Сергей Миркин Сергей Миркин Команда Байдена готовится к плану «Б» по Украине

Отчет Сторча – это очень сильный аргумент в пользу того, чтобы не давать денег Украине, так как с поставками вооружений Киеву творится полный бардак. Если раньше это были просто подозрения республиканских политиков и журналистов, то теперь официально задокументированные факты.

0 комментариев
Денис Миролюбов Денис Миролюбов Россия – родина медиафутбола, и за ней повторяют все

Медиафутбол постепенно выделяется в особую систему внутри профессионального футбола – здесь создаются свои сообщества и интриги. Зарождается и свой трансферный рынок, а некоторые профи не прочь перебраться в медиафутбол.

3 комментария
Андрей Медведев Андрей Медведев С подбитым «Абрамсом» закончилась эпоха американского мифа

В масштабах мировой истории практически одномоментно – талибы в тапках погнали американцев, хуситы, пожевав ката, начали создавать проблемы американскому флоту. И, наконец, два русских солдата с позывными Рассвет и Бык без малейшей жалости добили старый миф.

17 комментариев
25 января 2006, 19:07 • Культура

В присутствии Дара

В присутствии Дара
@ gallery.vavilon.ru

Tекст: Анна Альчук

Мне приходилось присутствовать на многих поэтических вечерах, но атмосферу этого вечера иначе как беспрецедентной не назовешь. Сам поэт читал свои стихи в высшей степени выразительно. Торжественный строй его поэзии передался слушателям. Это был дар «сказания «есть»-ества». Здесь уместно процитировать Хайдеггера: в присутствии поэта его слово как бы начало «светиться, как то собирание, которое впервые вводит присутствующее в его присутствование». Создавалось впечатление, что зрители очень хорошо осознавали значение этого Дара…

Было приятно видеть в зале сугубо профессиональную публику: множество поэтов, литературных критиков, филологов, друзей и поклонников Геннадия Айги; а на сцене салона «Классики ХХI века» – самого поэта и его переводчика, члена Британской академии Питера Франса.

На столе громоздились многочисленные книги Айги, переведенные на множество иностранных языков и изданные в разных странах мира. Среди них несколько изданий его наиболее известной книги «Тетрадь Вероники».

Личное дело поэта

Геннадий Айги с дочерью Вероникой (фото: vavilon.ru)
Геннадий Айги с дочерью Вероникой (фото: vavilon.ru)
Геннадий Айги начал вечер с рассказа о том, насколько трудным был для него (родившегося в семье, где говорили и писали по-чувашски) выбор русского в качестве основного поэтического языка. Переход к письму на русском языке он назвал «очень личным делом». До этого он писал на чувашском и переводился мало.

Когда же выбор был сделан: писать стихи по-русски и переводить на чувашский французскую поэзию, – выиграли как чувашская, так и русская культура. Чувашские читатели приобрели в его лице прекрасного переводчика (во Франции была издана переведенная Айги антология чувашской поэзии), а русскоязычные читатели смогли приобщиться к его на редкость аутентичной лироэпической поэзии.

В современной российской литературе, пережившей засилье псевдолирической и псевдоэпической графомании советского времени, а затем отрезвляющий концептуалистский подход, дистанцирующий от пафоса этой поэзии, перетряхивающий все ее штампы (спасибо Дмитрию Александровичу Пригову!), очень трудно удержаться на грани, отделяющей торжественность подлинного поэтического мессиджа от ложного пафоса и велеречивости искушенных людей. Еще более трудно в течение всей поэтической жизни сохранить свой собственный голос, свою неповторимую интонацию.

Свой голос – это то, что в высшей степени свойственно Геннадию Айги. Связь с народной традицией – вовсе не пустая фраза. Перейдя на русский, он, возможно, оказал чувашской культуре большую услугу, чем если бы продолжал писать на чувашском. Так он донес до широкого читателя яркие фольклорные образы, которые сформировало в нем чувашское детство.

Одно из первых прочитанных им на вечере стихотворений начиналось строкой: «Был мой отец как белый пряник». Поэт прокомментировал ее: если кто-то дарил ребенку из отдаленной деревни пряник, это лакомство сразу становилось легендарным. Многое из того, что говорилось Айги, было посвящено истокам его творчества. Проникновенно прозвучало стихотворение памяти матери:
Не снимая платка с головы, умирает мама,
и единственный раз
я плачу от жалкого вида
ее домотканого платья.

Несмотря на удручающую тематику некоторых стихов – боль, человеческая уязвимость, одиночество, – в них начисто отсутствует депрессивность, зато неоднократно упоминаются цветущие растения: боярышник, жасмин, нарциссы, флоксы. В них – сосны и ивы, неизменно светится поле и белизна снега примиряет со всем:


как снег Господь что есть
и есть что есть снега
когда душа что есть
снега душа и свет

а все вот лишь о том
что те как смерть что есть
что как они и есть
признать что есть и вот

>средь света тьма и есть
когда опять снега
О-Бог-Опять-Снега
как может быть что есть.

С другого берега

Геннадий Айги(фото: gallery.vavilon.ru)
Геннадий Айги (фото: gallery.vavilon.ru)
Многие стихи, которые читал Айги, звучали на этом вечере по-английски и по-французски. Читал их Питер Франс. Он предварил чтение переводов словами о том, как радостно для него находиться в этот миг в Москве рядом со своим старым другом и замечательным поэтом и чувствовать себя представителем всех айгистов мира. Кроме того, он сказал, что подготовил книгу переводов избранного Геннадия Айги (стихи с 60-х по 2000-е годы), которая вскоре выйдет на английском языке.

О своей признательности Айги как поэту и человеку говорили: профессор Юрий Орлицкий, проводивший в прошлом году в Библиотеке им. Некрасова конференцию, посвященную творчеству Айги, поэт Арсен Мирзаев, выпустивший одну из лучших книг поэта на русском языке «Разговор на расстоянии» («Лимбус Пресс»), филолог Атнер Хузангай, давно пишущий об Айги и переводящий его стихи на чувашский, Ольга Старикова, продемонстрировавшая макет обложки книги избранных произведений Айги, которая вскоре должна выйти в издательстве «ОГИ». Кроме того, поэт Юрий Милорава прочитал перевод с французского послания к Айги, написанного специально для этого вечера другом и переводчиком поэта, автором книги о нем Леоном Робелем.

В финале Геннадий Айги прочитал стихи «К книге долгого прощания».

..............