20 апреля, суббота  |  Последнее обновление — 15:18  |  vz.ru
Разделы

Если ты не вооружен искусствоведческой лупой, тебе хочется одного

Ольга Андреева, корреспондент отдела науки журнала "Русский репортер"
Не надо забывать, что искусство – тоже бизнес. Сказать посетителю, что Люсьен Фрейд отвратителен, это как если бы официант отговаривал вас заказывать эскалоп, потому что свинина несвежая. Стоит в меню – ешь. Повесили в музее – смотри! Подробности...
Обсуждение: 4 комментария

Порошенко отложил личинку в Зеленского

Глеб Простаков, журналист
Порошенко был сродни питону Каа из мультфильма про Маугли, своим танцем притягивая обезьян-бандер-логов к себе. Зеленский же был тем самым бандер-логом дразнившем змею. По смыслу - грозно. По форме - смешно. Подробности...
Обсуждение: 20 комментариев

Зеленский как чистый тип политического хулигана

Глеб Кузнецов, политолог, глава экспертного совета ЭИСИ
Есть два типа популистов по характеру самопрезентации: «популист-братан» и «популист-подружка». Братан и его субразновидность «мощный дед» – это хулиган. «Сеня, пошли пивка дернем! Как не хочешь?» – и подмигивает хулиганским глазом. Подробности...

    Открылся 18-й Шанхайский международный автосалон

    Открылся 18-й Шанхайский международный автосалон, собравший множество ярких новинок от ведущих автопроизводителей из 20 стран мира. В центре внимания – электромобили. Скажем, Audi привезла в Китай настоящий автомобиль будущего – концепт AI:me, полностью электрический беспилотник
    Подробности...

    Появились первые фото из сгоревшего Нотр-Дама

    Появились первые фотографии из сгоревшего собора Парижской Богоматери. Горевший всю ночь храм получил серьезные повреждения: обрушился деревянный шпиль, пострадала несущая конструкция. С полыхавшим всю ночь огнем удалось справиться только к утру
    Подробности...

    Собор Парижской Богоматери сгорел

    Знаменитое на весь мир здание собора Парижской богоматери, кажется, уже не будет прежним. Легендарная церковь пострадала от сильнейшего пожара, дым от которого был виден на весь Париж
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Лукашенко пообещал «быть в окопах вместе с Россией»

        Главная тема


        Что станет с Порошенко в случае поражения

        ракеты Rampage


        Израиль придумал способ перехитрить российские С-300

        «все, включая Макрона»


        Во Франции заявили о фактическом признании Крыма частью России

        единство балтии


        Литва отругала Эстонию из-за Путина

        Видео

        «живой организм»


        Экс-главком Черноморского флота прокомментировал поломку «Цезаря Куникова»

        гражданская война


        Ополченцы ДНР понесли серьезные потери в столкновении с диверсантами

        «самая воинственная»


        Бывший президент США пошел наперекор всей американской элите

        поставки нефти и угля


        Угроза Медведева Украине содержит намек и для Лукашенко

        война в ливии


        Проиграл ли «пророссийский фельдмаршал» битву за Триполи

        Российский автопром


        Антон Любич: Автомобиль для миллионеров дарит шанс экономике

        История войны


        Алексей Колобродов: Несвоевременный роман, который очень вовремя

        Дорога в ад


        Сергей Худиев: Транс-активисты вплотную принялись за детей

        на ваш взгляд


        Должна ли Россия помочь Франции в восстановлении собора Парижской Богоматери?

        «Время хороших концов»

        Режиссер фильма «ДухLess» считает, что сейчас России нужны хэппи-энды

        2 октября 2012, 19:41

        Текст: Кирилл Решетников

        Версия для печати

        «В чем проблема нашей страны? Европа и весь мир, куда мы хотим попасть, живут по принципу «законно или незаконно». А мы, к сожалению, живем по принципу «свой – чужой», – объяснил в интервью газете ВЗГЛЯД режиссер Роман Прыгунов, рассказывая о своем фильме «ДухLess», снятом по одноименному роману Сергея Минаева. Фильм выходит в широкий прокат 4 октября.

        ВЗГЛЯД: Роман Минаева отражает реальность середины 2000-х, в ваш фильм – жизнь  начала 2010-х. Фильм «ДухLess» – о том, что происходит сегодня, или скорее о некой «нашей эпохе», имеющей более широкие временные рамки?

