Взгляд
27 ноября, пятница  |  Последнее обновление — 17:37  |  vz.ru
Разделы

Нюрнбергский процесс до сих пор вызывает вопросы

Игорь Мальцев
Игорь Мальцев, писатель, журналист, публицист
И, слово за слово, он с гордостью заявляет, что его отца убили в Сталинграде русские (нет, не «погиб», не «пал», а именно «убили русские» – er wurde ermordet) и смотрит с вызовом, как будто я должен в чем-то покаяться и извиниться за Дом Павлова. Подробности...

Как подготовить спецназ к уничтожению американских ракет

Сергей Козлов
Сергей Козлов, ветеран спецназа
Почему обнаружение и уничтожение американских ракет средней и малой дальности было важнейшей задачей советского спецназа в пору холодной войны? Мало ли у нас было средств разведки и поражения в те годы? Подробности...

Россия должна вмешиваться во внутренние дела «партнеров»

Александр Тимохин
Александр Тимохин, журналист
Подлинная независимость – для тех стран и народов, которые в силах ей распорядиться без вреда для себя и для России. Нам пора сделать это базовым принципом нашей политики, иначе Карабах раз за разом будет повторяться в разных местах. Подробности...
Обсуждение: 8 комментариев

Мир прощается с легендарным Диего Марадоной

Легендарный аргентинский футболист Диего Марадона скончался 25 ноября в возрасте 60 лет из-за остановки сердца. После его смерти в Аргентине объявили трехдневный траур. Поклонники величайшего футболиста 20-го века во всем мире выражают свою скорбь
Подробности...

Голая активистка Femen изобразила в Киеве «девочку на шаре»

Обнаженная активистка Femen провела перед зданием администрации президента Украины акцию против «насилия». Очевидно, сеанс стриптиза приурочен к стартовавшей в среду всемирной акции «16 дней против насилия». Активистка воссоздала образ «девочки на шаре» из известной картины Пикассо
Подробности...

На Приморье обрушился самый мощный ледяной шторм за последние 30 лет

Три дня во Владивостоке продолжался ледяной шторм. В результате разгула стихии было обесточено несколько районов города, наблюдаются перебои с подачей воды. Только по предварительным подсчетам, ущерб в Приморье оценивается в 80 миллионов рублей
Подробности...
16:31

В Бурятии около 300 специалистов в сфере культуры прошли курсы повышения квалификации

Сотрудники учреждений культуры Бурятии – порядка 300 человек – прошли курсы повышения квалификации благодаря федеральному проекту «Творческие люди» нацпроекта «Культура», сообщили в Минкультуры республики.
Подробности...
16:11

В Хабаровске в 2021 году отремонтируют театр юного зрителя

Театр юного зрителя в Хабаровске в 2021 году обновит зрительный зал и сцену на средства национального проекта «Культура», сообщила заместитель министра культуры региона Ирина Купченко.
Подробности...
17:21

В Севастополе в следующем году продолжат подготовку волонтеров культуры

Организаторы школы волонтеров, которая впервые прошла этой осенью в музее-заповеднике Херсонес Таврический в Севастополе, планируют вновь реализовать проект в 2021 году, сообщил руководитель проекта Артем Чернов.
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
    НОВОСТЬ ЧАСА: В России официально зафиксировали повторные случаи коронавируса

    Главная тема


    Америка репетирует скрытый способ нападения на Россию

    «дьявол кроется в деталях»


    В России оценили намерение Украины перенести точку передачи транзитного газа через суд

    борьба с COVID


    Мурашко заявил о бессмысленности тотального масочного режима по всей России

    защита танков


    В России создан «убийца» американских «Джавелинов»

