18 января, четверг  |  Последнее обновление — 16:10  |  vz.ru
Разделы

Чего США добиваются от Казахстана

Ирина Алкснис, обозреватель РИА «Новости»
В самом конце декабря 2017 года стало известно, что 22 миллиарда долларов Национального суверенного фонда Казахстана были заблокированы на счетах бельгийского филиала американского Bank of New York Mellon. В этой истории прекрасно все. Подробности...
Обсуждение: 12 комментариев

На Западе начали подозревать, что мы немножко отличаемся от них

Руслан Осташко, политолог
Вы наверняка знаете поговорку, что русские очень медленно запрягают, но зато очень быстро едут. Так вот, сейчас есть повод поговорить о том, что к нашим европейским партнерам применима аналогичная, только более обидная поговорка. Подробности...
Обсуждение: 28 комментариев

Одиночество Путина

Андрей Бабицкий, журналист
Еще лет пять назад я с негодованием отверг бы саму вероятность того, что с моего языка сойдут подобные слова, что я не буду стесняться выражать свое уважение российскому президенту. Подробности...
Обсуждение: 210 комментариев

    Новинки международного автосалона в Детройте скоро доедут до России

    В США открылся Детройтский автосалон. Именно с него начинаются крупнейшие автомобильные события года. Кроме представленных концептов, таких как Infiniti Q (на фото), мировые автопроизводители порадовали премьерами, которые доедут до российских автосалонов в этом году
    Подробности...

    В пермской школе № 127 произошла резня

    Массовая резня произошла в пермской школе № 127 в первый день учебы после зимних каникул. По последним данным, пострадали 15 человек, 12 из них госпитализированы, один ребенок, четвероклассник, находится в критическом состоянии
    Подробности...

    Второй дивизион С-400 заступил на дежурство в Крыму

    Второй дивизион ЗРК С-400 «Триумф» заступил на боевое дежурство по противовоздушной обороне на крымском мысе Фиолент под Севастополем. Боевые расчеты развернули пусковые установки, осуществили топопривязку и начали отслеживание целей
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Представлены эскизы формы российских атлетов на Играх в Корее

        Главная тема


        Ради закона о «реинтеграции Донбасса» Киев пошел даже на конфликт с Западом

        «гигантский прыжок назад»


        Американские СМИ заявили о скором банкротстве Роскосмоса

        воспитательная работа


        Найден виновный за появление скандального видео ульяновских летчиков-курсантов

        интервью телеканалу «Россия 1»


        Песков сказал, что больше всего не любит Путин

        «российская угроза»


        Экс-посол Швеции оценил вероятные последствия войны с Россией

        «коллегиальное решение»


        Бывший глава МИД Украины объяснил, почему Киев отказался воевать за Крым

        американские птрк


        Глава Генштаба Украины высказался о сложностях с получением «Джавелинов»

        территория ссср


        Прибалтийские политики начинают менять свое отношение к русским

        конфликт в сирии


        Пентагон и ЦРУ загоняют Трампа в сирийскую ловушку

        «административные плюсы»


        Денис Селезнев: Движения вокруг закона «о реинтеграции Донбасса» мало связаны собственно с республиками Донбасса

        «Одиночество Путина»


        Андрей Бабицкий: Сама по себе биография Путина на посту главы государства – необычный и блистательный сюжет

        «Доклад Кардина»


        Дмитрий Дробницкий: Под стратегическое сдерживание России в Вашингтоне подвели теоретический базис

        на ваш взгляд


        Заслуживают ли наказания студенты института гражданской авиации, сделавшие неприличный ролик в стиле БДСМ?

        Дмитрий Дейч: «Сократить расстояние между сакральным и профанным»

        «Современный российский книжный рынок совершенно не расположен к красивым жестам и подробной издательской скрупулезности…»

        13 сентября 2008, 17:05

        Текст: Ольга Лукас

        Версия для печати

        Сказочник Дмитрий Дейч родился в 1969 году в Донецке. Жил в Армении, на Крайнем Севере, в Москве и Санкт-Петербурге. С 1995 года Дмитрий Дейч живет в Израиле. Его малая проза печаталась в антологии «Очень короткие тексты», составленных Максом Фраем сборниках новой прозы «Пять имен», «Секреты и сокровища: 37 лучших рассказов 2005 года», «Уксус и крокодилы: лучшие рассказы 2006 года», «Русские инородные сказки», «Прозак», «78», журналах «Многоточие» (Донецк), «Солнечное сплетение» и «Двоеточие» (Иерусалим), «Воздух» (Москва).

        Дейч – автор книг «Август непостижимый» (Донецк, 1995), « Преимущество Гриффита» (Москва, Livebook, 2007), « Сказки для Марты» (Москва, Livebook, 2008). Живет в Тель-Авиве.

        – В вашей книге собственно сказок меньше, чем текстов, которые я отнесла бы, скорее, к жанру рассказа или притчи. Почему же книга называется «Сказки для Марты»?

        – В один прекрасный момент я перестал называть себя писателем и, хорошенько подумав, определил свое занятие как занятие сказочника.

        – Разве писатель не может быть сказочником и наоборот?

        – Писатель занимается «литературным трудом». Он пишет, чтобы НАПИСАТЬ.

        Я ничего не «создаю», ни над чем не «работаю», письмо необходимо мне как некая практика себя, самоценная форма интроспекции: я пишу, чтобы ПИСАТЬ.

        В случае писателя закономерным является некий основной РЕЗУЛЬТАТ – в виде текста, который можно ОПУБЛИКОВАТЬ.

