23 марта, суббота  |  Последнее обновление — 23:50  |  vz.ru
Разделы

Чтобы все взлетело, нужен суверенитет духа

Глеб Кузнецов, политолог, глава экспертного совета ЭИСИ
Себя он называет самым влиятельным политическим философом современных Нидерландов. Он выступает в парламенте по-латыни, притащил в кабинет рояль и музицирует в свободное время, подчеркнуто не знает и не желает знать ничего о современной молодежной культуре, что не мешает ему быть кумиром этой самой молодежи. Подробности...
Обсуждение: 34 комментария

Пенсионерки с «Эха Москвы» оказались агрессивнее хулиганов

Антон Крылов, журналист
Одним из главных производителей «атмосферы ненависти» в стране (подчеркнем, ненависти политической) оказался сайт СМИ, авторы которого регулярно обвиняют в продуцировании этой самой атмосферы государство или своих оппонентов. Подробности...
Обсуждение: 48 комментариев

Командир атомной подлодки получает меньше депутата Госдумы

Никита Коваленко, замредактора отдела политики газеты ВЗГЛЯД
Армию начали кормить. Если не хорошо, то хотя бы более-менее достойно. Слово «военнослужащий» наконец-то перестало быть эквивалентом слова «нищий». Денежное довольствие серьезно повысили. Но есть и ложка дёгтя. Подробности...
Обсуждение: 131 комментарий

    «Это был взрыв эмоций!» В Сочи чествовали победителей конкурса «Лидеры России»

    «Вы одержали главную победу: над своей слабостью, над своим страхом!» – напутствовал победителей состязания управленцев «Лидеры России» наставник конкурса, первый замглавы администрации президента Сергей Кириенко (на фото Кириенко поздравляет с победой москвичку Александру Добрынину)
    Подробности...

    В мечетях Новой Зеландии расстреляли десятки людей

    Новая Зеландия пережила один из самых страшных терактов в своей истории. В пятницу несколько человек совершили вооруженное нападение на мечети городка Кристчерч. Убиты полсотни верующих, десятки получили ранения. Главный подозреваемый Брентон Таррант транслировал бойню в Сети
    Подробности...

    Отчеканены пять рублей с Крымским мостом

    Банк России выпустил в обращение памятную монету номиналом 5 рублей, посвященную пятой годовщине референдума о государственном статусе Крыма и Севастополя и воссоединения Крыма с Россией
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:В московском ТЦ эвакуировали 800 человек из-за сообщения о взрыве

        Главная тема


        Кто и сколько должен России

        вероятный противник


        Сопровождение американского бомбардировщика российскими истребителями сняли на видео

        неизвестные подробности


        Выснилось, что врачи уговаривали Началову на ампутацию

        церковь и мир


        В РПЦ рассказали, как будут крестить сменивших пол

        Видео

        мэр в отставке


        Лужков рассказал о гигантской сумме, выплаченной Россией Украине «по пьяни ельцинской»

        не просто оружие


        Моряки бьются с Росгвардией за право на важнейший для себя символ

        окончательный вердикт


        За что бывший Гаагский трибунал мстит Караджичу

        спор вокруг Huawei


        США проигрывают Китаю битву за Европу

        рынок еврооблигаций


        Желающие дать России в долг бьют рекорды

        Свобода слова


        Андрей Бабицкий: Я убил себя во время Крымской весны

        Право на аборт


        Анна Долгарева: В чем причина материнского безумия

        Бывший СССР


        Ирина Алкснис: Белоруссия стала второстепенной для России

        на ваш взгляд


        За кого из российских фигуристок вы больше болеете?

        Не избежать погибельного гнева…

        Лев Додин выпустил премьеру «Короля Лира»
        Студентка Академии театрального искусства Дарья Румянцева в роли Корделии и Сергей Козырев в роли графа Кента во время спектакля «Король Лир» в постановке режиссера Льва Додина   18 апреля 2006, 22:51
        Фото: ИТАР-ТАСС
        Текст: Алиса Никольская

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Этот спектакль стал мифом еще задолго до появления на свет. Его ждали так долго, что в какой-то момент переставало вериться в реальность выхода. Всем известно, что Лев Додин готовит работы не торопясь, забираясь в самые дальние глубины как избранного материала, так и подсознания своих актеров и своего собственного. Потому и результат рождается магический.

        Спектакли Додина – это не совсем театр. Это нечто «над театром», по форме столь совершенное, что действие на сцене творится будто само по себе. Нельзя сказать: а вот тут режиссер сделал то-то, а артист сыграл так-то. Ибо «швов», соединяющих компоненты в целое, нет. Цельность возникает изначально.

        Как правило, жизнь спектаклей Додина с премьеры только начинается. Еще какое-то время они «доходят». Вот и «Король Лир» пока пребывает в стадии созревания.

        Что не отменяет сильнейших впечатлений от этой работы.

        Да будет проза

        Первая необычность «Лира» – в прозаическом звучании текста. Говорили, что изначально работа велась со знаменитым стихотворным переводом Бориса Пастернака, но потом от него было решено отказаться в пользу прозаического варианта, сделанного Диной Додиной.

        Поначалу кажущийся упрощенным, текст оказывается на удивление прозрачным. В нем нет «дополнительных смыслов» и, соответственно, тайн: все проговаривается ясно и внятно, порой даже грубо. Что вполне соответствует нравам Средневековья. Никто не разводит церемонии – что пришло на язык, то и озвучивается. И когда Лир в сердцах говорит опальному графу Кенту: «Пошел ты в жопу, приятель», – это шокирует лишь в первое мгновение.