    Видео

    эксклюзивный материал


    Минобороны готово продать Москве аэродром Остафьево

    сертификационные услуги


    У смотрящих за стройкой «Северного потока – 2» норвежцев сдали нервы

    статус официального языка


    Киргизы делают выбор между нищетой и русским языком

    будущее назначение


    Байден внесет смуту в «женский клан» американской разведки

    независимость Карабаха


    Франция сыграла антироссийский спектакль для Армении

    зависимость от запада


    Глеб Простаков: Украина поссорилась почти со всеми соседями

    политика сплочения


    Олег Хавич: Белоруссия ведет себя с Россией так, как Польша с ЕС

    отвержение зла


    Сергей Худиев: Сравнивать тех, кто зажег печи Освенцима, и тех, кто их погасил – жульничество

    на ваш взгляд


    У ваших детей были конфликты с учителями в школе?

    Павел Руднев: Человек-некто Театра Камбуровой

    26 января 2006, 15:26

    Елена Камбурова – певица хорошей артистической судьбы и поразительной скромности. В своем театре ее не видно, не заметно. Но виден результат – репертуар, который хочется смотреть.

    Начиная от спектаклей Ивана Поповски, сделавших театру имя и укрепивших самого Поповски как режиссера именно музыкального театра, и до моноспектакля «Никто» Владимира Михельсона – сделанного с той подробностью актерской техники, которую забыли в театрах больших и академических.

    Спектакль «Никто» в Театре Елены Камбуровой, который можно зачислить в десятку лучших спектаклей текущего сезона, располагает к разговору о самом театре. Крохотный, хрупкий, похожий на кукольный домик с драгоценностями, этот театр сегодня занимает нишу одного из самых ярких камерных сцен столицы – разумеется, из числа традиционных.

    В этом, пожалуй, и сокрыт единственный путь к успеху: когда известная личность открывает театр своего имени и в драгоценный оклад опасается ставить не только свою единственную икону, заменяя тоталитарное мышление принципом конфедерации.

    Но сперва речь о главном предмете – премьерном моноспектакле Ирины Евдокимовой, поставленном по прозе Нины Берберовой петербургским режиссером Владимиром Михельсоном.

    В образе аккомпаниаторши мы видим часто встречающегося в ХХ веке маленького негероического человека, нагловато «протискивающегося» в историю

    Всегда важно знать первоисточник. Перед «Аккомпаниаторшей» Берберовой мрачнеют ее бледные копии – «Контрабас» Зюскинда и «Пианистка» Эльфриды Елинек, но пришедшие на спектакль в Театр Камбуровой непременно и сразу вспомнят об этих навязчивых символах современного человека. Слишком сближены здесь и музыкальная страда жизни, вынуждающая одних солировать, а других аккомпанировать более удачным, и тема морального унижения маленького человека, имеющего право на бунт. В «Аккомпаниаторше» сказано нечто глубинное, нечто самое важное про «подвиг» маленького человека и его злой умысел возвыситься над серостью, которую он же олицетворяет.

    В образе аккомпаниаторши мы видим часто встречающегося в ХХ веке маленького негероического человека, нагловато «протискивающегося» в историю. Всеми силами слабого организма. Нескромный и варварский, разрушительный и действующий как толпа, это герой без имени, герой-никто. Разительно расхождение героя XX века с маленьким человеком XIX – обиженным и слабым, требующим защиты. «Наш» маленький человечек, хилый героишка, ни больше ни меньше – судится с Богом за краюху судьбы. И мстит ему же за то, что краюха такая маленькая. Героя XIX века никто не замечал, а этот – кричащий, бунтующий – заметен.

    Почти два часа на сцене Ирина Евдокимова – яркая актриса из четверки, с которой работает у Камбуровой Иван Поповски (спектакли «P. S. Грезы…» и «Абсент»). Каждой актрисе из этой удивительной мини-труппы имеет смысл иметь по моноспектаклю. Евдокимовой всегда удавалось выделяться как драматической актрисе с вокалом среди вокалисток с драматическими данными. Клоунесса, легко превращающаяся в Валькирию, героиня, у которой в облике нет ничего геройского – наоборот, много простецкого. В ее ассиметричном лице, страдающих глазах со злыми огоньками, в ее крепком, с холодком голосе, от мощи которого дрожит воздух, – во всем ее облике заряжены протест и несогласие. Она некомфортна, угловата и конфликта – чего с лихвой хватает на моноспектакль.