        В моем случае нечто такое, что можно ОПУБЛИКОВАТЬ, является побочным результатом и ни в коем случае не является «продуктом» моего «труда».

        Для писателя важна ОРИГИНАЛЬНОСТЬ, индивидуальность текста.

        Мне, сказочнику, абсолютно все равно, похож ли я на какого-нибудь известного (неизвестного) автора, на коллектив авторов или всех авторов, вместе взятых.

        И наконец, последнее (по счету, но не по значению): для писателя текст обладает свойствами биографическими, интимными, в тексте заключается некая квинтэссенция его существа, нечто такое, что делает его жизнь более осмысленной.

        Грубо говоря, текст должен быть проекцией самого писателя в мир текстов, его отражением. Текст должен быть не менее «умен», чем сам писатель. Не менее обаятелен. Текст должен быть искушен, он должен понимать свое место в мире других текстов (и, разумеется, иметь его, это место).

        Именно потому писатель не может допустить даже намека на собственное непонимание того, что происходит внутри.

        Я же, наоборот, готов к тому, что текст будет совершенно непохож на меня (понимая при этом, что эта непохожесть – мнимая, что, проникая вглубь «сознания» текста, я сам становлюсь на него похожим). Единственным критерием «правильности» того, что я делаю, является внезапный сдвиг сознания во время работы с текстом, интуитивное понимание наших с ним отношений.

        – Довольно ли сказанного, чтобы назвать книгу сказками?

        – Мне кажется, что первоначально, в архаичных, дописьменных обществах занятие сказочника было подобно тому, чем занимаюсь я. Сказочником назывался тот, кто был способен не просто «рассказать историю», но при помощи рассказа сократить расстояние между сакральным и профанным – прежде всего для себя самого, внутри себя, – путем погружения в стихию текста.

        – Теперь понятно, почему у вас порой обнаруживается удивительная звукопись, свойственная больше поэзии, нежели прозе. Музыка в ваших текстах – нечто намеренное или спонтанное?

        – Для меня слово по природе своей – в большей степени звук, чем знак. Я многократно проговариваю вслух все то, что ложится на бумагу. Я хотел бы, чтобы чтение этой книги было похоже на то, как на нас действует музыка, звучащая в чужом плеере, или случайная сцена в метро или парке, которая довольно быстро стирается из памяти, но остается в виде легкого послевкусия и на следующий день, и месяц спустя.

        – В вашей книге немало персонажей-музыкантов. Не было ли у вас желания создать саундтрек к книге?

        – Имеется идея такого проекта – издать книгу (другую, не эту) в виде буклета к компакт-диску. Когда-нибудь, возможно...

        – Один критик предположил, что «Сказки для Марты» пародируют все, что так или иначе может быть отнесено к сказке, легенде, притче, мифу. В самом ли деле это так?

        – «Сказки для Марты» – не пародия и даже не пастиш. Я с глубочайшим уважением отношусь к канону и считаю себя продолжателем, а не подражателем.

        Многие из «катайских» миниатюр являются в прямом смысле полемикой в отношении различных канонических текстов.

        – Мне кажется, что «Переводы с катайского» выиграли бы, будь они опубликованы отдельной книгой.

        – В самом деле, «Переводы с катайского» – кусочки довольно обширного неоконченного текста, который называется «Повесть о Великом Малом».

        В отличие от «Переводов», это вполне консистентное, цельное произведение, где имеется сюжет, своеобразная поэтика и, опять же, свои непростые отношения с каноном. Как только (и если) эта книга напишется, я предложу ее Livebook.

        – Визуальное решение предыдущей книги – «Преимущество Гриффита» – еще более причудливо и разнообразно, чем у «Сказок для Марты». Кажется, постоянное стремление к визуализации приводит к появлению новых смыслов, которые изначально отсутствовали в самом тексте. Как это соотносится с тем, что вы говорили о знаке и голосе?

        – Именно ради такого изменения, ради появления нового, соразмерного тексту смысла я сотрудничаю с художниками и арт-директором.

        Я никогда не цепляюсь за МОЕ в тексте, текст, который уже пройден, прочитан мною, должен измениться, трансформироваться – для того, чтобы стать книгой.

        Коль скоро дело доходит до публикации, для меня первостепенным становится книга как объект, как то, что держат в руках. Каждая из книг – плод совместной работы, где арт-директор, художник и издатель являются в прямом смысле слова соавторами.

        И тут прежде всего нужно снять шляпу перед издателем. Это совершенно уникальное явление – издательство, способное вкладывать деньги в проекты из любви к искусству.

        Современный российский книжный рынок совершенно не расположен к таким жестам и подобной издательской скрупулезности. Несмотря на то что моей «гражданской» профессией был и остается дизайн (а может быть, именно благодаря этому), я мог доверить свои сказочки только суперпрофессионалу в области книжной графики.

        За «Гриффита» Наталья Вишнякова получила арт-директорский приз на ADCR Awards 2008, а после выхода «Марты» совершенно ясно, что без Натальи Поваляевой, белорусской художницы, мои сказки выглядели бы на бумаге довольно посредственно.

        – И последнее: кто такая Марта? Многие задают этот вопрос, поскольку нигде в тексте это имя больше не встречается. Только на обложке.

        – Марта – реальный живой человек, который совершенно бескорыстно помог мне понять и почувствовать, каково это – быть сказочником.



         
         
        © 2005 - 2017 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost Apple iTunes Google Play
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............