19 ноября, вторник  |  Последнее обновление — 12:59  |  vz.ru
Разделы

«Рашагейт» по-британски станет не менее захватывающим, чем в США

Дмитрий Родионов, политолог
Надо понимать, что никакие доказательства «вмешательства» и не нужны. Достаточно громко произнести, что они есть. Или хотя бы намекнуть на это. Ведь в старой доброй Англии, как мы знаем из одного анекдота, все джентльмены и верят друг другу на слово. Подробности...
Обсуждение: 5 комментариев

Способны ли российские ракеты попасть в американский авианосец

Александр Шишкин, инженер-кораблестроитель
Порою можно услышать, что российские средства поражения, которые СМИ называют не иначе как «убийцы авианосцев», едва ли не бессмысленны в современных условиях. И все из-за того, что у России отсутствуют инструменты, необходимые для наведения этих ракет. И никакие авианосцы эти ракеты успешно атаковать не способны. Так ли это на самом деле? Подробности...
Обсуждение: 91 комментарий

Киев готовится добровольно отказаться от Донбасса

Глеб Простаков, журналист
По исследованиям, большинство жителей Донбасса желают в том или ином качестве интегрироваться в Россию, в составе Украины хотят жить немногим более 5%. А раз так, к чему реинтегрировать эти чуждые новому украинскому самосознанию элементы? Подробности...
Обсуждение: 24 комментария

    Историк Соколов в бронежилете на следственном эксперименте

    В пятницу арестованного историка Олега Соколова привезли на следственный эксперимент на набережную реки Мойки в Санкт-Петербурге, где, по данным следствия, он пытался утопить отрубленные руки своей убитой молодой невесты
    Подробности...

    На автомобильном салоне в Дубае показали люксовые суперкары

    В Дубае проходит ежегодный автомобильный салон. Это главная подобная выставка на Ближнем Востоке, проводится она с 1989 года. И хотя соперничать по статусу с главными автосалонами мира мотор-шоу в ОАЭ не может, крупнейшие автопроизводители нередко показывают здесь свои новинки
    Подробности...

    Венеция ушла под воду

    Венеция, знаменитый прибрежный город на северо-востоке Италии, снова оказалась под ударом стихии. На этот раз вода поднялась до рекордных за последние 50 лет значений и затопила исторический центр. На площади святого Марка не осталось ни голубей, ни туристов – уровень воды достиг 1 метра
    Подробности...
    Обсуждение: 6 комментариев

        НОВОСТЬ ЧАСА:ЕК рекомендовала Киеву закупать газ напрямую в России

        Главная тема


        «Бескультурье оккупанта» толкает солдат НАТО на преступления

        встречные требования


        Украина отвергла предложения Газпрома по транзиту газа в ЕС

        народный артист СССР


        Стало известно о состоянии Юрия Соломина

        «по каким законам жить»


        Михалков расшифровал «русский код»

        Видео

        Миллиардные хищения


        Как устроены самые популярные схемы воровства денег у России

        возвращение кораблей


        Украина получила испытание доброй волей России

        «политический украинец»


        Предательские заявления поэта Орлуши родом из СССР

        ранок газа


        У Газпрома появился новый конкурент в Европе

        договор о границе


        Зачем Лукашенко нужна «бешеная напряженка» с Россией

        Доказательства не нужны


        Дмитрий Родионов: «Рашагейт» по-британски станет не менее захватывающим, чем в США

        Интеграция в Россию


        Глеб Простаков: Киев готовится добровольно отказаться от Донбасса

        Нравственные ориентиры


        Алексей Алешковский: Время стрессов и страстей мчится все быстрей в лентах новостей

        на ваш взгляд


        Как вы относитесь к идее отказа от использования в быту пластиковых пакетов?

        «Время хороших концов»

        Режиссер фильма «ДухLess» считает, что сейчас России нужны хэппи-энды

        2 октября 2012, 19:41

        Текст: Кирилл Решетников

        Версия для печати

        «В чем проблема нашей страны? Европа и весь мир, куда мы хотим попасть, живут по принципу «законно или незаконно». А мы, к сожалению, живем по принципу «свой – чужой», – объяснил в интервью газете ВЗГЛЯД режиссер Роман Прыгунов, рассказывая о своем фильме «ДухLess», снятом по одноименному роману Сергея Минаева. Фильм выходит в широкий прокат 4 октября.

        ВЗГЛЯД: Роман Минаева отражает реальность середины 2000-х, в ваш фильм – жизнь  начала 2010-х. Фильм «ДухLess» – о том, что происходит сегодня, или скорее о некой «нашей эпохе», имеющей более широкие временные рамки?

