Василий Стоякин Василий Стоякин Где на Украине искать нацистов

Украинский режим не похож на классический тоталитарный режим: тут нет НСДАП, эсэсовцев в красивых мундирах от «Хуго Босс», концлагерей и бесноватого фюрера (есть бесноватый клоун). Но это не должно сбивать с толку.

8 комментариев
Алексей Нечаев Алексей Нечаев Германия забыла о благодарности русским

Казалось бы, Берлину пора остановиться. «Северные потоки» взорваны их ближайшими союзниками, на Украине реальных перспектив нет, экономика в жесточайшей рецессии, промышленность переезжает в США, а без нее и кооперации с Россией немецкое благосостояние невозможно. Но нет. Вместо того, чтобы спокойно отнестись к объединению русских и тем самым отдать долг России за 1990 год, Берлин пытается придумать, как взорвать Крымский мост с помощью ракет Taurus.

19 комментариев
Алексей Анпилогов Алексей Анпилогов Америку тяготит запрет ядерного оружия в космосе

Обвинения России в якобы «полной готовности» российского космического оружия электромагнитного импульса могут говорить как раз об обратном – о том, что именно в США разработка таких вооружений вышла на финальную прямую.

2 комментария
28 января 2008, 19:35 • Культура

Михаил Козаков: «На мой век публики хватит»

Михаил Козаков: «На мой век публики хватит»

Михаил Козаков: «На мой век публики хватит»
@ ИТАР-ТАСС

Tекст: Михаил Шабашов

Сейчас телевизионные пульты заменили клавиши фортепиано – мы тыкаем кнопки почти с такой же скоростью, только взамен получаем бессмыслицу во множестве вариантов. Ее величество Мысль вымели из телевидения, и она переместилась на островки концертных залов и театральных подмостков. Там можно утолить жажду по интеллекту, увидеть и услышать то, о чем тоскует Душа. Это можно сделать, например, побывав на поэтических вечерах Михаила Козакова.

Он не любит по поводу себя восторженных эпитетов, хотя они роем жужжат возле его имени и так и норовят примоститься. Удержаться от этого соблазна очень трудно.

Никакие «Культурные революции», тем более на «Пусть говорят» и иже с ней – ни шагу. Это все за гранью моего понимания

Михаил Михайлович назначил встречу у себя дома. Человек, которому по всем статьям полагается дворецкий, сам встретил меня у лифта и проводил в свое однокомнатное княжество, в котором много книг и фотографий.

К точке зрения Козакова на многие вещи стоит прислушаться, ибо о безупречности его вкуса подобает молчать. C известным актером и режиссером встретился корреспондент газеты ВЗГЛЯД Михаил Шабашов.

– Михаил Михайлович, афиши ваших поэтических вечеров можно увидеть чаще, чем вас по телевидению. Скажите, живо искусство устного слова?
– Тенденции к его угасанию были в начале 90-х годов. Сейчас – наоборот. Я это сужу по полным залам, где мне доводится выступать, – и в Концертном зале им. Чайковского, и в Доме музыки, и в Ленинградской филармонии, и в Калининграде, и в Набережных Челнах, и в Ярославле. Да везде, куда меня позовет гастрольный график!

У меня много поэтических программ – «От Пушкина до Бродского»; по стихам Давида Самойлова – «Мне снился сон», который я исполняю вместе с певицей Анастасией Модестовой.

По Иосифу Бродскому сейчас у меня две программы: «Дуэт для голоса с саксофоном» – раньше я его играл с Алексеем Козловым, потом долгое время с Игорем Бутманом, а теперь с Александром Новиковым, молодым талантливым саксофонистом.

Вторая программа – «Ниоткуда с любовью…». Это целый спектакль, который мы даем в театре «Школа современной пьесы». Здесь звучат стихи, песни, романсы и дуэты, которые исполняет Владимир Качан и Анастасия Модестова.

Мы воспроизводим подлинные диалоги из книги Соломона Волкова о Бродском и фрагменты из интервью поэта. А на экране показывают кадры с Иосифом Александровичем и его рисунки. Вот такой комбинированный спектакль.

Два-три раза в месяц мы его представляем зрителям. Но мы не только в Москве выступаем – ездим в Петербург, Нижний Новгород и за границу…

Так что с полной уверенностью могу сказать, что сейчас есть возврат к интересу к этому виду искусства. Очевидно, по той причине, что определенной части публики надоели сериалы по телевизору и прочая муть, которую там показывают.

– А как вы относитесь к нынешнему ТВ?
– Для телевидения я много работал начиная с 60-х годов в таких жанрах, как литературный театр, театр литдрамы, телеспектакли… Делал телефильмы, которые снимал, и сам снимался и т.д. Но вот последние два года у меня возникли довольно сложные отношения с телевидением.

Поясняю. Я снял два фильма. Один – шестисерийный «Очарование зла» по сценарию Бородянского и Николая Досталя при моем участии.

Это картина об эмиграции 30-х годов в Париже и происках ОГПУ. Лента о трагических судьбах людей, о любви… Там сыграли прекрасные актеры – Наташа Вдовина, Алексей Серебряков, Карен Бодалов, в роли Цветаевой – Галина Танина, мой сын Кирилл сыграл чекиста Кривицкого.

Это многофигурная история. Картина прошла по каналу RTVI по всему миру, и не один раз. Эту ленту видели в Белоруссии и на Украине. А в России ее не показывают. Вот уже два года она лежит на полке. Найти ее можно и в продаже – она есть на DVD.

