Взгляд
20 ноября, среда  |  Последнее обновление — 09:41  |  vz.ru
Разделы

Русским не хватает любви к жизни

Сергей Худиев, публицист, богослов
В следующем году население России снова сократится. Проблема в том, что мы себя не любим. А сознание своей ценности мы обретаем, когда соотносим себя с чем-то более важным и ценным, чем мы сами. Подробности...

Хлеб и оружие можно отнять у других

Герман Садулаев, писатель, публицист
Наша повседневная жизнь наполнена ритуалами, которые мы не распознаем, пока не утратим. И они не менее важны для самосохранения индивида и целого народа, чем хлеб и оружие. Я рискну предположить даже, что более. Подробности...
Обсуждение: 30 комментариев

Мы испугались космоса, как ответственности

Захар Прилепин, писатель
Мы обменяли реальную фантастику и реальный космос на стопроцентную имитацию: компьютерные игры и просмотр чужих фильмов об этом космосе, где русские хоть и появлялись, но неизбежно пьяные, затыкающие ватником пробоину в космическом корабле. Подробности...
Обсуждение: 95 комментариев

    Проект нового плацкартного вагона

    Макет нового плацкартного вагона в натуральную величину показали на ежегодной выставке «Транспорт России», проходящей в московском Гостином дворе. Главная особенность концепта – наличие индивидуального пространства для пассажиров
    Подробности...

    Историк Соколов в бронежилете на следственном эксперименте

    В пятницу арестованного историка Олега Соколова привезли на следственный эксперимент на набережную реки Мойки в Санкт-Петербурге, где, по данным следствия, он пытался утопить отрубленные руки своей убитой молодой невесты
    Подробности...

    На автомобильном салоне в Дубае показали люксовые суперкары

    В Дубае проходит ежегодный автомобильный салон. Это главная подобная выставка на Ближнем Востоке, проводится она с 1989 года. И хотя соперничать по статусу с главными автосалонами мира мотор-шоу в ОАЭ не может, крупнейшие автопроизводители нередко показывают здесь свои новинки
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Израиль нанес удары по целям в Дамаске

        Главная тема


        Зачем Россия "отдавала последнее" союзным республикам

        «Детский сад»


        Соловьев раскритиковал Зеленского за непонимание сути президентства

        «глубокое удовлетворение»


        Генсек ОПЕК сравнил сотрудничество с Россией с симфонией Чайковского

        носитель «Кинжала»


        Россия расконсервировала ракетоносец Ту-22М3

        Видео

        Миллиардные хищения


        Как устроены самые популярные схемы воровства денег у России

        возвращение кораблей


        Украина получила испытание доброй волей России

        «политический украинец»


        Предательские заявления поэта Орлуши родом из СССР

        ранок газа


        У Газпрома появился новый конкурент в Европе

        договор о границе


        Зачем Лукашенко нужна «бешеная напряженка» с Россией

        Доказательства не нужны


        Дмитрий Родионов: «Рашагейт» по-британски станет не менее захватывающим, чем в США

        Интеграция в Россию


        Глеб Простаков: Киев готовится добровольно отказаться от Донбасса

        Нравственные ориентиры


        Алексей Алешковский: Время стрессов и страстей мчится все быстрей в лентах новостей

        на ваш взгляд


        Как вы относитесь к идее отказа от использования в быту пластиковых пакетов?

        Какие выводы необходимо сделать из главного провала ГРУ в 2018 году

        Российская военная разведка оказалась в 2018 году в центре сразу нескольких скандалов   29 декабря 2018, 13:02
        Фото: Сергей Гунеев/РИА Новости
        Текст: Евгений Крутиков

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Одна из самых тайных и загадочных организаций России – Главное разведуправление Минобороны – весь уходящий год была предметом самого пристального внимания. Многие считают, что 2018-й стал одним из самых неудачных за всю историю российской военной разведки. Так ли это на самом деле и какие реформы требуются ГРУ сегодня?

        Устойчивую аббревиатуру российской военной разведки – ГРУ (до конца 2018 года просто Главное управление, ГУ) – по праву можно назвать «словом года». Как минимум с точки зрения иностранных читателей. Вряд ли какое еще другое русское слово чаще других мелькало в разнообразных СМИ, в первую очередь зарубежных.

        Для того были объективные причины. События вокруг Скрипалей, выпады со стороны США в адрес «русских хакеров», даже открытие уголовного дела против нескольких россиян, объявленных в США «сотрудниками ГРУ, вмешивавшимися в предвыборную кампанию», несколько высылок российских дипломатов и обвинения в адрес других уже задним числом в «несовместимой деятельности».

        Сюда же можно добавить две подряд скоропостижные смерти руководителей Управления, события в Сирии и на Украине, а также возвращение Управлению традиционного названия. В итоге российская военная разведка стала едва ли не самым раскрученным российским брендом уходящего года (правда, в основном с отрицательным знаком).

        На управление вылились водопады грязи. Не было ни одного англоязычного СМИ, которое чуть ли не в ежедневном режиме не перемывало бы косточки российской военной разведке. Очень быстро к этому хору подключились русскоязычные либеральные источники. Ситуация стала походить на масштабную идеологическую атаку на один из ключевых органов системы безопасности России. Схема этой атаки напоминала ситуацию во второй половине 1980-х годов с тогдашней массированной информационно-идеологической обработкой населения и дискредитацией советской армии и КГБ.

