Взгляд
19 января, вторник  |  Последнее обновление — 15:25  |  vz.ru
Разделы

    Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
    НОВОСТЬ ЧАСА: Эксперт объяснил заявление Газпрома о полной остановке «Северного потока – 2»

    Главная тема


    Власть Трампа держалась на «консервативном пугале»

    «Традициям не изменяет»


    Опубликовано видео окунания Путина в крещенскую прорубь

    санкции и штрафы


    Эксперты оценили украинские угрозы «Яндексу» за Крым

    поддержка Запада


    Тихановской предрекли повторение судьбы Навального

    Видео

    горячие точки


    Байден развяжет войну для решения внутренних проблем США

    ПАК ДА


    Новый «стратег» исправит проблемы российских бомбардировщиков

    «Буря в пустыне»


    США наказали Саддама как «отвязавшегося шакала»

    миграционная политика


    Америку превратят в проходной двор

    Второй рейх


    Берлину нужно вернуться к заветам Бисмарка

    начало войны


    Дмитрий Дробницкий: Байден принес в мир четыре новых войны

    сценарий развития


    Сергей Миркин: Судьбу Зеленского решит Байден

    Крещение Господне


    Святослав Шевченко: Крещенские купания – это холодная вода вместо Бога

    на ваш взгляд


    Как вы относитесь к решению лишить Минск права проведения ЧМ-2021 по хоккею из-за ситуации в Белоруссии?

    Зачем «русские империалисты» возвращаются в Африку

    Министр Лавров на встрече с коллегой из Сьерра-Леоне    1 февраля 2019, 17:05
    Фото: Виталий Белоусов/РИА Новости
    Текст: Евгений Крутиков

    Встреча Сергея Лаврова с министром иностранных дел очередной африканской страны дала новый повод для досужих разговоров о российской политике на Черном континенте. Звучат слова об «алмазной политике в Африке», которую якобы исповедует Россия, и даже о «новом колониализме». Каким принципам и интересам на самом деле следует Москва в данном случае?

    Соглашение между Россией и Сьерра-Леоне о военно-техническом сотрудничестве скоро вступит в силу. Об этом заявил министр иностранных дел Сергей Лавров на совместной пресс-конференции по итогам переговоров с коллегой из этой страны Али Каббой.

    Также Россия и Сьерра-Леоне предпримут дополнительные шаги по активизации торгово-экономических и гуманитарных связей, заявил Лавров. «Россия и Сьерра-Леоне проявляют обоюдный интерес к развитию сотрудничества, – отметил он. – Мы договорились предпринять дополнительные шаги для выхода на реализацию перспективных проектов в таких областях, как горнорудная промышленность, энергетика, рыболовство, и мы ценим то, что в рамках нынешнего визита господин Кабба посетит Министерство промышленности и торговли, Росрыболовство и Министерство здравоохранения».

    Развитие отношений со Сьерра-Леоне, на первый взгляд, укладывается в уже устоявшуюся схему так называемой алмазной политики в Африке. По некоему стечению обстоятельств впереди всей линейки стран Черного континента, с которыми Россия в последние годы восстанавливает взаимоотношения, оказываются алмазо- и золотодобывающие. Но это не совсем так.

    Действительно, ЮАР, ЦАР, Зимбабве и вот теперь Сьерра-Леоне – самые знаменитые в мире источники алмазов, золота и платины. Добыча драгоценных камней в Сьерра-Леоне к тому же предельно мифологизирована из-за труднодоступности, изолированности алмазодобывающего региона и постоянного вооруженного противостояния всех против всех. В разгар гражданской войны в 90-х годах ходили вечные слухи о каких-то диких русских, окопавшихся на алмазных рудниках, что в свою очередь подстегивало фантазию голливудских сценаристов. Забавно, но доля истины в этом есть.