Плюс к этому у меня произошел еще один «облом» – по договоренности с компанией «Амедиа» мы с Марком Розовским сочинили сценарий для фильма об убийстве Михоэлса. По книге Левашова и по документам.

Это же целый пласт нашей истории. Сценарий крупный по охвату событий. Но его вычеркнули из плана. Это случилось уже после того, как мое «Очарование зла» легло на полку.

А еще я должен был экранизировать комедию «Любовник Пинтера». Но снова ничего не получилось. Глядя на то, что показывают сегодня по телевизору, я понял, что все мои идеи, которые касаются исторического кино или комедийного, не нужны сейчас.

Это не вписывается в художественную политику современного телеэкрана.

– А что они говорят, эти телевизионные деятели?

– А ничего не говорят! Вот в чем тайна. «Очарование зла» делала компания «Дом-фильм», которую возглавляет Владимир Досталь. Картина куплена каналом «Россия».

И когда я задаю вопрос Досталю, он говорит, что для него самого это тоже загадка. В течение этих последних двух лет я делал попытки связаться с руководителями канала «Россия». Но общался только на уровне секретарш.

Ни один человек из руководящего состава трубку не брал. Я только слышал: «Как вас представить? По какому вы вопросу? Доложим. Вам перезвонят».

И так длится два года. Никто мне не перезванивал. Не ко двору-с…

И тогда я сказал себе: «Ну и бог с ними. Я вернусь к театру». И за прошлый год я поставил три спектакля.

Один в Грузии – «Чайку» Чехова на грузинском языке в театре имени Морджинишвили. Роль Полины Андреевны там играет моя дочь Манана – ей 38 лет, она живет в Грузии.

Второй спектакль – «Ниоткуда с любовью…» – поэтическую программу по стихам Бродского, и третий – «Любовь по системе Станиславского».

Это современная русская комедия, полноценная театральная постановка, в которой играют шесть прекрасных актеров – я тоже причислю себя к ним: Оскар Кучера, Владимир Большов, Александр Песков, Елена Шанина, Инна Милорадова. Она же и автор пьесы.

Мы уже дали премьерный показ в Выборгском дворце культуры в Петербурге. Затем на очереди Брянск, Нижний Новгород, и в начале февраля мы сыграем официальную московскую премьеру в Театре на Малой Бронной.

Это антреприза «Инновация». Там молодые продюсеры, которые серьезно и толково работают. И я надеюсь продолжать свое сотрудничество с ними.

У меня есть и дальнейшие планы – хочу сделать спектакль, который уже когда-то ставил, – «Цветок смеющийся», но уже с молодым составом.

В моем режиссерском портфеле еще как минимум есть две-три пьесы, которые я хочу поставить. Плюс поэтические концерты. Мне этого вполне достаточно.

– Еще по поводу телевидения. Вас можно увидеть фрагментарно в документальных фильмах о наших знаменитых актерах…
– Ну, когда тебя просят рассказать о коллегах по работе, кого ты хорошо знал или знаешь, то почему бы и не откликнуться?

Если я любил актеров, о которых идет речь, то я, конечно, принимаю участие в воспоминаниях о них. Например, о Ролане Быкове, Павле Луспекаеве, Олеге Ефремове...

Вот что касается моего участия в так называемых ток-шоу, то тут картина следующая. Я с удовольствием принял приглашение на программу «Линия жизни».

Спасибо, кстати, каналу «Культура» и за то, что к своему 70-летию мне предоставили возможность сделать четыре передачи. С радостью иду к Андрею Максимову в «Ночной полет»…

На канале «Звезда» я сам могу тет-а-тет побеседовать с достойным человеком. То есть глаза в глаза. А на другие передачи я не хожу.

Никакие «Культурные революции», тем более на «Пусть говорят» и иже с ней – ни шагу. Потому что это все за гранью моего понимания.

– Как вы относитесь к тому, что сделали «Иронию судьбы – 2»?

– Я не буду смотреть этот фильм. Не знаю, может, я неправ, но не буду.

Вот «Карнавальная ночь – 2» в новогоднем варианте мне понравилась. Все-таки это тоже снимал Рязанов. И он преследовал определенную мысль о том, как изменились времена.

Во многом это было сделано очень хорошо. Сергей Маковецкий замечательно справился с ролью бюрократа нового образца. Грустные кадры с Зельдиным…

Из последних работ Эльдара Рязанова мне очень понравилась его лента «Жизнь без любви. Андерсен». Я ее смотрел два раза. Считаю, что это новый Рязанов. Я высоко ставлю эту фантазийную работу.

– А «12» Михалкова смотрели?
– Да. Там очень хорошие актеры, которые играют «номерами», как в сборном концерте. Но фильм, как мне кажется, не лишен конъюнктуры.

Из увиденного мной в последнее время я бы отметил телевизионный фильм Александра Прошкина и Юрия Арабова «Доктор Живаго».

Это единственный сериал, который мне по-настоящему понравился. Я его смотрел дважды. Остальное – или нравится местами, или не нравится вообще.

Например, в «Мастере и Маргарите» Владимира Бортко какие-то куски очень хорошо играл Олег Басилашвили, Александр Абдулов. Но целиком фильм я не принял.

Как и «Идиот», который тоже «местами». Что касается последней версии «Преступления и наказания», то там хорошо сыграл Панин, Балуев…

А в общем лента мне показалась достаточно иллюстративной и от этого бессмысленной.

..............