28 января, вторник  |  Последнее обновление — 03:02  |  vz.ru
Разделы

Мировая «пятерка» может собраться в Москве

Станислав Ткаченко, профессор СПбГУ, эксперт клуба «Валдай»
Когда в трех главных ядерных державах планеты внутриполитические процессы начинают доминировать над вопросами внешней политики, открываются возможности для самых разных инициатив, включая проект создания пятисторонней (США, Китай, Россия, Великобритания, Франция) системы контроля ядерного оружия. Подробности...

Нормальный Киев существует параллельно с ненормальным

Глеб Простаков, журналист
За идиотизмом политиков мы забываем, что значительная часть украинцев абсолютно вменяемы, трезвы в суждениях и в целом мало отличаются от людей из ДНР, ЛНР, Крыма, да и самой России. Подробности...
Обсуждение: 51 комментарий

В Израиле за комичные куплеты Долгополову может прилететь год тюрьмы

Сергей Мардан, публицист
Современные европейские государства холят и лелеют всякого рода меньшинства. Россия, правда, пошла по особому пути и вместо того, чтобы выпустить закон «о защите чувств и прав гомосексуалистов», выбрала другую группу – верующих. Подробности...
Обсуждение: 113 комментариев

    Подаренное Эрдоганом зеркало привело Меркель в восторг

    На церемонии открытия немецкого университета в Стамбуле Реджеп Тайип Эрдоган подарил Ангеле Меркель изящное инкрустированное зеркало. Подобные зеркала в дорогой оправе использовались во дворцах султанов и символизируют силу и богатство. Подарок вызвал у канцлера бурные эмоции
    Подробности...

    Путин открыл в Израиле памятник героям блокадного Ленинграда

    Лидеры России и Израиля Владимир Путин и Биньямин Нетаньяху открыли в Иерусалиме монумент «Свеча памяти», посвященный защитникам и жителям блокадного Ленинграда. Памятник, который представляет собой 9-метровую стелу, стал одним из крупнейших мемориалов в еврейском государстве
    Подробности...

    Новые лица в правительстве Мишустина

    Новый глава правительства Михаил Мишустин менее чем за неделю сумел сформировать новый состав кабинета министров. У него будет девять замов, в том числе один первый – им стал Андрей Белоусов. Силовой блок кабинета сохранился, главным дипломатом остается Сергей Лавров. Зато полностью обновился социальный блок
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Уханьский коронавирус проник в Германию

        Главная тема


        Как США вернули мир на грань ядерной катастрофы

        искажение истории


        Зеленский заявил о косвенной вине СССР в Холокосте

        борьба с нацизмом


        Макрон отметил роль Красной армии в освобождении Освенцима

        «второе название»


        На популярном итальянском телешоу Украину назвали Малороссией

        Видео

        поправки в Конституцию


        В ожидании перемен в России начали вспоминать 1993 год

        виртуальный реверс


        Украина рано радуется поставкам газа из Польши

        нефтепровод «Дружба»


        Лукашенко беднеет без российской нефти

        Масштабные хищения


        Коррупция стала атрибутом власти в США

        Безграничное доверие


        Алексей Алешковский: Глупо жаловаться на патернализм, исповедуя инфантилизм

        Защита верующих


        Сергей Мардан: В Израиле за комичные куплеты Долгополову может прилететь год тюрьмы

        Моральные принципы


        Глеб Простаков: Нормальный Киев существует параллельно с ненормальным

        викторина


        Как отмечают Новый год народы России?

        на ваш взгляд


        В какие отрасли отечественной экономики в первую очередь должно вкладываться государство?

        «Японские IT-компании пока не готовы вкладываться в Россию»

        Политолог Казухико Того рассказал газете ВЗГЛЯД о том, что мешает активному участию японского бизнеса в российской модернизации

        14 сентября 2010, 14:20

        Текст: Мария Сусликова,
        Юрий Зайнашев

        Версия для печати

        На завершившемся в конце минувшей недели Ярославском мировом политическом форуме заметную роль организаторы отвели представителям Японии. Японские IT-технологии принципиально необходимы России для модернизации. О том, что мешает расширению двусторонних связей, газете ВЗГЛЯД рассказал один из участников форума, политолог Казухико Того.

