Взгляд
23 февраля, суббота  |  Последнее обновление — 13:20  |  vz.ru
Разделы

Защита отечества – это не носки в форме танка

Анна Федорова, вице-президент Фонда открытой новой демократии
По поводу 23 Февраля. Абсурдно отмечать это как «мужской праздник», потому что это праздник защитников отечества. Кто не защищал – к тому не применимо. Но мне не нравится затея «Давайте в этот день насуем мужчинам в панамку». Подробности...
Обсуждение: 87 комментариев

Как можно любить «совок»?

Дмитрий Гололобов, адвокат, приглашённый профессор университета Вестминстер
Просветленные и особо интеллектуальные читатели продолжают возмущаться: как можно любить хотя бы что-то в «гнусном заплесневелом совке»? Человеку свойственно любить страну и время, где он прожил свое детство и молодость. Подробности...
Обсуждение: 161 комментарий

Отношение к украинскому монстру пора менять

Евгений Крутиков, военный эксперт
Многие до сих пор считают Украину не враждебным государством, а «братской» страной, искренне жалея украинцев. Эту ситуацию пора менять, иначе наше положение может стать еще хуже. Подробности...
Обсуждение: 94 комментария

    Женщины по праву отмечают День защитника Отечества

    День защитника Отечества как свой профессиональный праздник в России отмечают порядка 45 тыс. женщин, которые служат в войсках. На фото – участницы конкурса красоты среди женщин-военнослужащих РВСН «Макияж под камуфляж»
    Подробности...

    Российские VIP-лимузины «Кортеж» теперь будут собирать и в Эмиратах

    Российские авто премиум-класса «Кортеж» будут собирать в Эмиратах под брендом Aurus. Соглашение Минпромторга с партнерами из ОАЭ подписано 18 февраля, в день мировой премьеры этого VIP-лимузина на международной оборонной выставке IDEX в Абу-Даби
    Подробности...

    Путин вышел на татами спортивного центра в Сочи

    После продолжительных переговоров на саммите по сирийскому урегулированию в формате Россия-Турция-Иран Владимир Путин приехал в четверг вечером в спортивный центр «Юг-Спорт» в Сочи. Глава государства встретился с представителями сборных команд по боксу, дзюдо и вольной борьбе
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Путин возложил венок к Могиле Неизвестного солдата

        Главная тема


        Выживание российского мужчины зависит от женщины

        «Что происходит?»


        Порошенко снова пожаловался, что Путин не ответил на его звонок

        «Время было страшное»


        Командир ополчения раскрыл неизвестные события «крымской весны»

        «поляпать языком»


        Верка Сердючка отреагировала на скандал из-за Крыма на украинском отборе «Евровидения»

        Видео

        ВМФ России


        Российский «полуфрегат» должен превзойти легендарный американский эсминец

        конфликт на украине


        Прилепин рассказал про «кошмарные» потери ополченцев в Донбассе

        достояние республики


        Куда уходит добытое в России золото

        свобода слова


        США все больше напоминают СССР

        «он мой кумир»


        Российского спортсмена наказали за перчатки с именем Путина

        День Советской Армии


        Екатерина Ракитина: Непримиримая битва за праздники

        Бизнес-кошмар


        Антон Любич: Химеры прошлого пора оставить

        Постель для террориста


        Игорь Мальцев: На позицию девушки провожали ИГИЛ

        на ваш взгляд


        Что для вас 23 февраля?

        Кражу из Третьяковки недооценили как плевок в лицо стране и народу

        Павла Третьякова за сделанное им москвичи не просто любили, а практически боготворили   30 января 2019, 08:32
        Фото: Эмиль Матвеев/ТАСС
        Текст: Дмитрий Бавырин

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Картина Архипа Куинджи отделалась легкими повреждениями. Тем не менее произошедшее в Третьяковской галерее – это предельно гнусное преступление, которое допустимо считать национальным оскорблением. Если понятие «гражданская святыня» правомерно, оно относится не только к могилам павших воинов, но и к таким местам, как Третьяковка. Но понимают это не все.

        Дерзкая кража крымского пейзажа Куинджи из Третьяковки – второе покушение на галерею за год. В мае 2018-го приезжий фанатик из Воронежа серьезно повредил знаменитую картину Репина «Иван Грозный и сын его Иван». «Шухер» вышел колоссальный, но как бы политический: в СМИ и социальных сетях спорили в основном о том, «очерняет» ли полотно историю России и насколько критично «очерняет».

