Глеб Простаков Глеб Простаков Москва ставит Узбекистан во главу угла

Конкуренция России и Китая в Центральной Азии носит ограниченный и неконфликтный характер. Во-первых, у каждого своя специализация. Большие инфраструктурные проекты – за Россией, масштабные инвестиции и кредиты – за Китаем. Во-вторых, рост влияния осуществляется преимущественно за счет США и ЕС.

7 комментариев
Сергей Худиев Сергей Худиев Не надо изобретать новую идентичность – она у русских уже есть

В России немало спорили и спорят о том, Европа ли мы. С одной стороны, нас постоянно «выписывали из европейцев» политики и публицисты других народов, с другой – и у нас есть тенденция самим объявить себя чуждыми Европе. Тенденция, которая усиливается на фоне нынешнего противостояния.

19 комментариев
Василий Стоякин Василий Стоякин Зря Зеленский прогуливал уроки истории

Запад пытается нарисовать сказочную версию истории Второй мировой войны, где США, Великобритания и Франция помогали освободить от нацистско-российской оккупации Украину. Но почему-то не освободили.

5 комментариев
12 мая 2023, 11:00 • Экономика

Почему российская экономика оказалась так устойчива

Почему российская экономика оказалась так устойчива
@ Ohde/Global Look Press

Российская экономика демонстрирует особенную устойчивость к внешним негативным факторам. Это вызывает удивление и зависть у развитых западных экономик, вынужденных бороться и с инфляцией, и с долгами. Как же российской экономике удается такой поражающий маневр и какие проблемы придется решить в этом году?

В последние годы российская экономика демонстрирует устойчивость к внешним шокам и способность развиваться вне зависимости от внешних обстоятельств. «Это было и в COVID, потому что мы в 2020 году меньше «упали», чем многие другие страны, и быстрее восстановились», – напомнил министр экономического развития РФ Максим Решетников в ходе рабочей встречи с президентом РФ Владимиром Путиным. Более того, многие страны преодолевали COVID при помощи очень крупных заимствований, что привело к разгону инфляции.

Тогда как у России кратно ниже уровень госдолга и существенно ниже инфляция. «Из развитых стран у нас сейчас по марту инфляция на одном из самых низких уровней – 3,5%, а по апрелю данные сейчас – 2,6%», – отметил Решетников. В прошлом году был создан мощный задел по снижению инфляции в 2023 году: не будет индексации тарифов, ожидается хороший урожай, работают демпферные механизмы, которые предотвращают перенос мировой инфляции на внутренний рынок. «Это как раз тот запас экономической стабильности, о   котором мы говорим и который нам дает возможность сейчас более активно двигаться», – объяснил министр.

Действительно, в прошлом году Центробанк вовремя повышал и снижал ставки, плюс были введены валютные и другие ограничения. Наконец, превалирование экспорта над импортом позволило рублю укрепиться, и это тоже внесло свой вклад в сдерживание инфляции.

Россия может похвастаться очень низким уровнем госдолга, в отличие от западных стран, которые жили на широкую ногу за счет заимствований. «Определяющую роль здесь играет устойчивый торговый баланс: торговый экспорт превышает импорт. Поэтому для нас нет смысла в заимствовании значительных валютных резервов на внешних рынках. Более того, в последние 10-15 лет бюджет сводился с профицитом, что также является одной из причин, по которой уровень госдолга в России низкий», – объясняет Алексей Ведев, доктор экономических наук, заведующий лабораторией структурных исследований ИПЭИ РАНХиГС.

Еще один позитивный фактор – это рост промышленного производства на 1,2% в марте этого года к уровню прошлого года. «Промышленное производство очень хорошо идет вверх: это и машиностроение, и металлообработка, и пищевая промышленность. То есть там, где действительно процессы импортозамещения существенно пошли, это очень видимые темпы роста», – отметил Решетников. Одновременно адаптируются отрасли, ориентированные на экспорт, перестраивается логистика, резюмировал глава Минэкономразвития.

Сыграли свою роль и фундаментальные факторы устойчивости российской экономики в таких непростых условиях.

«За последние 25-30 лет очень сильно изменилась экономическая география мира, что не очень хорошо понимают западники. В начале 90-х годов и в районе 2000-х, когда появились первые санкции против Ирана, огромный ряд товаров производился только на Западе. Однако теперь есть китайская, индийская, турецкая продукция, в том числе машиностроительная, химическая и так далее.

Конечно, все еще есть часть продукции, которую сложно заменить – это микросхемы, научное оборудование, авиационные компоненты, особенно уникальные двигатели. Тем не менее появился целый ряд товаров, которые сейчас можно заместить. То есть сейчас у нас есть больше возможностей для маневра, чем в девяностых и двухтысячных. Плюс Россия сама прикладывала определенные усилия в течение долгого времени, чтобы создать аналоги западным товарам и эти возможности для маневра», – рассуждает руководитель направления анализа и прогнозирования макроэкономических процессов ЦМАКП Дмитрий Белоусов.