    Елена Камбурова (фото ИТАР-ТАСС)
    Елена Камбурова (фото ИТАР-ТАСС)

    Когда у актрисы каждые полминуты меняется выражение лица и смысл можно прочесть за пределами текста, такая работа в скуке зрительской не завянет. Моноспектакль – жанр сложнее некуда. Ирина Евдокимова его оседлала мастерски. Она произносит мучительный, грызущий душу зрителя монолог о зависти. Аккомпаниаторша, которую из жалости взяла к себе в компаньонки известная певица, мстит ей за любовь и ласку, рассчитываясь перед Небом за свое непризнанное убожество. В классической традиции это был бы монолог раскаяния. Но теперь, в век модернизма, рассказ о самом дурном поступке жизни превращается в арию гордости, арию убежденности. Аккомпаниаторша идет на предательство против хозяйки, как Иуда шел против Христа, – остановить неправильную, на взгляд предателей, поступь судьбы, исправить небогоугодное дело.

    В «шляпе из подушки, валенках из ковра» голодная, несчастная, убогая Софья Антоновская в 1919 году приходит в роскошную сытую квартиру оперной знаменитости. И с этих пор, здоровея и хорошея на хозяйских харчах, замысливает предательство: разоблачить спасительницу, заставить ее страдать, разрушить ее счастье. «Обнюхивая» чужую славу, как заядлая фетишистка, испытывая чувство удовлетворения от прикосновений к чужой славе, сексуально зависимая от унижения чужим успехом, она хочет одновременно покончить и с собой, и с объектом любви/зависти.

    Ирина Евдокимова играет не стихийную бунтовщицу, не «самоубийцу», ее тело собранно, а речь работает как заведенный, внятный механизм, исключающий сбивчивость исповеди. Евдокимова играет внутренний монолог, скрытый в подкорке. Ее спектакль похож на трепанацию черепа: Антоновская изымает пулеметную ленту ненависти из патронташа бессознательного. У этой девушки, не умеющей устроиться в жизни, мозги приведены в систему. Героиня Евдокимовой – машина, реализующая зловещий план. Она полна внутренних речей, но всю жизнь свою ведет к одному-единственному поступку в жизни – предательству хозяйки. Предательству, которому не суждено сбыться. Спектакль о несостоявшемся преступлении, но это не значит, что греха на аккомпаниаторше нет.

    В тексте Берберова лишь намекает, что причина зависти – классовая ненависть и что, по мнению «кухарки» Антоновской, богатую оперную диву Травину нужно наказать репрессиями. Но это уловка, вульгарно-социологический подход, почти пародийно звучащий в спектакле.

    Рассказывая о своем детстве, героиня Ирины Евдокимовой так особо выделяет слово «стыд», словно это главный козырь ее жизни. Мать «прижила» ее с любовником, детство было окрашено в чувство стыда. Мщение «безнравственной» матери вылилось в мщение «безнравственной» певице – Антоновская хочет открыть глаза ее мужу на многолетний адюльтер. Де, безнравственность должна быть наказана.

    Спектакль Владимира Михельсона и Евдокимовой разделяет призыв Фридриха Ницше, утверждавшего: величайшая тирания в мире произрастает из величайшего же в мире страдания. Измученный жизнью человек склонен мучить, невзирая на мучения других, – он просто привычен к боли.

