» Эрдоган выступает уже давно – но ни европейцы, ни американцы не торопились поддерживать ее, потому что им пришлось гарантировать ее безопасность, что невозможно сделать без военного вмешательства туда, где воюют между собой курды, халифат и обычные исламисты, чего никто на Западе не хотел.

        А после начала Россией военной операции идею буферной зоны и вовсе нужно будет согласовывать с Дамаском и Москвой – то есть делать то, чего Эрдоган категорически не хочет. Слишком много поставлено было на свержение Асада – и теперь признавать его партнером по переговорам Турции будет очень нелегко. Впрочем, Россия не собирается устранять Турцию от участия в урегулировании сирийского кризиса – во-первых, это было бы невозможно, а во-вторых, Россия заинтересована в совместном с турками возрождении Сирии. Вопрос только в том, действительно ли Анкара хочет сохранения Сирии? И еще более важный вопрос – действительно ли Эрдоган готов из-за Асада поставить под вопрос дружеские отношения с Москвой? 

        На сегодняшние заявления Эрдогана еще вчера «ответил» Кремль – пресс-секретарь Путина Песков (начинавший карьеру в МИДе в нашем посольстве в Турции) сказал, что недоразумение с самолетами не ухудшит отношения Москвы и Анкары: «Двусторонние отношения с Турцией очень комплексны и имеют достаточно прочную основу с точки зрения взаимовыгодных отношений». А турецкий премьер Ахмет Давутоглу после первой ноты протеста заявил, что инцидент не вызовет напряженности в отношениях между странами.

        И хотя сегодня глава Газпрома Миллер подтвердил информацию об уменьшении в два раза пропускной мощности трубопровода «Турецкий поток», это не означает, что Москва таким образом давит на Анкару из-за Сирии – переговоры по газопроводу идут долго и сложно из-за финансовых, а не геополитических вопросов. Россия действительно хочет развивать близкие отношения с Турцией – в том числе и по сирийскому вопросу.

        Но через три недели Турции предстоят парламентские выборы, на которых Эрдогану нужна победа – и он просто обязан демонстрировать твердость в отстаивании национальных интересов. А Сирия и связанная с ней курдская проблема имеют огромное влияние на отношение турецких избирателей к своей власти – поэтому признать сегодня, что его ставка на исламистов (не халифатовских) и свержение Асада оказалась битой, Эрдоган просто не может. Но это не значит, что Россия и Турция не смогут найти общий язык по Сирии, и уже тем более не ставит под удар весь комплекс наших отношений. Турция нуждается в России больше, чем Россия в Турции – и, главное, наши интересы в большинстве случаев совпадают. 

        В прошлую пятницу Эрдоган заявил: «Обязательно встречусь с Путиным, чтобы обсудить с ним ситуацию в Сирии и выразить свою озабоченность по этому вопросу. Раз наши страны друзья, я попрошу его переоценить действия России в Сирии». Между тем два президента встречались в Москве две недели назад, а с турецким премьером Давутоглу Путин разговаривал в Нью-Йорке в прошлый понедельник.

        Понятно, что Анкару предупредили о начале операции в поддержку Асада – и сейчас ее негодование вызывает то, что Россия бьет не только по халифату и близким к «Аль-Каиде» исламистам, но и по тем исламистам, которых поддерживала Турция. Впрочем, учитывая театр военных действий в Сирии, легко было догадаться, что для того, чтобы правительственная армия могла наступать, России придется разбираться со всеми противостоящими ей группировками. Но, даже понимая это, Анкара не может выступать по-другому – Эрдоган четыре года вел игру в Сирии, в которой теперь наступает внезапный перелом.

        Отношение Турции к Сирии определяется несколькими факторами – в первую очередь, конечно, курдским. В случае распада Сирии на ее севере образуется курдское государство, которое будет граничить с полунезависимым иракским Курдистаном – а значит, турецкие курды, точнее, их сепаратистски настроенная часть, получат огромный стимул для подрывной работы против Анкары. Казалось бы, Эрдоган должен был выступать за сохранение единой Сирии – и первое время так и было, более того, он даже не особо критиковал Асада после начала «арабской весны».

        Но потом, когда гражданская война и внешнее вмешательство в Сирии стали разрастаться, Турция также оказалась втянута в междоусобицу у соседей – причем сделав ставку на исламистов, которые воевали и с Асадом, и, что крайне важно для Анкары, с курдами. Неважно, кем были эти исламисты – «Аль-Каидой», «братьями-мусульманами» или будущим халифатом – за это, правда, задним числом турок публично критиковал вице-президент США Байден. Кроме того, Анкара пыталась сыграть на наличии в Сирии тюркских меньшинств – например, создать армию «сирийских туркменов» (завышая численность этой народности со ста тысяч до трех миллионов), которые бы бились как с Асадом, так и с халифатом.