        Роман Прыгунов: Иногда бывает так, что хочется выдать одно за другое. Буду с вами откровенен: я за 10 лет снял всего три фильма и, когда мне предложили участвовать в этом проекте, я согласился безо всяких сомнений – у меня не было вариантов. Я неплохо делаю картинку, и у меня, может быть, неплохой кинематографический вкус. Наверное, именно поэтому меня пригласили. Задача у меня была скорее ремесленническая, чем высокохудожественная – сделать ребрендинг этого романа, как бы цинично это ни звучало. Как-то его обновить, освежить. Люди ведь не меняются, и со времен Рима страсти остаются все теми же. Может быть, актуальность потеряли марки машин, бренды одежды, названия хитов и музыкальных команд, но по сути человек остается одним и тем же. Я просто что-то перелицевал, поменял какие-то детали. Мы попытались уловить веяния времени, как-то на него отреагировать, ввели аллюзию на группу «Война», что-то еще. Я – обыкновенный москвич с довольно обычными, наверное, взглядами на жизнь, и не пытаюсь строить из себя кого-то другого. Наш фильм – попытка ответить на ожидания зрителя, на общественные запросы.

        ВЗГЛЯД: И все-таки, герой фильма – это тридцатилетний человек середины 2000-х, условно перенесенный в сегодняшний день, или это сегодняшний тридцатилетний?

        Р.П.: Ну давайте скажем наугад, что верен второй вариант – он мне ближе. Хотя что-то я делал подсознательно. Ты не всегда можешь точно определить смысл своих действий. Иногда ты просто чувствуешь некую общественную вибрацию и пытаешься дать на нее какой-то ответ.

        ВЗГЛЯД: А вообще, согласны ли вы, что нынешнее время существенно отличается от того, которое отображено в романе? На ваш личный взгляд, сильно ли изменилась жизнь?

        Роман Прыгунов: За что я благодарен Минаеву, так это за то, что никто из его персонажей не корчит из себя супергероя(фото: ИТАР-ТАСС)
        Роман Прыгунов: За что я благодарен Минаеву, так это за то, что никто из его персонажей не корчит из себя супергероя (фото: ИТАР-ТАСС)

        Р.П.: При всем уважении к вопросу, для меня это некоторая заумь, откровенно говоря. Я – животное, делаю многие вещи интуитивно. И если у меня что-то получилось, то скорее интуитивно, чем обдуманно. Если говорить о моей собственной жизни, состоящей из того, что я встаю утром, иду в магазин и т. д., то она изменилась не очень сильно. Жизнь изменилась, может быть, у Путина или у кого-то еще, кто раньше занимал одни должности, а теперь – совсем другие. А я как был человеком из богемы, так им и остался, как жил режиссерской жизнью, так и живу. Маленьких людей перемены, конечно, тоже как-то касаются. Но вот, скажем, кто-то там в Сирии воюет, а мне до этого никакого дела нет, в сущности. Вспоминается рассказ одной моей знакомой, которая в 1960-е годы жила в украинской провинции. Был известный момент, когда шла борьба за Кубу, и вот в этом провинциальном украинском городе, где все бедные, какая-то бабка бежит по двору и кричит другой бабке: «Таня! Таня! Куба наша!» Вот я об этом, понимаете? Что же касается романа, то это, в принципе, попсовая вещь, мы ведь понимаем, что это не «Фауст» Гете. А фильм – просто блокбастер, вот и все.

        ВЗГЛЯД: Кстати, а как произошло ваше знакомство с романом?

        Р.П.: Когда мне позвонил продюсер Петр Ануров и предложил прочесть книгу, я был, по-моему, на Казантипе – отдыхал, лежал на пляже. Оказалось, что у девушки, которая лежала рядом, эта книга как раз была. Я попросил ненадолго, бегло почитал. Ну то есть не то чтобы бегло, но в любом случае там ведь все понятно. Да и вообще, моя бабушка – учитель русского языка и литературы. За что я благодарен Минаеву, так это за то, что никто из его персонажей не корчит из себя супергероя. Я с Минаевым, кстати, до этого не был знаком. В целом мне кажется, что у нас получилась адекватная экранизация популярного в народе романа.

        ВЗГЛЯД: Роман заканчивается, по-видимому, гибелью главного героя, а у вас – не то чтобы хэппи-энд, но финал, скажем так, обнадеживающий. Это просто изменение, внесенное в данный конкретный сюжет, или здесь есть какой-то общий оптимистический посыл?   