        Японии была отведена подчеркнуто почетная роль на форуме. Представители Страны восходящего солнца участвовали в работе всех четырех секций форума.

        Так, бывший министр финансов Японии Кодзи Оми, который на родине как раз вплотную ныне занимается развитием высоких технологий, получил слово для выступления на секции «Государство как инструмент технологической модернизации», как раз и посвященной созданию современной высокотехнологичной инфраструктуры и качественному обновлению всей производственной сферы.

        Во время финального пленарного заседания один из них – Юкио Хатояма, который всего несколько месяцев назад еще возглавлял правительство Японии, был приглашен на сцену в президиум, когда в зале оставались сидеть действующие лидеры стран, например, президент Южной Кореи, премьер Италии и, наконец, сам президент России.

        Затем Хатояма выступил с докладом, в котором заявил, что Япония могла бы содействовать России в модернизации ее экономики, в первую очередь за счет инвестиций в дальневосточный регион.

        Особую благодарность такое подчеркнутое внимание у японцев вызывает еще и потому, что на их родине политика переживает не лучшие времена. Кризис власти до сих пор не преодолен. Правда, преемник Хатоямы действующий премьер Наото Кан сумел сохранить свою власть, ему удалось победить на выборах главы правящей Демократической партии Японии (ДПЯ), которые состоялись во вторник. На пост главы партии, который автоматически открывал путь к премьерству, кроме Кана, претендовал и бывший генеральный секретарь ДПЯ Ичиро Озава, который считается «серым кардиналом» японской политики. Наблюдатели прочили успех именно Озаве, но тот неожиданно проиграл.

        Один из участников японской делегации на форуме в Ярославле, бывший высокопоставленный дипломат, ныне - глава института глобальных исследований при университете Киото Санье, профессор Казухико Того рассказал газете ВЗГЛЯД, что развивать двустороннее сотрудничество проблематично, поскольку японские деловые круги все еще сомневаются в стабильности российского законодательства. Того также пояснил, почему территориальные споры, которые Япония ведет едва ли не со всеми своими соседями, например с Китаем и Кореей, не мешают ее тесному сотрудничеству с этими странами, в отличие от аналогичного спора с Россией.

        К слову, в тот же самый вечер, когда Хатояма читал доклад в Ярославле, в Подмосковье премьер-министр Владимир Путин принимал бывшего японского премьер-министра Есиро Мори – своего партнера по переговорам о судьбе Курильских островов, которые интенсивно проходили в начале 2001 года, спустя менее чем год после того, как Путин занял пост президента. В иркутских переговорах сыграл активную роль и нынешний собеседник газеты ВЗГЛЯД, который занимал тогда пост главы европейского департамента МИД Японии и курировал, в том числе, и отношения с Россией.

        Бывший дипломат, политолог Казухиро Того(фото: japantimes.co.jp)
        Бывший дипломат, политолог Казухико Того (фото: japantimes.co.jp)

        ВЗГЛЯД: Господин Того, как бы вы подытожили роль японских гостей на Ярославском форуме?

        Казухико Того: Встреча в Ярославле стала подтверждением уважения к японским представителям. Я благодарен организаторам, например, за то, что в каждой сессии форума участвовали наши представители, мне также дали слово для выступления. Не забывайте, мы же все-таки – азиатские люди, нам важно всегда сохранять лицо, достоинство. Это надо учитывать всем, кто ведет с нами дело.

        Должен сказать, что в последние месяцы, казалось, отношения Японии и России охладели. Сказать, что они на низком уровне – и то было бы слишком мягко. За последний год политики почти не контактировали друг с другом – я не помню такого даже во времена Советского Союза. Похоже на времена «холодной войны».