        Но ничего из этого не вышло, все кончилось разрастанием халифата – после чего Турция стала грозить военной операцией в регионе, но это уже не устраивало США, которые не считают, что Анкара должна быть управляющим Ближним Востоком. Да и сами турки не особо рвались на войну – уж больно взрывоопасным был бы прямой военный конфликт с курдами в Сирии и Ираке.

        В итоге Анкара присоединилась к операциям американской коалиции, предоставив им свои аэродромы – и периодически пыталась подтолкнуть США и Европу к более активным действиям в регионе, направленным одновременно на свержение Асада, уничтожение халифата и купирование курдской проблемы. Но безуспешно – более того, многие в Турции даже подозревают, что Америка хочет разрушения их страны через создание Большого Курдистана.

        В целом отношения с США у Эрдогана более чем напряженные – в том числе и из-за вмешательства англосаксов во внутренние дела Турции на стороне его противников. Мало того, что Штаты развалили соседний Ирак (обострив курдскую проблему), поддерживали конфликт в Сирии – все попытки Анкары вести совместную игру с Вашингтоном пока что приводили лишь к потерям для Турции. Например, из-за совместных игр с американцами в Египте (где они вместе поддерживали пришедших к власти «Братьев-мусульман») Анкара после прихода к власти фельдмаршала Сиси испортила отношения с Каиром. Турция оказалась с миллионами беженцев на своей территории, с полыхающей рядом войной и с доведенным до взрывоопасного состояния курдским вопросом – при плохих отношениях с США, мутных с Европой и подорванных с крупнейшей арабской страной.

        И когда Россия протягивает Турции руку – предлагая не только экономическое сближение, но и общую геополитическую игру с Европой через газопровод – Эрдоган соглашается. При сохранении разногласий по Сирии.

        За последние годы Эрдоган с Путиным не раз обсуждали Сирию и судьбу Асада – и не могли договориться. Хотя после последнего визита в Москву, понимая, что Россия уже идет на помощь Дамаску, Эрдоган смягчил позицию, заявив, что Асад может быть в переходном правительстве. Российская военная операция в Сирии поможет снять странное убеждение Эрдогана в том, что Асад не хочет единства Сирии – турецкий президент сам рассказал, что он говорил об этом Путину, доказывая ему, что сирийский президент «желает создать некое государство-бутик. Это регион, который протянется от Дамаска до Хамы, Хомса, Латакии и будет соответствовать 15% Сирии. Цель Асада – создать в этом регионе государство, принадлежащее ему и выходящее в Средиземное море».

        Второе заблуждение Эрдогана в том, что Дамаск якобы поощряет террористическую деятельность сирийских курдов против Турции – но понятно, что в условиях идущей войны Асад не командует курдскими отрядами, которые действуют как его союзники, но не подчиненные. К тому же Россия, понимая всю болезненность курдского вопроса, не стремится разыгрывать его – в чем Анкара может быть уверена, в отличие от истинных намерений тех же Штатов.

        Кстати, интересно, что начало российской операции было встречено некоторыми турецкими СМИ рассуждениями о «тайном сговоре между США и Россией» – дескать, Москва в итоге поддержала американский проект создания «Великого Курдистана» на Ближнем Востоке и потому перешла к активным действиям в регионе.

        К сожалению, турецкий политический класс, как и экспертное сообщество, при всей самодостаточности в большой степени ориентирован на Запад, плохо представляет российскую политику и находится в плену русофобских мифов (в том числе и сознательно стравливающих Россию с исламским миром) – отсюда и некритическое отношение к вбрасываемым англосаксами тезисам о «походе России на юг ради возрождения империи». Это отражают как некоторые заголовки турецкой прессы – «Россия устраивает резню в Сирии!», «Империалисты, в Москву!» – так и нелепые рассуждения о сговоре Москвы с Вашингтоном насчет Курдистана.

        Впрочем, понятно, что Эрдоган и Давутоглу все-таки гораздо лучше осведомлены о мотивах действий Путина. Сейчас им важно определиться с тем, что для Турции является ее главными национальным интересами. Россия предлагает сотрудничество на глобальном уровне и крепкие двухсторонние связи. А на региональном, ближневосточном, Турция не может не понимать, что ее интересам отвечают и сильный самостоятельный Иран, и единая Сирия, и активная роль России в регионе – тогда ей будет что противопоставить как тем, кто хочет взорвать курдскую мину под фундаментом ее государственности, так и исламистскому проекту халифата, вовсе не османского.

        До конца года у Эрдогана будет две возможности подробно обсудить это с Путиным – через месяц в Анталье (на саммите «двадцатки»), а потом и в Казани на двухсторонних переговорах. И почему-то кажется, что изменившаяся к тому времени ситуация на сирийском фронте будет способствовать турецко-российскому взаимопониманию.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............