        Р.П.: Конечно, есть. У нас было несколько вариантов финала. В том числе, например, такой: главному герою звонит начальник, которого играет Михаил Ефремов, и говорит: а ну быстро, б..дь, на работу! И тот бежит на работу. Был и такой вариант, что герой кончает совсем плохо. Но мне кажется, что сейчас в России – время хороших концов. Людям надо давать надежду. По-моему, поколение новых независимых людей, чье мышление свободно от советских категорий, просто обязано включиться в ход событий и что-то срочно сделать – говорю это без ложного пафоса. Иначе будет катастрофа. У них нет опыта, но у них есть молодость и есть будущее. Мне 43 года, и мне хотелось бы верить, что 20-летние смогут заявить о себе, начать отстаивать свои права, бороться за свое будущее – и за свою старость. Причем бороться покруче, чем это делаем мы.                                 ВЗГЛЯД: Да, но сейчас вы имеете в виду тех людей, которых в фильме представляет подруга тридцатилетнего героя. А те, чьим собирательным образом является он сам, по-вашему, могут как-то поучаствовать в движении к светлому будущему?

        Р.П.: Лично я не верю, что человек способен измениться, особенно если ему за тридцать. Но я все-таки хочу в это верить. Шопенгауэр сказал, что у тех, кому больше тридцати, есть только одна возможность измениться, а именно – изучить свой характер и сделать над собой усилие. Только в этом случае можно что-то поменять. Я бы сказал так: в нашем фильме духоборческий финал. Мы за то, чтобы шанс на лучшее был. Показать плохой конец для художника легче всего, нас тоже к этому так и тянуло. Но все-таки мы сделали иначе. В этом смысле правы и Петя Ануров, и Федор Бондарчук, и мой отец, Лев Прыгунов – они показали мне верный путь. Они сказали, что меня проклянут, если конец будет плохим. И я полностью согласен с ними в том, что плохим его делать было нельзя. Потому что сейчас нам нужны хорошие финалы. А кроме того, есть еще одна техническая вещь: фильмы с хорошими концами собирают больше зрителей. И это тоже немаловажная деталь.

        ВЗГЛЯД: Подруга героя показана в фильме социальной активисткой, чего в книге нет – это как раз одна из примет новой эпохи, причем в контексте всего остального едва ли не главная. Активисты изображены в фильме с некоторой иронией, но вам, похоже, действительно представляется, что политизированная деятельность так называемых арт-групп – определяющая черта времени. Я правильно понял?

        Р.П.: Несомненно. Лично мне эти люди очень симпатичны. Я в восторге от акции «Войны», где был задействован Литейный мост. Мы с ними встречались, и в каком-то смысле именно эта бригада вдохновила нас на то, чтобы сделать героев именно такими. Кстати, нужно помнить, что подобные группы существовали издавна, еще с 1960-х – во Франции, например. И в фильмах мне тоже импонирует эта линия – я имею в виду таких, как бы сказать, ироничных «террористов», традицию, идущую от Бунюэля с его «Скромным обаянием буржуазии». Все началось с него. В общем, я сразу понял, что эти ребята мне симпатичны, и я хочу вернуть их на экран.

        Мне приятно, что вы заметили наше ироничное отношение к ним – я вообще считаю, что слишком серьезным быть нельзя, и ко всему стараюсь относиться с юмором. Как к активистам, так и к тем, кто является их полной противоположностью. Но звучащая в фильме фраза «ах ты сексист гребаный, ты мне слова вставить не даешь» – это слова Толоконниковой, сказанные во время нашей встречи. По-моему, она сказала их другому участнику «Войны», которого зовут Леня. Я – ни за тех, ни за других, я – за себя. Но они – славные ребята, и им тоже нелегко.

        ВЗГЛЯД: По-видимому, герои, прототипами которых послужила «Война», как раз и видятся вам настоящими людьми будущего?

        Р.П.: Я скажу так: я очень хочу верить, что мы сделали культовое кино, которое останется свидетельством некого момента. Костюмы, марки машин, манеры, слова, привычки – все это мне важно было запечатлеть. А глубже я не копал. Наверное, можно сказать, что мне повезло.

        ВЗГЛЯД: В продолжение темы активистов: к Pussy Riot вы, наверное, тоже относитесь положительно?

        Р.П.: Скорее положительно, чем нет. Ведь в чем проблема нашей страны? Европа и весь мир, куда мы хотим попасть, живут по принципу «законно или незаконно». А мы, к сожалению, живем по принципу «свой – чужой». По закону девочки должны были отсидеть 15 суток, и все – их должны были отпустить. Вот о чем тут речь, а не о том, что они совершили и кого они обидели. Своему можно все, а чужому – ничего. Поэтому в интересах своего закон нарушается. Это меня бесит, и с этим я никогда не соглашусь.

        ВЗГЛЯД: Можно ли вкратце определить, кому адресован фильм «ДухLess»? Для кого это кино?

        Р.П.: Да, можно. Записывайте через черточку: это кино для чу-ва-ков.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............