    Но случаи эти были единичны, не носили государственного характера и представляли собой авантюрно-приключенческие истории с плохим концом. Жизнь становилась очень короткой, но очень красивой. В конце концов роли южноафриканского алмазного бывшего монополиста De Beers никто тогда не отменял, и в 1995 году в Сьерра-Леоне высадилась юаровская «очень белая» ЧВК Executive Outcomes бывшего бурского генерала Эбена Барлоу, работавшая на De Beers. Приключения русских одиночек закончились за явным преимуществом буров.

    И теперь, конечно, есть соблазн собрать в кучу все многовекторные отношения России с африканскими странами и сказать (как делают некоторые либеральные наблюдатели), что Москва исключительно «гонится за алмазами» или еще чем-то полезным и дорогостоящим. То есть ведет себя как типичный империалист и колонизатор, к тому же нерационально расходуя свои собственные ресурсы.

    Сьерра-Леоне отмечена двумя очень характерными историческими казусами. Во-первых, там еще аж в 1607 году состоялась первая в Африке постановка «Гамлета» Шекспира. Дело в том, что район нынешней столицы, Фритауна, был тогда пунктом остановки для судов Британской Ост-Индской компании, направлявшихся в Индию. И капитан одного из них – фрегата «Красный дракон» – оказался человеком интеллигентным, любившим читать и театр. И он полагал, что постановка пьес для его матросов полезнее, чем пьянство и азартные игры. И, соответственно, заставлял их под страхом смерти разыгрывать театральные новинки. Неизвестно, как он с такой идейно-просветительской работой среди экипажа смог вообще вернуться из рейса. Такие капитаны обычно за борт выпадали при невыясненных обстоятельствах.

    А в 2007 году верховным вождем Сьерра-Леоне был объявлен британский премьер-министр Тони Блэр. Таким образом была отмечена его роль в прекращении гражданской войны в стране (Соединенное Королевство тогда послало в страну 1500 десантников, которые в итоге и добили бывших мятежников). Теперь Тони Блэр имеет пожизненное право заседать в парламенте Сьерра-Леоне, но никто его еще ни разу там не видел. Видимо, занят очень.

    Теперь англичане ушли. Как ушли французы из Центральноафриканской Республики, оставив без ответа многочисленные обращения местных о помощи. Но некоторое влияние Запада весьма ощущается.

    В Зимбабве и ЮАР после уходов, соответственно, Мугабе и Зумы были попытки организовать проамериканские перевороты. В Уганде и Бурунди, которые также готовы к сотрудничеству с Россией (исторически там не было даже советского влияния), идет последовательная дискредитация правящей власти («они диктаторы и Путина любят») вместо реальной помощи. Эфиопия и Египет поставлены на грань конфликта из-за дележа водных ресурсов, и сняло напряженность лишь предложение России построить в Эфиопии АЭС, а в Египте – сооружения для опреснения воды. Нефтедобывающий Южный Судан вообще оказался изолирован из-за четко проявленной пророссийской позиции.

    Несколько иная ситуация в Анголе и Мозамбике – «старых» африканских друзьях со времен СССР. В Анголе в 90-е годы вакуум после распада Союза был замещен восстановлением отношений с бывшей метрополией – Португалией, не самой богатой страной Европы. Португальцы, в отличие от англичан и французов, не убежали в панике от такой ответственности и теперь благополучно снимают сливки с нефтяной отрасли. Туда, как и в Мозамбик, потянулись даже потомки бывшего белого, португалоговорящего населения, бежавшего в 1961 году из прекрасного города Лоренсу-Маркиш, ныне Мапуту. И современной России приходится прилагать дополнительные усилия, чтобы вернуться в Анголу и Мозамбик. Главным инструментом там стало как раз военно-техническое сотрудничество, которое Португалия предоставить не может. А финансовые интервенции в нефтяную и алмазную отрасли уже тут вопрос вторичный.

    Иными словами, любая форма возвращения сейчас России в Африку (военная, техническая, финансовая, добывающая, образовательная) идет туда, в те регионы и страны, где утрачена иная форма европейского присутствия. Они ушли, мы пришли – ничего личного, даже не всегда бизнес. Тони Блэр может по выходным одевать парадную форму верховного вождя Сьерра-Леоне, но вооружать и переобучать армию Сьерра-Леоне будут русские, а не британцы и даже не распущенное в 1999 году ЧВК Executive Outcomes. Тем более что De Beers на словах смирилось с физическим переделом алмазного рынка.