        «Лир» Льва Додина страшен. Но вопреки всему не оставляет ощущения черной безнадежности. Удивительное дело: на сцене нет ни одного позитивного героя, которому можно было бы сочувствовать и сопереживать. Однако внимание эти люди не отпускают ни на минуту. И, выходя из зала, мы задумываемся о них, как о близких нам, и пытаемся разобраться, отчего их судьба так чудовищна.

        Лирова победа


        Наверное, каждый по-своему ответит на вопрос, о чем получился «Лир». Для автора этих строк это в первую очередь поколенческий спектакль. И по смыслу, и по конструкции. Тема отношений отцов и детей накладывается на сценическое партнерство актеров разных поколений, превосходно слившихся в ансамбль. Герои не выходят на общение с высшими силами – они замкнуты в рамки социума. Этот плен превосходно отобразил художник Давид Боровский: черная сцена заколочена крест-накрест деревянными досками – так заколачивали окна во время войны.

        А герои и живут в состоянии войны: у них в крови заговорщичество. Только они не сознаются даже себе, как страшно им жить, – ведь у каждого за спиной может оказаться нож и защиты ждать неоткуда. При этом суть их конфликтов самая что ни на есть первобытная. Поступая согласно собственной природе, они разрушают среду вокруг. Ибо разум, главное изобретение цивилизации, отказывает им.

        Главный принцип Лира (Петр Семак) – «я веду себя как хочу». В этом короле не чувствуется величия, зато налицо жажда власти. А командовать, конечно, удобнее всего домашними, то есть дочерьми и подданными. Две старшие дочери (Гонерилья – Елизавета Боярская, Регана – Елена Калинина), утонченные большеглазые красавицы, понимая и пугаясь этого, готовы выполнять бредовые требования отца, лишь бы он поменьше концентрировал на них внимание.

        А младшая, гордячка Корделия (Дарья Румянцева), «маленький Лир», возьми да и покажи, что она дочь своего отца и характер ей достался по наследству. Неспроста она, переломив зарождающиеся юношеские чувства к жениху, пылкому герцогу Бургундскому (Алексей Зубарев), пойдет под венец с великолепным, но нелюбимым королем Французским (Игорь Иванов).

        Надо видеть, какой Корделия появляется в финале – надменная королева, спокойная и победительная, готовая благодарить отца, что он своим дурным поступком отнял у нее иллюзии и научил быть собой. Однако при этом она сохраняет чувства к отцу – «как долг велит». Что, правда, не спасает ее от гибели, как и остальных.

        «Природа карает нас последствиями затмений»


        Верноподданный слуга Лира граф Глостер (Сергей Курышев) – своеобразное альтер эго Лира. Такой же своенравный любитель поступать по-своему, немало натворивший дел по части любовных подвигов и заведший домостроевские порядки в собственном семействе. Равнодушно бросает повелительные фразы сыновьям, требует уважения, не думая, что его стоило бы заслужить. Чрезмерная строгость рождает противодействие со стороны «незаконного» Эдмунда (Владимир Селезнев), юноши умного и, несомненно, достойного лучшей участи, нежели всю жизнь быть на втором плане. Он и интригу против брата затевает в большей степени для того, чтобы обратить на себя внимание отца, – и бесполезно.

        Великолепна сцена, когда поранивший себя Эдмунд, истекая кровью, взывает к отцу, а тот, достав платок, не перевязывает сыну руку, а бережно поднимает нож-улику и кладет в карман, не обращая внимания на крики о помощи. А братец Эдмунда, «законный» Эдгар (Данила Козловский), не так уж безупречен, как может показаться: он нахален, куражлив и упоен чувством вседозволенности.

        Интересный нюанс: в этом «Лире» два сводных брата оказались очень похожими внешне. Только у Эдгара красота классическая, правильная, а у Эдмунда при почти тех же чертах она кажется поплывшей, странно исказившейся. Они, конечно, дети одного отца, но на их лицах отражается дальнейшая судьба каждого.

        Что любопытно, именно Глостер первым обнаруживает начавшийся вокруг распад. И спохватывается тоже первым. Вместо домашнего монстра, не жалеющего и не любящего никого, вдруг появляется человек. За что, разумеется, ему придется платить вдвойне: сцена расправы над Глостером, сделанная почти на коленях у зрителей первого ряда, – одна из самых диких и натуралистичных в спектакле.

        Потерявший человеческое обличье обезумевший герцог Корнуолл (Сергей Власов), орудующий железным штырем, по-настоящему пугает. Но еще страшнее выглядит Лир, которому до самого конца так и не дано спохватиться. Он осыпает омерзительными проклятиями плачущую Гонерилью, не понимая, что тем самым карает самого себя. Ибо ужасные, ранящие в кровь слова куда болезненнее прикосновений стали.

        Лев Додин жесток к своим героям. Куда более жесток, чем Шекспир. Сочиняя историю вне времени и пространства, режиссер словно доводит до конца и проясняет линии, заданные великим бардом.

        Глядя на героев, мы не думаем об их средневековом происхождении – мы сопоставляем их с собой. И понимаем, как важно вовремя опомниться и не допустить распада «связи времен». Осмотреться вокруг и проявить внимание к близким.

        Взрастить в себе чувство любви – не к кому-то конкретно, а к миру вообще.

        Позволить себе быть человеком.

        «Они погибли, так не допустите же своей гибели!» – словно взывает к нам спектакль.

        И мы, выходя из зала, чувствуем неодолимую ответственность за все человечество.



         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............