        Роман Прыгунов: Иногда бывает так, что хочется выдать одно за другое. Буду с вами откровенен: я за 10 лет снял всего три фильма и, когда мне предложили участвовать в этом проекте, я согласился безо всяких сомнений – у меня не было вариантов. Я неплохо делаю картинку, и у меня, может быть, неплохой кинематографический вкус. Наверное, именно поэтому меня пригласили. Задача у меня была скорее ремесленническая, чем высокохудожественная – сделать ребрендинг этого романа, как бы цинично это ни звучало. Как-то его обновить, освежить. Люди ведь не меняются, и со времен Рима страсти остаются все теми же. Может быть, актуальность потеряли марки машин, бренды одежды, названия хитов и музыкальных команд, но по сути человек остается одним и тем же. Я просто что-то перелицевал, поменял какие-то детали. Мы попытались уловить веяния времени, как-то на него отреагировать, ввели аллюзию на группу «Война», что-то еще. Я – обыкновенный москвич с довольно обычными, наверное, взглядами на жизнь, и не пытаюсь строить из себя кого-то другого. Наш фильм – попытка ответить на ожидания зрителя, на общественные запросы.

        ВЗГЛЯД: И все-таки, герой фильма – это тридцатилетний человек середины 2000-х, условно перенесенный в сегодняшний день, или это сегодняшний тридцатилетний?

        Р.П.: Ну давайте скажем наугад, что верен второй вариант – он мне ближе. Хотя что-то я делал подсознательно. Ты не всегда можешь точно определить смысл своих действий. Иногда ты просто чувствуешь некую общественную вибрацию и пытаешься дать на нее какой-то ответ.

        ВЗГЛЯД: А вообще, согласны ли вы, что нынешнее время существенно отличается от того, которое отображено в романе? На ваш личный взгляд, сильно ли изменилась жизнь?

        Роман Прыгунов: За что я благодарен Минаеву, так это за то, что никто из его персонажей не корчит из себя супергероя(фото: ИТАР-ТАСС)
        Роман Прыгунов: За что я благодарен Минаеву, так это за то, что никто из его персонажей не корчит из себя супергероя (фото: ИТАР-ТАСС)

        Р.П.: При всем уважении к вопросу, для меня это некоторая заумь, откровенно говоря. Я – животное, делаю многие вещи интуитивно. И если у меня что-то получилось, то скорее интуитивно, чем обдуманно. Если говорить о моей собственной жизни, состоящей из того, что я встаю утром, иду в магазин и т. д., то она изменилась не очень сильно. Жизнь изменилась, может быть, у Путина или у кого-то еще, кто раньше занимал одни должности, а теперь – совсем другие. А я как был человеком из богемы, так им и остался, как жил режиссерской жизнью, так и живу. Маленьких людей перемены, конечно, тоже как-то касаются. Но вот, скажем, кто-то там в Сирии воюет, а мне до этого никакого дела нет, в сущности. Вспоминается рассказ одной моей знакомой, которая в 1960-е годы жила в украинской провинции. Был известный момент, когда шла борьба за Кубу, и вот в этом провинциальном украинском городе, где все бедные, какая-то бабка бежит по двору и кричит другой бабке: «Таня! Таня! Куба наша!» Вот я об этом, понимаете? Что же касается романа, то это, в принципе, попсовая вещь, мы ведь понимаем, что это не «Фауст» Гете. А фильм – просто блокбастер, вот и все.

        ВЗГЛЯД: Кстати, а как произошло ваше знакомство с романом?

        Р.П.: Когда мне позвонил продюсер Петр Ануров и предложил прочесть книгу, я был, по-моему, на Казантипе – отдыхал, лежал на пляже. Оказалось, что у девушки, которая лежала рядом, эта книга как раз была. Я попросил ненадолго, бегло почитал. Ну то есть не то чтобы бегло, но в любом случае там ведь все понятно. Да и вообще, моя бабушка – учитель русского языка и литературы. За что я благодарен Минаеву, так это за то, что никто из его персонажей не корчит из себя супергероя. Я с Минаевым, кстати, до этого не был знаком. В целом мне кажется, что у нас получилась адекватная экранизация популярного в народе романа.

        ВЗГЛЯД: Роман заканчивается, по-видимому, гибелью главного героя, а у вас – не то чтобы хэппи-энд, но финал, скажем так, обнадеживающий. Это просто изменение, внесенное в данный конкретный сюжет, или здесь есть какой-то общий оптимистический посыл?   

        Р.П.: Конечно, есть. У нас было несколько вариантов финала. В том числе, например, такой: главному герою звонит начальник, которого играет Михаил Ефремов, и говорит: а ну быстро, б..дь, на работу! И тот бежит на работу. Был и такой вариант, что герой кончает совсем плохо. Но мне кажется, что сейчас в России – время хороших концов. Людям надо давать надежду. По-моему, поколение новых независимых людей, чье мышление свободно от советских категорий, просто обязано включиться в ход событий и что-то срочно сделать – говорю это без ложного пафоса. Иначе будет катастрофа. У них нет опыта, но у них есть молодость и есть будущее. Мне 43 года, и мне хотелось бы верить, что 20-летние смогут заявить о себе, начать отстаивать свои права, бороться за свое будущее – и за свою старость. Причем бороться покруче, чем это делаем мы.                                 ВЗГЛЯД: Да, но сейчас вы имеете в виду тех людей, которых в фильме представляет подруга тридцатилетнего героя. А те, чьим собирательным образом является он сам, по-вашему, могут как-то поучаствовать в движении к светлому будущему?

        Р.П.: Лично я не верю, что человек способен измениться, особенно если ему за тридцать. Но я все-таки хочу в это верить. Шопенгауэр сказал, что у тех, кому больше тридцати, есть только одна возможность измениться, а именно – изучить свой характер и сделать над собой усилие. Только в этом случае можно что-то поменять. Я бы сказал так: в нашем фильме духоборческий финал. Мы за то, чтобы шанс на лучшее был. Показать плохой конец для художника легче всего, нас тоже к этому так и тянуло. Но все-таки мы сделали иначе. В этом смысле правы и Петя Ануров, и Федор Бондарчук, и мой отец, Лев Прыгунов – они показали мне верный путь. Они сказали, что меня проклянут, если конец будет плохим. И я полностью согласен с ними в том, что плохим его делать было нельзя. Потому что сейчас нам нужны хорошие финалы. А кроме того, есть еще одна техническая вещь: фильмы с хорошими концами собирают больше зрителей. И это тоже немаловажная деталь.

        ВЗГЛЯД: Подруга героя показана в фильме социальной активисткой, чего в книге нет – это как раз одна из примет новой эпохи, причем в контексте всего остального едва ли не главная. Активисты изображены в фильме с некоторой иронией, но вам, похоже, действительно представляется, что политизированная деятельность так называемых арт-групп – определяющая черта времени. Я правильно понял?

        Р.П.: Несомненно. Лично мне эти люди очень симпатичны. Я в восторге от акции «Войны», где был задействован Литейный мост. Мы с ними встречались, и в каком-то смысле именно эта бригада вдохновила нас на то, чтобы сделать героев именно такими. Кстати, нужно помнить, что подобные группы существовали издавна, еще с 1960-х – во Франции, например. И в фильмах мне тоже импонирует эта линия – я имею в виду таких, как бы сказать, ироничных «террористов», традицию, идущую от Бунюэля с его «Скромным обаянием буржуазии». Все началось с него. В общем, я сразу понял, что эти ребята мне симпатичны, и я хочу вернуть их на экран.

        Мне приятно, что вы заметили наше ироничное отношение к ним – я вообще считаю, что слишком серьезным быть нельзя, и ко всему стараюсь относиться с юмором. Как к активистам, так и к тем, кто является их полной противоположностью. Но звучащая в фильме фраза «ах ты сексист гребаный, ты мне слова вставить не даешь» – это слова Толоконниковой, сказанные во время нашей встречи. По-моему, она сказала их другому участнику «Войны», которого зовут Леня. Я – ни за тех, ни за других, я – за себя. Но они – славные ребята, и им тоже нелегко.

        ВЗГЛЯД: По-видимому, герои, прототипами которых послужила «Война», как раз и видятся вам настоящими людьми будущего?

        Р.П.: Я скажу так: я очень хочу верить, что мы сделали культовое кино, которое останется свидетельством некого момента. Костюмы, марки машин, манеры, слова, привычки – все это мне важно было запечатлеть. А глубже я не копал. Наверное, можно сказать, что мне повезло.

        ВЗГЛЯД: В продолжение темы активистов: к Pussy Riot вы, наверное, тоже относитесь положительно?

        Р.П.: Скорее положительно, чем нет. Ведь в чем проблема нашей страны? Европа и весь мир, куда мы хотим попасть, живут по принципу «законно или незаконно». А мы, к сожалению, живем по принципу «свой – чужой». По закону девочки должны были отсидеть 15 суток, и все – их должны были отпустить. Вот о чем тут речь, а не о том, что они совершили и кого они обидели. Своему можно все, а чужому – ничего. Поэтому в интересах своего закон нарушается. Это меня бесит, и с этим я никогда не соглашусь.

        ВЗГЛЯД: Можно ли вкратце определить, кому адресован фильм «ДухLess»? Для кого это кино?

        Р.П.: Да, можно. Записывайте через черточку: это кино для чу-ва-ков.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............