        Основную часть вины за эту ситуацию следует возложить на японскую сторону. В прошлом году сменилась правящая партия, и пришедшие к власти в МИДе чиновники допускали, на мой взгляд, неделикатность по отношению к российскому руководству, в том числе и в таком щекотливом вопросе, как «северные территории». Я не обвиняю никого персонально. Просто тогда не было политической силы, которая смогла бы сразу преодолеть это недоразумение. Сказалось недопонимание среди японских специалистов деликатности этого вопроса в диалоге с Россией.

        Возможно, именно эта неделикатность и была причиной того, что в начале июля в Хабаровске на совещании по активизации сотрудничества со странами Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) ни президент Дмитрий Медведев, ни глава российского МИДа Сергей Лавров даже не упомянули Японию в своих речах. Лавров, например, назвал в качестве главных партнеров Южную Корею, Китай, Индию, страны АСЕАН и даже Австралию, но не произнес ни  слова о Японии.

        После такого эпизода приглашение в Ярославль и подчеркнутое уважение, которое нам здесь оказали, стало для меня полной и приятной неожиданностью. Здесь чувствовалось внимание к Японии, особенно в свете того, что у нас надвигались перевыборы лидера правящей партии, что означает, по сути, и выборы премьер-министра.

        ВЗГЛЯД: Насколько продвинутый японский бизнес созрел для масштабных инвестиций в Россию?

        К.Т.: Нельзя сказать, что японские высокотехнологические компании не интересуются Россией. Уже пять лет назад такие автогиганты, как «Тойота» и «Нисан», начали строить здесь заводы.

        Однако в целом, начиная с 1990-х годов, среди наших бизнесменов по-прежнему сохраняется беспокойство, что в России любой закон может быть изменен в один прекрасный день без особой на то причины, что приведет к потере инвестиций. Это не новость, об этом давно все уже говорят. Стабильность законодательства тесно связана с гарантиями инвестирования.

        ВЗГЛЯД: А настроение ваших деловых кругов оживилось бы, подпиши наконец наши страны мирный договор?

        К.Т.: Если возникнет новая политическая обстановка, если бы  мы смогли открыть новую страницу на политическом уровне – это, конечно, совсем другое дело. Но вообще-то у деловых людей собственные представления. Как это повлияет на их умонастроение, я не вполне могу себе представить. Но, в целом, неизбежно коренное улучшение политических отношений повлияет на установление взаимодоверительных экономических отношений.

        Как известно, бизнес вкладывается только туда, где достигнута политическая стабильность. Примеры – Китай и Вьетнам. С одной стороны, Китай и Вьетнам это коммунистические страны. Если у вас есть доверие на политическом уровне, это гарантирует сохранение бизнес-интересов. С другой стороны, опять же, это коммунистическая страна, и если у них однажды что-то произойдет внутри руководства, это может разрушить весь бизнес.

        То же самое пока целиком и полностью можно отнести и к России. Должен сказать, что и в экономических, и в политических условиях еще нужно много сделать, чтобы японские высокотехнологичные компании смогли бы вкладываться в Россию на масштабном уровне.

        По всему периметру

        ВЗГЛЯД: Япония ведет территориальный спор не только с Россией, но и с Китаем и Кореей. Не далее как в понедельник завершился очередной пограничный инцидент в районе островов Сенкаку, во время которого ваши пограничники захватили китайское судно и арестовали его экипаж. Это привело к очередной ссоре с Пекином... Откуда возникли такие трения едва ли не по всему периметру?

        К.Т.: Первопричина в том, что все границы нынешней Японии были проведены после войны под очень сильным влиянием Соединенных Штатов. Я бы не сказал, что ответственность лежит только на США, но все же они играли главную роль при определении новых границ бывшей Японской империи.

        К.Т.: Да-да, все эти события связаны с моими воспоминаниями детства. Сам я с дедом почти не общался, поскольку он был министром, то после войны он пошел под Токийский трибунал и получил 20 лет тюрьмы. В тюрьме он и умер, в 1950 году, когда мне было пять лет.  У меня осталось о нем очень смутное воспоминание, хотя мы с мамой его навещали в заключении. Но моя мать, его дочь, была с ним очень близка, в том числе и во время войны. Мой отец тоже был дипломатом, поэтому в семье очень много и подробно рассказывали, что произошло в начале войны и как потом в 1945-м мой дед пытался закончить войну. Эти разговоры были фоном всего моего детства. Поэтому другие люди могут обо мне сказать, что мое мнение пристрастное. Но став дипломатом, я изучал документы того периода в архивах и прилагал усилия, чтобы мое мнение имело бы объективную базу.

        Дед стал министром в апреле 1945 года в кабинете премьера Сузуки. В тот момент единственной целью, ради которой он принял назначение, было как можно скорее закончить войну. Для этого он инициировал создание неофициального «совещания шести лидеров», ответственных уже перед самим императором. В него входили, кроме деда, также премьер, военный министр, министр флота и начальники генеральных штабов армии и флота.

        В тогдашней японской структуре власти кабинет министров и военное командование существовали совершенно порознь друг от друга. Генштаб армии и генштаб флота подчинялись напрямую императору. И считалось, что министры занимались политикой, а Генштаб – боевыми операциями. Но во время войны ведение операций и означало реальную политику. При этом генералы и адмиралы из Генштаба не давали полной информации кабинету... Так вот в этом «совещании шести» дед был главным генератором идей.

        ВЗГЛЯД: Почему он, а не премьер?

        К.Т.: Премьер Сузуки, бывший адмирал, имел важные доверительные отношения с императором, но дед  выдвинул конкретную стратегию для капитуляции и твердо осуществлял и защищал ее. Военные умели брать на себя ответственность за провалы, но не умели создать такую стратегию.

        Разумеется, на этом совещании речь шла о Советском Союзе единственной державе, с которой мы тогда еще не воевали. В конце мая специальный посланник правительства, бывший премьер Хирота провели беседу с послом Советского Союза, чтобы понять намерения Москвы и предложить через ее посредничество Америке окончить войну.

        Но, как теперь уже известно, к тому времени уже состоялась Ялтинская конференция, на которой Советский Союз уже пообещал своим союзникам по антигитлеровской коалиции напасть на Японию не позднее чем через три месяца после победы над Германией. Поэтому, разумеется, у Сталина уже не было никакого интереса к переговорам.

        12 июля японское правительство отправило телеграмму советскому руководству с предложением принять специального посланника императора по поводу окончания войны. Вы, наверно, не понимаете всей важности этого предложения? Если это спецпосланник императора, то это было предложение на самом высоком уровне.

        А 18 июля началась Потсдамская конференция. 26 июля была издана Потсдамская декларация относительно судьбы Японии. Так что телеграмма осталась без ясного ответа. Но я должен вам признаться, что мой дедушка до последнего все еще надеялся на какой-то отклик от Сталина. Когда утром 9 августа он узнал о нападении советских войск, только тогда он понял, какую ошибку он допустил, когда питал какое-то чувство доверия к Сталину. Потом, в тюрьме он в мемуарах даже ругал себя за доверчивость.

        ВЗГЛЯД: Вы тоже сделали успешную карьеру в МИДе и даже возглавили там европейский департамент. До этого вы много лет работали в посольстве в Москве, свободно говорите по-русски. И именно вы активно готовили саммит, который состоялся в марте 2001 года в Иркутске между премьером Есиро Мори и новым тогдашним президентом Владимиром Путиным.

        В минувшую пятницу Мори снова навещал Путина, правда, о деталях их разговора не сообщается, но известно, что много лет после своей отставки с поста премьера Мори был сопредседателем российско-японского Совета мудрецов, пытавшегося найти компромисс по судьбе Курильских островов. Поскольку прошло уже более девяти лет, не могли бы вы поподробнее рассказать о саммите в Иркутске, в ходе которого, как известно, Россия и Япония оказались ближе всего в новейшей истории к официальному окончанию состояния войны?

        К. Т.: В своей работе в МИДе я исходил из того, что Япония и Россия должны создать новые отношения взаимодоверия, которые бы отвечали интересам каждой страны. Для этого абсолютно нужно было найти взаимоприемлемое решение этого трудного вопроса.

        В Иркутске мы подошли к самому главному. Я лично готовил ту встречу и в течение семи месяцев вел очень интенсивные переговоры с моим тогдашним российским партнером – заместителем главы МИДа Лосюковым. У нас с ним возникла настоящая атмосфера доверия.

        Могу сказать, что российская сторона действительно подтвердила тогда действие декларации еще 1956 года. Путин даже стал ссылаться на нее тогда в своих публичных выступлениях. В соответствии с этой декларацией, Москва была готова вернуть два острова из четырех Хабомаи и Шикотан после подписания мирного договора.

        Торг здесь неуместен

        ВЗГЛЯД: Тогда в прессе появились утечки о том, что Токио согласится ради мирного договора на два острова, а переговоры по Кунаширу и Итурупу  продолжат отдельно, уже после нормализации отношений.

        Писали также, что обсуждался вариант, при котором на оставшихся двух островах Россия могла бы объявить для всех японцев безвизовый режим, так что любой гражданин Страны восходящего солнца мог туда приехать и чувствовать себя «как дома». Это бы утешило национальные чувства японцев и позволило при этом сохранить и суверенитет России над оставшимися двумя островами...

        К.Т.: О том конкретном варианте мы не говорили. Но действительно, Мори предложил Путину разделить переговоры на две части – отдельно по островам Хабомаи и Шикотан, которые СССР уже выразил готовность передать в 1956 году, и отдельно – по двум остальным, мнение о суверенитете над которыми Россия и Япония полностью отличаются друг от друга.

        ВЗГЛЯД: Какое-то промежуточное решение?

        К.Т.: Нет. Мы с Лосюковым находились только на пороге начала проведения двухходовых переговоров. Если бы эти переговоры были бы продолжены еще полгода, по моему мнению, может, мы и смогли бы найти какое-то компромиссное взаимоприемлимое «Альфа». Я говорил Лосюкову не раз во время наших бесед: «Возможно, откроется «Альфа». Так мы условно называли компромиссное решение.

        Владимир Путин на предложение Мори вести двухходовые переговоры ответил: «Посмотрим». На этом фактически переговоры и закончились.

        Уже в апреле Мори потерял власть, премьером стал Коидзуми. Произошел полный разворот в российско-японских отношениях. Стратегия Мори о проведении двухходовых переговоров подверглась сильным атакам правых националистов. В результате этого конфуза я был в том же месяце освобожден от обязанностей главы европейского департамента и назначен послом в Голландии, а спустя год мне пришлось вообще уйти из МИДа. С тех пор я преподаю политологию в различных университетах.

        Позиция Японии снова стала жесткой – только все четыре острова сразу. Коидзуми назначил нового главу МИДа – госпожу Танака, дочь Хакку Танака, который вел переговоры с Брежневым в 1973 году. Та начала новый курс – вернуться к 1973 году. Отстранила меня от этого направления работы. Меня обвинили в излишней склонности к «компромиссам».

        ВЗГЛЯД: Сейчас этот вопрос для вас и для вашего поколения болезненный. Но, может быть, через 25 лет придет новое поколение, и оно, так сказать, будет настроено на компромисс?

        К.Т.: Нынешняя молодежь действительно почти ничего не знает об истории, в отличие, например, от молодых китайцев или корейцев. Молодые даже смутно знают, кто с кем воевал вообще. Я вот преподаю в университете и вижу, что они в школе вообще этим не занимались.Мы стараемся прилагать все усилия, чтобы познакомить их с историей.

        Я сомневаюсь, что молодое поколение со слабым знанием истории, сможет найти компромиссное решение в трудных вопросах. Все-таки, в моем поколении есть еще люди, которые в течение более чем 20 лет прилагали все усилия к тому, чтобы найти компромисс. Я надеюсь, что пока эти люди активны, Япония и Россия смогут найти какое-то взаимоприемлемое решение, в не слишком далеком будущем.



         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............