        При этом сама военная разведка и ее непосредственное начальство – Генштаб и Минобороны – драматично молчали и даже не пытались сопротивляться в публичном информационном поле. В этих кругах главенствует профессиональный снобизм: мы ничего не комментируем, потому что лучше всех знаем, как дела обстоят на самом деле, и мы выше того, чтобы это все обсуждать с профанами.

        Раньше подобный подход действительно работал на имидж разведки, которая «все знает, героически работает, но молчит». Но сейчас такая позиция стала вызывать недоуменные вопросы. Молча пребывать целый год в положении даже не мальчика для битья, а натурально боксерской груши, было несколько странно. Косвенно такая позиция даже напоминала частичное признание вины. Появление в кабинете у Симоньян Петрова и Боширова только раззадорило критиков и добавило недоумения у сочувствующих.

        Профессиональный снобизм – это иногда хорошо, но все-таки есть критерии разумного поведения.

        Даже среди многих здравомыслящих и патриотически настроенных людей начали циркулировать мнения, суть которых сводилась к тому, что ГРУ следует разобрать на запчасти и потом сложить заново. Уж слишком оно громоздкое, косное и неповоротливое.

        И действительно, рутинные функции военной разведки просто по своей природе порождают огромный механизм, крайне консервативный в методах. Например, разведуправления округов, армий и далее вниз – дивизий, бригад и так далее – заняты ежедневным сбором информации о потенциальных противниках и вообще о военном мире вокруг. Фиксируется банальное перемещение воинских частей армий других государств, создаются тысячи досье на отдельных офицеров или на целые воинские части, исследуются фотоданные, компьютерная информация перепроверяется. Этим заняты сотни людей, работающих в разведотделах частей и округов на низовом уровне. Впоследствии все это стекается для анализа в центр.

        Это рутинная и очень важная работа, не связанная с агентурной разведкой, диверсиями и работой спецназа, но именно она составляет большую часть всего массива работы ГРУ. Она сама по себе продуцирует административную вертикальную машину с ее косностью и жесткими правилами. Но в общественном сознании деятельность ГРУ стала в основном ассоциироваться с диверсиями, компьютерными операциями и агентурной разведкой. И с целым рядом досадных провалов.

        Напряжение вокруг ГРУ частично снял президент. Он не только поддержал сотрудников военной разведки во время своего посещения их штаб-квартиры, но и инициировал возвращение Управлению исторического названия ГРУ. В профессиональном мире такие знаковые детали очень важны – как корпоративный знак солидарности и преемственности.

        При этом работа ГРУ «на земле», в военных условиях, нареканий не вызывает. Конкретный пример – Сирия, где действия военной разведки зарекомендовали себя с наилучшей стороны. Вдруг обнаружилось, что имеется достаточно квалифицированных офицеров, в том числе и с очень узкими знаниями арабской (а также курдской и турецкой) специфики, со знанием языков и умениями выстроить отношения с удивительными бармалеями, живущими по средневековым принципам и представлениям.

        Но этот несомненный успех привел к перекосу -

        роль ГРУ и Минобороны резко возросла, в том числе там, где их традиционно не ждали.

        Например, в политических переговорах о будущем Сирии. Дошло до того, что представители МО принялись самостоятельно разрабатывать планы переустройства сирийской государственности и даже навязывать традиционной дипломатии кадровые решения.

        Никто не говорит, что людям в погонах надо отказать в праве заниматься аналитикой политических, а не только сугубо военных процессов. Это скорее системная проблема, решение которой, возможно, требует создания какого-то «надразведывательного» органа аналитики, что-то вроде Центральной разведки, но против такого решения солидарно выступают и ГРУ, и СВР, и все остальные, кто участвует в этой работе. В конце концов, это вопрос влияния на центр принятия решений.

        Все остальное – частности. Очевидно, что некоторые стороны работы военной разведки требуют более точной настройки. Например, кадровая политика. Это сложный вопрос, поскольку кадровый потенциал ГРУ, как это ни парадоксально, сильно ограничен. Это в СВР можно прийти если уж не с улицы, то из практически любого вуза или даже со школьной скамьи.

        Военная же разведка имеет дело только с действующими военнослужащими, что автоматически сужает ее кадровый потенциал.

        Но это не значит, что саму систему не следует периодически обновлять. А вот как и в какую сторону ее перенастраивать – вопрос отдельный. К сожалению, часто эта проблема решалась под влиянием моды. Зациклились все лет двадцать назад на спутниках – начали наращивать спутниковую разведку. Затем наступил черед Интернета и компьютерных технологий – и вся система стала поворачиваться в эту сторону. А когда повернулась, вдруг выяснилось, что компьютерные технологии не отменяют живого общения. А агентурная разведка в ГРУ тем временем оказалась в роли парии. На представительские позиции еще лет 15 назад иногда назначали людей без должного общеобразовательного уровня и с наспех придуманным легендированием.

        Однозначно высказанная Главнокомандующим поддержка военной разведки на фоне всех событий 2018 года не должна раствориться в воздухе. Да, вас поддержали и сохранили в прежнем виде, но все-таки некоторая перестройка ключевых параметров необходима. Оптимизация потребуется и рутинной деятельности, и кадровой подготовке, и специфике агентурной разведки.

        Скорее всего, эта работа будет незаметна для публичной активности, что не совсем правильно. Никто не призывает к огульной открытости, но казусы 2018 года с безответными публичными атаками на ГРУ повториться не должны. Политическое влияние складывается в том числе и из общественного веса. И если ГРУ считает, что должно занять более существенную роль в механизме выработки политических и стратегических решений, то начинать надо с себя.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............