    Есть, правда, подозрения, что потомки Оппенгеймеров могут стоять за информационной кампанией, развязанной против российского возвращения в Африку, но за руку пока никого не поймали. Кроме того, о чем многие забывают упоминать, алмазные месторождения Анголы, Конго и Намибии с 1996 года принадлежат Льву Авнеровичу Леваеву и его компании «Африка-Исраэль», который буквально за несколько лет (с 1995-го по 1998-й) практически выбросил De Beers с их же собственной канонической территории.

    А Лев Леваев к России и российскому бизнесу вообще никакого отношения не имеет, кроме того, что его внуки и племянники регулярно бьют и сжигают свои «ламборгини» в центре Москвы. И Леваеву, кстати, удалось захватить половину алмазных трубок Африки как раз в тот период, когда и компания De Beers, и Южноафриканская Республика, как государство, находились на самом дне упадка на фоне слома режима апартеида и создания на его месте «апартеида наоборот». В середине 90-х всем было не до Анголы, Конго и Намибии, только скромный владелец небольшой фабрики по огранке алмазов из Хайфы правильно оценил сложившийся расклад сил и carpe diem – «словил момент».

    Кстати, ЧВК Executive Outcomes в свое время очень грамотно строила свой пиар. Эта компания была едва ли не первой в своем бизнесе, кто открыто заигрывал с журналистами, вплоть до организации прямых авиатуров из Йоханнесбурга в тренировочные лагеря ЧВК в Анголе. Они напрочь отрицали свое участие в гражданских войнах в Анголе и Сьерра-Леоне и очень аккуратно строили свой имидж. И все равно им досталось. После операции в Сьерра-Леоне южноафриканскую ЧВК обвинили в нарушении прав человека (это вот этих дикарей с «калашниковыми» и в набедренных повязках), договора с ней были расторгнуты, а в 1999 году она вовсе ликвидировалась.

    Сейчас, к сожалению, российская составляющая в Африке не обременяет себя даже такими средствами информационной и имиджевой самозащиты. Хотя, по слухам, целое политтехнологическое агентство из Питера было года два назад нанято для этой цели. Но в результате

    российское возвращение в «вакуумные зоны» черной Африки превратилось в еще одно направление для информационных атак в целом на Россию, и никто этому даже не пытается сопротивляться.

    А ведь в конце концов не будет там россиян – будут китайцы. Их тактика принципиально другая, они просто разбрасываются деньгами в надежде на светлое будущее. Никто не отрицает, что Москва в Африке преследует в том числе и экономические, а не только геостратегические интересы. Но ведь никто не обвиняет Португалию в том, что она «по второму разу колонизирует Анголу». Им, значит, можно, а россиянам отстаивать там свои интересы почему-то нельзя?

    Глава российского МИДа Сергей Лавров сообщил после встречи с своим коллегой из Сьерра-Леоне, что стороны «условились продолжать сотрудничество и в сфере подготовки национальных кадров для Сьерра-Леоне в высших учебных заведениях России». «Всего более двух тысяч граждан Сьерра-Леоне окончили высшие учебные заведения нашей страны, – сказал он. – А вчера сразу после прибытия в российскую столицу господин министр встретился с представителями студенчества Сьерра-Леоне, которые обучаются в России». А это посерьезней будет, чем историческая инициатива капитана британского фрегата – вместо того, чтобы отправить своих буйных матросов в карцер, поставить силами этих мародеров и пропойц «Гамлета».

    В конце концов, давно подмечено, что там, где появляются русские империалисты и колонизаторы, почему-то в первую очередь начинают вырастать школы и больницы, а иногда даже филармонии. И люди такое запоминают. А там дальше все, что угодно про «алмазную политику» говорите.


    Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь
     
     
    © 2005 - 2020 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •