26 марта, воскресенье  |  Последнее обновление — 17:59  |  vz.ru

Главная тема


Евросоюз признал неисправимые ошибки

«снять озабоченность»


Москва отказалась отчитываться перед НАТО по «Искандерам» под Калининградом

убыточная энергетика


Поставляющую Украине ядерное топливо Westinghouse объявят банкротом

фанатские войны


Российские футбольные болельщики получили ножевые ранения в Белграде

территория ссср


Минск и Киев имитируют хорошие отношения назло Москве

«в долгосрочной перспективе»


Маккейн нашел для США соперника опаснее России

вышли на митинг


Полиция отбила Навального у разгневанных историей с Родиной-матерью волгоградцев

«достиг предела»


В Пентагоне заявили об утрате танками «Абрамс» мирового лидерства

натянутые отношения


Чешские биатлонисты начали новую кампанию против России

Это Беларусь, детка!»


Татьяна Шабаева: Особого рассказа заслуживает, как представляет себе молодое поколение свою белорусскую уникальность

убийство в киеве


Евгений Крутиков: Старый ТТ против «Стечкина». Неудачник против ветерана

убийство вороненкова


Общественное мнение: Никогда не говорить в интервью фразу «меня убьет Путин/КГБ/ФСБ»

на ваш взгляд


Какие эмоции вызвало у вас решение Киева запретить российской представительнице участвовать в Евровидении?

Память о «советской оккупации» превратилась в идеологию стран Балтии

На этой фотографии запечатлен ввод советских войск в Ригу    17 июня 2015, 18:30
Фото: PD-RUSSIA/Wikipedia
Текст: Дмитрий Лысков

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

В эти дни в странах Балтии проходят памятные мероприятия – Литва, Латвия и Эстония отмечают 75 лет со дня начала «советской оккупации». Этот термин, который Россия не признавала даже во времена Ельцина и Козырева, стал основой политического сознания Прибалтики. Меж тем, с тем же успехом можно было отмечать и 75-летие падения трех диктаторских режимов, а термин «оккупация», мягко говоря, спорен.

Ровно 75 лет назад, 17 июня 1940 года, дополнительные контингенты советских войск проследовали на советские военные базы в Эстонии и Латвии. Чуть раньше, 15 июня, дополнительные части РККА перебазировались на советские же военные базы в Литве. С точки зрения российской историографии перед нами один из эпизодов (и даже не самый значительный) растянутого по времени процесса «советизации» прибалтийских государств. С точки зрения современных политиков Прибалтики начало «советской оккупации».

«Во всех трех странах были сформированы новые правительства, которые восстановили свободу слова, собраний, сняли запрет на деятельность политических партий»

Немалый интерес представляет сама разница в оценках одного исторического события. Почему именно 1517 июня? Ведь еще в сентябре 1939 года Эстония заключила с СССР Пакт о взаимопомощи, подразумевающий размещение советских военных баз на своей территории. В октябре аналогичный договор был заключен с Латвией и Литвой.

Были ли эти соглашения продиктованы исключительно доброй волей договаривающихся сторон? Не вполне. С куда большим основанием можно утверждать, что они стали следствием геополитической игры, на одной стороне которой была усиливающая свою мощь гитлеровская Германия, на другой – Англия и Франция, блюдущие свои интересы, на третьей – СССР с неоднократными попытками (с 1933 по 1939 годы) создать в Европе оборонительный союз на случай германской агрессии. Эти инициативы Москвы были торпедированы не без участия балтийских стран.

«Препятствием к заключению такого соглашения, – писал в своих мемуарах Уинстон Черчилль, – служил ужас, который эти самые пограничные государства испытывали перед советской помощью... Польша, Румыния, Финляндия и три прибалтийских государства не знали, чего они больше страшились – германской агрессии или русского спасения».

Отметим в скобках, что у перечисленных государств действительно были основания опасаться СССР – очень уж антисоветскую политику они вели многие годы, опираясь на покровительство вначале Германии, затем Англии. Вследствие этого данные страны всерьез рассчитывали на участие Англии, а затем снова Германии в своей судьбе. В июне 1939 года Эстония и Латвия подписали с Гитлером договор о ненападении, который тот же Черчилль характеризовал как полный развал только что наметившейся антинацистской коалиции. Другое дело, что Черчилль в своих мемуарах несколько преувеличивает роль пограничных с СССР государств, «забывая», что основную вину за провал переговоров о создании европейского оборонительного союза несут сами Англия и Франция.

