Андрей Полонский Андрей Полонский Правильная радуга не заслуживает наказания

С радугой у нас в стране происходят совсем забавные вещи. Не так давно решил сменить вывеску театральный фестиваль с этим, когда-то всем любезным, названием. Его организаторы сочли нужным подстраховаться, чтоб их также не обвинили «в пропаганде ЛГБТ» (ЛГБТ – запрещенное в РФ экстремистское движение).

4 комментария
Алексей Фирсов Алексей Фирсов Москва как мягкая сила российской политики

Какую функцию несет Москва сегодня? Парадоксально, но из роли альтернативы она, как верно заметил Такер Карлсон, начинает выходить на роль лидера глобальной конкуренции территорий.

28 комментариев
Игорь Мальцев Игорь Мальцев Немцы снова мечтают о ядерной бомбе

Лозунг «Никогда больше» включал в себя и мирное сотрудничество с Россией (на ниве углеводородов особенно), и отказ от милитаризации, отказ от любых попыток реванша и т. д. А теперь, когда немецкие танки снова месят грязь украинских полей и стреляют в русских солдат, о каком «Никогда больше» может идти речь?

8 комментариев
Глеб Простаков Глеб Простаков Киргизия включила защиту от новой цветной революции

Спусковым крючком, вероятно, послужила информация о готовности Госдепартамента США финансировать проекты «по развитию демократических институтов и гражданского общества» в Киргизии в 2025–2027 годах. Формулировки, которыми обычно не слишком тщательно прикрывается работа по подготовке очередного госпереворота.

6 комментариев
12 июля 2022, 16:10 • В мире

Зеленский надеется победить Россию руками поляков

Зеленский надеется победить Россию руками поляков
@ Beata Zawrzel/Reuters

Tекст: Николай Стороженко

Граждане Польши получат на территории Украины почти те же права, что и коренные жители этой страны. Речь идет, казалось бы, только о деловой и политической составляющей. Однако если подробнее изучить список тех прав и привилегий, которые получают поляки, выяснится, что происходящее имеет прямое отношение к проводимой Россией спецоперации.

Комментируя внесение Зеленским законопроекта об особом статусе граждан Польши на Украине, президент Польши Анджей Дуда не мог скрыть удовлетворения. «Сегодня в этом можно видеть ситуацию, противоположную той (79 лет назад), когда от поляков пытались избавиться любой ценой, в том числе отбирая у них жизнь. Сегодня Украина этим шагом, жестом президента дает символическое приглашение, говоря: «Вы тут на особых правах, приветствуем», – заявил он, имея в виду, конечно же, события на территории нынешней Украины, известные как Волынская резня. 

И тут с Дудой можно вполне согласиться. Когда два народа-соседа живут в мире, а их государства даже взаимно гарантируют гражданам расширенные права, это куда лучше, чем когда эти народы друг друга убивают.

Печально лишь, что почвой для примирения двух народов в этом случае стало не признание Украиной исторической правды о роли и вине так называемых освободителей Украины в этой резне, а союз против России как общего врага. Сомнительное примирение и сомнительный способ почтить память жертв той войны, учитывая, что украинские националисты в той войне выступали союзником Третьего рейха.

Непохожие законы

Но вернемся к законопроекту. Зеленский анонсировал его еще в конце мая, приурочив к тогдашнему визиту Дуды в Киев. Пресс-секретарь президента Украины Сергей Никифоров тогда объяснял такой шаг необходимостью ответить полякам любезностью на любезность: «Надо обратить внимание на тот закон, который приняли в Польше для временно перемещенных лиц с Украины и которым фактически приравняли граждан Украины к гражданам Польши…».

Такой закон действительно был принят в марте 2022-го. Но с ним, что называется, есть нюансы. Во-первых, он распространяется не на всех украинцев, а лишь на тех, кто оказался в Польше после 24 февраля 2022 года. Во-вторых, лишь на тех из них, кто прибыл в Польшу с территории Украины. В-третьих, срок действия особого статуса ограничен 24 августа 2023 года (18 месяцев с дня начала военной операции ВС РФ на Украине). И вот с учетом этого давайте-ка посмотрим, что за статус хотят дать полякам:

– упрощенное трудоустройство и легализация поляков в статусе налогоплательщиков (выдача налогового ИНН); 

– соцстрахование; 

– открытие и ведение бизнеса на тех же условиях, что и для украинцев;

– получение образования (в том числе за государственный счет); 

– медобслуживание; 

– получение социальных выплат.

Все перечисленное – на тех же условиях, что и для граждан Украины. Оговорка в данном случае двоякая: ни украинское медобслуживание, ни украинские социальные выплаты явно не тянут на предел мечтаний. И уж точно не стоят того, чтобы очертя голову бежать за ними из условного Жешува в условную Винницу.

С другой стороны, все это (уж какое бы ни было) – общий социальный капитал граждан Украины. Чем таким отличились поляки, чтобы на этот капитал претендовать? К тому же, в отличие от польского закона, в анонсе украинского закона мы не видим каких-либо временных рамок предоставления такого особого статуса (текст законопроекта на сайте Верховной рады отсутствует, проверить, к сожалению, невозможно).

Польский закон был принят под влиянием обстоятельств. 12 марта украинские беженцы получили в Польше особый статус – в первую очередь потому, что за неделю до этого их число там превысило 1 млн человек. С тех пор прошло уже четыре месяца. За это время миллион польских беженцев на Украине не нарисовался. Отсюда вопрос: зачем он вообще нужен? Исключительно как дань вежливости и для демонстрации примирения к очередной годовщине Волынской резни? 

Зачем полякам особый статус?

Вряд ли. Если бы такой статус был нужен исключительно для галочки и дипломатического этикета, законопроект написали и проголосовали бы за неделю, еще весной. А не тратили бы на его разработку как минимум полтора месяца. Значит все же поляки будут. Когда и сколько, и для чего им ехать на Украину? Навскидку видится несколько возможных направлений. 

Во-первых, Украина начала получать вооружения западного образца. Меньше, чем ей хотелось бы, но больше, чем можно было ожидать еще в начале военной операции. По сути, Украине не дали разве что авиацию, системы ПРО и крупные ударные БПЛА. Все остальное у нее уже есть. И главным образом – дальнобойная артиллерия и ракетные системы залпового огня (РСЗО).

Теперь в дефиците другое – необходимое количество солдат, которые умеют с этой техникой обращаться. Иными словами, Украина нуждается в инструкторах, которые подготовят ей артиллеристов, операторов РСЗО, САУ и прочей техники. Поляки отлично подходят. У них достаточно крупная армия, в запасе 1 млн человек. Можно направлять инструкторов как из действующей армии, так и из запаса. Объясниться многие могут и без переводчика (а слово «kurwa!» вообще перевода не требует).

Не менее Украине нужны и обычные сержанты Хартманы. Военкомы «пылесосят» города и поселки – а кто всех этих мобилизованных будет готовить? Согласно майской оценке Зеленского, численность ВСУ уже достигла 700 тыс. человек. Заявленная цель – армия в 1 млн численности личного состава, но инструкторов на такое количество, разумеется, нет.

Тем более что хотя Украину и не берут в НАТО, она уже стала его форпостом в Восточной Европе. Поэтому чем дальше, тем больше Украина будет переходить не только на натовское вооружение, но и на натовские стандарты подготовки военнослужащих. И снова поляки оказываются незаменимыми. Ну не сводному же военному оркестру из Прибалтики ехать украинцев натаскивать, правда? Кто же в лавке тогда останется?

Во-вторых, стоит вспомнить, что еще в марте премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий высказывался в пользу отправки на Украину польских миротворцев. В мае эту идею поддержали почти 57% поляков. Да и украинцы, в принципе, не против этой идеи. По крайней мере, глава МИД Украины Дмитрий Кулеба говорил, что главное условие для этого – введение миротворцев не должно заморозить конфликт, закрепив за РФ те территории, которые сегодня контролируют ВС РФ. Впрочем, тема с миротворцами пока висит в воздухе: даже если бы они и хотели, ничего они тут не заморозят. А больше им там делать (кроме как напрямую участвовать в боевых действиях против ВС РФ) нечего.

Наконец, в законопроекте упомянуты поляки, имеющие квалификацию медсестры (медбрата) – они получат возможность работать в украинских больницах. Видимо, речь в первую очередь будет идти о военной медицине. Для поляков это уникальный опыт, для украинцев – польза: врачей и медсестер всегда не хватало, а с началом военной операции этот дефицит только усугубился.

Иначе говоря, особый статус для поляков на Украине – не форма киевской вежливости. Он будет иметь исключительно прикладной характер и будет означать постепенное втягивание Польши в конфликт. А значит, происходящее напрямую касается в том числе и России.

..............