        Происходящее сейчас даже скандалом назвать трудно. Общественного возмущения по факту нет, есть только уголовное дело. Галерею дежурно поругивают за недостаточные меры безопасности, а большая часть сетевых комментариев скорее напоминает издевку. Особенно отличились представители либеральной интеллигенции, увидевшие в преступлении повод вспомнить о своей главной ценности – территориальной целостности Украины. Шуткам о том, что «кража Крыма в России только приветствуется», несть числа.

        Кстати, тут правда есть над чем задуматься. Крымчанин без воровского прошлого ворует картину Куинджи со словом «Крым» в названии в день рождения самого Куинджи. По поведению злоумышленника видно, что преступление хорошо продумано. Охрана отвлекается на кражу шубы из гардероба (что тоже стало поводом для острот), совершенную новым сотрудником. Директор галереи уверена – между этими событиями есть связь. В полиции активно разыскивают сообщников.

        Однако всё это – вопросы к следствию. Вопрос к обществу в целом звучит иначе: почему произошедшее воспринимается в основном как повод для шуток, хотя речь идет о настоящем кощунстве?

        В России любят оскорбляться, зачастую – по надуманным поводам. В европейской газете что-то не так написали, мы – сразу в крик. Очередной блогер поцарапал «духовную скрепу», и «эксперты» на ТВ бьются в истерике. Задеты чувства верующих или национальных меньшинств, а у следователей уже готово дело по статье 282.

        Сейчас же как будто никто не оскорблен. Украли и украли. Бывает. Случается.

        Видимо, мы начинаем забывать, кто таков был Павел Третьяков и чем является для страны названная в его честь галерея.

        Музеи (в том числе и всемирно известные) чаще всего возникают одним из трех путей. Их создает либо государство (за общественные деньги и по инициативе какого-нибудь чиновника), либо государь лично (как крупнейший феодал и кошелек), либо же речь идет о частной коллекции, получившей статус открытой площадки после смерти владельца или его наследников.

        Павел Михайлович Третьяков, портрет работы Ильи Репина
        Павел Михайлович Третьяков, портрет работы Ильи Репина

        Но Павел Михайлович Третьяков собирал коллекцию специально для того, чтобы передать ее родному городу и вроде бы чужим людям. Не просто набивал свой особняк понравившимися картинами, как это было принято до него (и принято до сих пор), а исполнял миссию по открытию национальной галереи русского искусства.

        «Моя идея была, с самых юных лет, наживать для того, чтобы нажитое от общества вернулось бы тому же обществу в каких-либо полезных учреждениях; мысль эта не покидала меня никогда во всю жизнь», – писал меценат.

        Он искренне любил живопись, видя в ней духовную и образовательную силу. Поэтому считал, что хорошая живопись должна быть доступна максимальному числу людей. Обратив небольшой купеческий капитал отца в состояние крупного промышленника (обеспеченного, но не сверхбогатого), Третьяков подарил городу, стране и нации один из главных музеев, инвестировав свои средства и в картины, и в здание для них, и в русскую художественную школу.

        Вход в собранную им для Москвы сокровищницу был бесплатным для каждого.

        Выбор Третьяковым конкретных полотен – отдельная и очень важная история, на которой также необходимо заострить внимание.

        Во-первых, это всегда были картины современных ему русских художников, часто – молодых и начинающих. Этим Третьяков исправлял перекос, сложившийся в России еще во времена Екатерины II. Моду заказывать произведения искусства для демонстрации обществу ввела именно она, поощряя к тому же поданных. Однако, будучи немкой, желавшей «просвещать Россию», привлекала для этого почти исключительно иностранных мастеров. Российские же живописцы, впоследствии признанные гениями, сидели без заказов, а значит и без средств к существованию.

        Третьяков стал главным кормильцем именно для русских художников, питая национальное искусство в целом. И если бы не он, многих великих картин мы не увидели бы и даже не услышали бы об их авторах, почитаемых ныне за лучших из наших.

        Во-вторых, налицо приоритет Третьякова – картины с глубоким социальным содержанием, в центре которых боль и несправедливость. В этом смысле характерна его любовь к творчеству передвижников, особенно Василия Перова («Тройка», «Проводы покойника», «Чаепитие в Мытищах» etc) – еще одного русского патриота, который рвался из европейской командировки обратно на родину, чтобы живописать народный быт. Полагаясь на собственный вкус, Третьяков отбирал и те картины, которые вызывали или могли вызвать претензии у государственной цензуры, и тем самым раскрепостил мысль художников.