Столкнувшись с явным нежеланием европейских лидеров обсуждать совместные оборонительные инициативы, в августе 1939 года СССР также подписал с Германией Договор о ненападении, в секретных протоколах к которому разграничил сферы влияния у своих границ. И потому, когда Москва напрямую обратилась к руководству балтийских государств с предложением о заключении договора, а также – в целях расширения своей сферы безопасности – о размещении в Эстонии, Латвии и Литве своих военных баз, Великобритания и Франция умыли руки, а Германия рекомендовала принять предложение Сталина.

Так в октябре 1939 года 25-тысячный контингент РККА разместился на военных базах в Латвии, 25-тысячный – в Эстонии и 20-тысячный в Литве.

Далее, в связи с антисоветской политикой прибалтийских государств и пронемецкой ориентацией их правительств (по оценке Москвы), со стороны Советского Союза последовали обвинения в нарушении условий заключенных соглашений. В июне 1940 года Эстонии, Латвии и Литве были предъявлены ультиматумы с требованием сформировать правительства, способные обеспечить выполнение договоров 1939 года, а также допустить на свою территорию дополнительные контингенты Красной армии.

Существует распространенное заблуждение, что СССР в таком тоне говорил с солидными европейскими буржуазными демократиями, свято соблюдающими политику нейтралитета. Однако Литовской Республикой в то время (с 1926 по 1940 годы) управлял Антанас Сметона – диктатор, пришедший к власти в результате военного переворота 26-го года, глава Союза литовских националистов – партии весьма и весьма одиозной, ряд исследователей прямо называют ее профашистской. Латвией с 1934 по 1940 год правил президент Карлис Улманис, также пришедший к власти в результате военного переворота, отменивший конституцию, разогнавший парламент, запретивший деятельность политических партий и закрывший неугодные СМИ в стране. Наконец, Эстонию возглавлял Константин Пятс, устроивший военный переворот в 1934 году, объявивший чрезвычайное положение, запретивший партии, собрания и введший цензуру.

Советский ультиматум 1940 года был принят. Президент Сметона бежал в Германию, по окончании Второй мировой войны он, как и многие другие «демократические деятели Европы», всплыл уже в США. Во всех трех странах были сформированы новые правительства – не большевистские. Они восстановили свободу слова, собраний, сняли запрет на деятельность политических партий, прекратили репрессии в отношении коммунистов и назначили выборы. 14 июля победу на них во всех трех странах одержали прокоммунистические силы, которые в конце июля объявили о создании Эстонской, Латвийской и Литовской Советских социалистических республик.

Современные прибалтийские историки не сомневаются, что «организованные под дулами винтовок» выборы были фальсифицированы с очевидной целью – окончательной «советизации» этих стран. Но существуют факты, позволяющие усомниться в такой трактовке событий. Например, военный переворот Сметоны в Литве сверг власть левой коалиции.

В целом же достаточно распространено заблуждение, что большевиков в губернии бывшей Российской империи завозили исключительно из Петрограда, местные же силы были заведомо антибольшевистскими. Однако в Эстляндской губернии (примерно соответствует территории современной Эстонии) осенью 1917 года РСДРП(б) была крупнейшей партией, насчитывавшей более 10 тысяч членов. Также показательны и результаты выборов в Учредительное собрание – по Эстляндии они дали большевикам 40,4%. В Лифляндской губернии (примерно соответствует территории Латвии) выборы в Учредительное собрание принесли большевикам уже 72% голосов. Что до Виленской губернии, часть территории которой находится сегодня в составе Белоруссии, часть – в составе Литвы, на 1917 год была оккупирована Германией, и данных об активности большевиков в регионе не существует.

Собственно, только дальнейшее продвижение немецких войск и оккупация Прибалтики позволили укрепиться у власти местным национально-буржуазным политикам – на германских штыках. В дальнейшем занявшие жесткую антисоветскую позицию руководители стран Балтии опирались, как уже упоминалось, на поддержку Англии, затем пытались вновь заигрывать с Германией, а правили не вполне демократическими методами.

Так что же произошло непосредственно 1517 июня 1940 года? Всего лишь ввод дополнительных армейских контингентов в страны Прибалтики. «Всего лишь» потому, что договоры о создании военных баз СССР страны подписали еще в 1939 году, ультиматум Эстонии, Латвии, Литве был выдвинут и принят 1416 июня 1940 года, выборы, приведшие к власти социалистов, состоялись в середине июля, провозглашение Советских Социалистических республик – в конце июля 1940 года, а вхождение в состав СССР – в августе. Каждое из этих событий по своему масштабу перевешивает ввод дополнительных контингентов на военные базы.

Но без войск невозможно говорить об оккупации. А «советская оккупация» – альфа и омега современного госстроительства у наших ближайших западных соседей. И потому именно эта промежуточная дата в длительной истории «советизации» трех стран выбрана в качестве ключевой.

Вот только история, как обычно, немного сложнее, чем транслируемые СМИ идеологические конструкции.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............