Кроме того, Россия за эти десятилетия расправила крылья в экономическом плане и стала играть заметную роль на мировом нефтегазовом рынке. И убрать такого крупного игрока с мировой арены без последствий для самих западных экономик невозможно.

«Чтобы исключить такую страну, как Россия, из экономик Запада, только в ресурсном плане нужно иметь достойную замену. При отказе от российских ресурсов возникает вопрос: «А на чем ездить будете?».

Поэтому и появились серые рынки, теневой танкерный флот, всякого рода нефтяные смеси типа «латвийской» и т. д. Возможности для наращивания давления у Запада уже ограничены. Все это и позволило нам легче пройти сложную ситуацию и в плане экспорта, и в плане импорта», – говорит Дмитрий Белоусов.

Прошлый год был тяжелым из-за разрыва экономических связей и ухода западного бизнеса из России. Однако российская экономика и бизнес адаптируются к новым условиям. Более того, создаются возможности для роста российской экономики в 2023 году. И это признают даже на Западе, где МВФ уже несколько раз менял свой прогноз по нашей экономике на этот год в сторону улучшения. Минэкономразвития прогнозирует рост ВВП России на 1,2%. Основным источником роста там называют потребительский спрос, основанный на увеличении реальных доходов населения. Ожидается рост всех компонентов – заработных плат, социальных пособий, предпринимательских доходов. Кроме того, с 1 января 2024 года будет повышен МРОТ на 18,5%, что является важным решением. Низкая безработица в России, как ожидается, подстегнет модернизацию предприятий, что также положительно повлияет на динамику зарплат.

Но главное, что население снова перейдет от сбережений к тратам – и тем самым поможет экономике расти.

«Есть эффект отложенной покупки. В прошлом году население отказалось от покупки ряда товаров, а в этом году пришло время совершить эти траты. Кроме того, резко сократился выездной туризм, и россияне стали больше тратить внутри страны. В прошлом году из России ушли многие торговые марки, а в этом году возникает все больше альтернативных потребительских товаров, в том числе из Китая», – говорит Белоусов.

«Если говорить об экономическом росте дальше, то есть три фактора неопределенности: получится или не получится. Первый фактор неопределенности связан с экспортом и особенно с экспортом неэнергетических товаров, где конкуренция очень жесткая. Если во втором полугодии в мире начнется кризис, то тогда и дружественные страны станут меньше покупать наши товары и машины. Второй момент: получится ли создать и как быстро новые системы международных расчетов через юани, реалы, рубли, драхмы?» – отмечает Белоусов.

Второй фактор неопределенности связан с частными инвестициями.

«Два главных компонента инвестиций – это стройка и машины. В прошлом году экономику сильно поддержало именно строительство как жилых домов, так и инфраструктуры, и восстановление в Донбассе. Но, судя по всему, мы по максимуму отжали возможности, связанные со стройкой. Но на ней одной мы долго не протянем, нужно подключать частные инвестиции в машины.

Речь идет о машинном оборудовании, станках, компьютерах, грузовых автомобилях и других товарах, которые импортировали. Процесс замещения этой продукции из враждебных стран на продукцию дружественных стран обязательно произойдет, как показывает опыт других подсанкционных стран, например, Ирана и Пакистана. Плюс мы стараемся наладить внутреннее производство. Вопрос: насколько быстро эти процессы будет идти», – говорит Белоусов.

И третий фактор неопределенности, который связан со вторым – это импорт. «У нас уже начался импорт готовых изделий, в первую очередь потребительских товаров, из дружественных стран, насколько это можно понять. Так как детальной статистики по внешней торговле сейчас нет, данные закрыты. И в этом или следующем году встанет вопрос: а кто раньше начнет перехватывать этот оживающий потребительский спрос? Импортеры, только не западные, как мы привыкли, а восточные и южные соседи, включая Китай и Турцию или соответственно мы сами. В какой мере мы сможем это превратить в свой собственный рост? Это вопрос уже ловкости, в том числе наших бизнесменов и наших усилий», – рассуждает собеседник.

Он отмечает, что президент не случайно в разговоре с министром экономики говорил не столько об огромных проектах и о военке, сколько о среднем и малом бизнесе, потому что важно, чтобы тот импульс, который дает государство, сопровождался развитием частного бизнеса. Например, инвестиции в жилищное и инфраструктурное строительство приводят к появлению и развитию малых бизнесов по сервису, ремонту, питанию, торговли и т. д.

В ЦМАКП прогнозируют по году инфляцию в 4,6-5% и рост ВВП России на 0,5-1%. «Мой прогноз на этот год пока относительно негативный: я ожидаю 1% падения ВВП, – говорит Алексей Ведев. – Но, с другой стороны, я отчасти согласен с прогнозом Минэкономразвития, потому что разница между ростом на 1,2% и падением на 1% находится примерно на уровне статистической погрешности. Экономика будет адаптироваться к новым условиям, поэтому ожидать прорывного роста, равно как и сильного падения, неправомерно. Думаю, что будет некоторая стагнация».

..............