        Подчеркнем еще раз: всё это не цепь случайных совпадений, а осознанная тактика. «Мне не нужно ни богатой природы, ни великолепной композиции, ни эффектного освещения, никаких чудес, дайте мне хоть лужу грязную, да чтобы в ней правда была, поэзия, а поэзия во всем может быть, это дело художника», – таково было кредо мецената. Третьяков видел живописцев просветителями, отсюда работы на тему социальной справедливости, отсюда же – серия портретов выдающихся русских мужей – от Толстого и Даля до Мусоргского и Костомарова, заказанных им специально для «национальной галереи» (будущую Третьяковку ее создатель называл именно так).

        Единственная благодарность за это, которую меценат согласился принять от властей, – это звание Почетного гражданина Москвы (император Николай II закономерно предлагал дворянство).

        Кстати, в этом списке (до сих пор довольно коротком – всего 26 человек) Третьяков на седьмом месте, уступая в очередности только трем градоначальникам, американскому дипломату, шапочных дел мастеру Комиссарову, который спас императора Александра II от пули террориста Каракозова, и великому хирургу Николаю Пирогову. Но тем нагляднее то чувство благодарности, которое испытывали москвичи.

        В гражданском смысле Третьяков – кто-то вроде местночтимого святого. Скромнейший, даже неприметный человек, перед которым горожане на улице «ломали шапки».

        Его особую роль и народный акцент в меценатской деятельности без оговорок признавала даже советская власть, что сохранило «капиталисту-эксплуататору» Третьякову статус великого сына Отечества и после 1917 года. При Советах Третьяковка стала главным художественным центром страны. При Советах же перед ее входом появился памятник Третьякову (в 1980-м; прежде на этом месте «дежурили» сперва Ленин, потом Сталин), а прах самого промышленника перенесли с «купеческого» Даниловского на «общенациональное» Новодевичье кладбище.

        То, что Храм Святителя Николая в Толмачах, прихожанином которого был строгий христианин Третьяков, при Советах же превратили в запасник музея, сам меценат вряд ли бы одобрил, но это уже другой разговор.

        Текущий разговор о том, что Третьяковская галерея – это не только один из главных музеев страны, но и символ русской гражданственности, то есть не только материальное, но и нематериальное достояние. Бесценная сокровищница, созданная специально для нас выдающимся соотечественником, патриотом, благотворителем, просветителем и христианином.

        Из этого-то народного святилища спереть картину «из-за долгов» и увезти её на белом мерседесе – это как вообще? Еще не пляски на амвоне храма Христа Спасителя и не вандализм на могиле Пушкина, но гораздо ближе к этому, чем к суховатой формулировке «кража произведения искусства».

        Нет, это не просто кража. Это постыдный, позорный, немыслимый, невозможный для оправдания поступок. Это настоящее оскорбление, брошенное в лицо городу Москве, стране в целом, нашей исторической памяти. Но почему-то оно мало кем осознается в качестве такового. Иногда общество перевозбуждается от глупостей, которые было бы мудрее не заметить, а иногда почти не замечает плевков в своё лицо, списывая их на криминальные курьезы и «частные случаи».

        Конечно, похищение пейзажа Куинджи можно посчитать тем самым «частным случаем». Как, собственно, и проект галереи Павла Третьякова. Но это нехороший пример отделения частного дела от общественного, тем более сейчас, когда город распух до 12 миллионов человек, а с деятелями, подобными Третьякову, наблюдается дефицит. Себе от города – это запросто, а городу от себя – ищи дураков.

        Нечестно утверждать, что подобных ему меценатов больше нет. Нужно выделить как минимум Бориса Минца с его Музеем русского импрессионизма и Алексея Ананьева с его Институтом русского реалистического искусства. Есть и другие примеры частных музеев. Но к тому же Минцу как к активному участнику «либеральных реформ 90-х» у общества может возникнуть множество вопросов. В отличие от его проекта, проект образцового промышленника и гражданина Третьякова невозможно воспринимать как «чаевые Родине». Напротив, это один из наиболее достойных претендентов на национальную сакрализацию.

        Поэтому то, что в наглой и кощунственной выходке многие увидели лишь повод для шуток, кое-что о нас говорит – не как о людях, но как о гражданах, которым великий соотечественник Третьяков на смертном одре завещал всего две личные просьбы – «берегите галерею и будьте здоровы».


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............