    Елена Камбурова (echo.msk.ru)
    Елена Камбурова (echo.msk.ru)

    Своей «Аккомпаниаторшей» Берберова рождает в читателе глубочайшие сомнения в добродетели и нравственности. Если и было чем гордиться Антоновской, так это безупречным поведением, исключающим греховность. Ее первым грехом стала мысль о предательстве, ее первым соблазном был грех разоблачить безнравственность певицы. Берберова вскрывает оскорбленную мораль «нравственного» человека, у которого в жизни не было ни одного соблазна стать «безнравственным». Это месть за нереализованные возможности – возможности любить и страдать, падать и возвышаться, мучаться и сгорать в огне, меняться и лгать, агонизировать и делать необдуманные глупости.

    Девиз «Никто» парадоксален и горек: бойтесь быть нравственными, это калечит жизнь. Ирина Евдокимова предъявляет зрителю аккомпаниаторшу как урода, «морального Квазимодо», человека без гена человечности. В программке спектакля Владимир Михельсон приводит диалог из «Алисы в стране чудес»: «Взгляни-ка на дорогу. Кого ты там видишь?» – «Никого», – сказала Алиса. – «Мне бы такое зрение! Увидеть Никого!..»

    Цитата из Кэрролла – довольно тонкий намек. «Увидеть Никого» – это не просто дополнительная функция зрения и особое умение. Это гуманитарная акция! Рассмотреть, понять природу иррационального зла, рожденного из духа протеста, из духа зависти, понять человека, укрупнить его, влезть в душу, подвергнув психоанализу, не зачеркнув мятущуюся душу.

    Актриса играет в спектакле так смело, так бесстрашно, словно боится хоть на миг стать похожей на свою героиню, – лезет из кожи вон, чтобы стать в своем спектакле фронтвумен, а не аккомпаниаторшей. В спектакле есть удивительный эффект: голос ее хозяйки звучит в записи, и к нему в какой-то момент добавляется сперва вой, а потом прекрасное, захлебывающееся пение, на какое способна выпускница Гнесинки Ирина Евдокимова. Это пение – соревнование, пение на убой.

    Внутренний голос аккомпаниаторши оказывается сильней и выше музыки сладкого голоса примадонны. Антоновская поет с ожесточением, перекрывая чужое пение агрессией конфликтных нот, накладывая арию своего разбуженного морализма. Это как арию Тоски перекрыть роковым воплем Иуды в зачине «Иисуса Христа». Голос антигероя услышан – ему дали два часа славы, дали выговориться, освободив от мучений. Повторюсь: «Никто» – это гуманитарная акция. Этой диалектикой спектакль и ценен.

    Несколько слов надо сказать о Владимире Михельсоне – новом человеке в московском театральном контексте. Михельсон, режиссер с фамилией питерского заводчика-душегуба, – колоритнейший персонаж петербургской тусовки, человек, буквально пропадающий сегодня в омертвевшем театральном Петербурге, но сохранивший ясность ума, форму и школу.

    Михельсон, сейчас об этом уже забыли, – один из первых «новодрамовцев». Еще на заре моды на современную пьесу он поставил в театре «Особняк» две пьесы Михаила Угарова. В ту самую пору, когда считалось, что новой драмы вообще нет в помине.

    Владимир Михельсон нашел прибежище в Театре Елены Камбуровой, который сегодня превращается в маленькую замечательную сказку с правдой о том, как надо строить театр. Елена Камбурова строила театр не для себя, а для идеи – соединить актерство и песню. И то и другое на профессиональном уровне.

    Театр Елены Камбуровой пронизан музыкой – драматической, сугубо не шансонной. Здесь музыка стала самодостаточным режиссером для целого репертуара. Сегодня в этот театр с видом на Новодевичий монастырь хочется ходить и ходить. Он превратился в эстетский салон, где ампирную эстетику кинотеатра в грозном сталинском доме задекорировали под подмостки парижского кафе. Только здесь экспонаты салона – куклы, марионетки и другие артефакты – не привязаны и не прибиты к стенкам, их можно потрогать. Только здесь можно увидеть в зрительном зале полку с книжками-малышками, библиотеку, из которой можно легко украсть, но почему-то никто не ворует.


    Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь
     
     
    © 2005 - 2020 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •