Взгляд
23 ноября, суббота  |  Последнее обновление — 01:42  |  vz.ru
Разделы

У киргизского таксиста и хипстера есть общая мечта

Сергей Мардан, публицист
Если люди видят в семье универсальный рецепт счастья, это должно невероятно укреплять институт брака. Однако всеобщее требование обязательного счастья (современный человек именно требует, а не ждет) – основная причина огромного числа разводов. Подробности...
Обсуждение: 9 комментариев

Тотальный либерализм добрался до классического искусства

Игорь Мальцев, писатель, журналист, публицист
Гоген был слишком гетеро, слишком белый, слишком привилегированно-нищий. И таких Гогенов – тыщи, куда ни плюнь. Слюны не наберешь на все ваши обители зла – национальные галереи в каждой стране, забитые идейно вредными картинками, которые намалевали похотливые белые мужики. Подробности...
Обсуждение: 45 комментариев

С географией можно спорить

Максим Соколов, публицист
Батька исходит из того, что Белоруссия всегда будет подобна Венеции эпохи транзитного расцвета – просто в силу местоположения. Но геостратегия имеет свойство изменяться – особенно, когда в этом есть насущная нужда. Подробности...
Обсуждение: 70 комментариев

    Tesla представила футуристический пикап Cybertruck

    Глава Tesla Илон Маск представил Cybertruck – мощный футуристический пикап, который позволит компании побороться за самый популярный в США сегмент автомобилей. Дизайн машины был вдохновлен фильмом Ридли Скотта «Бегущий по лезвию» 1982 года
    Подробности...

    В Москве запустили МЦД

    В российской столице запустили первые две ветки центральных диаметров (МЦД) – нового транспортного проекта, который в перспективе соединит десять радиальных направлений московского железнодорожного узла. Диаметры должны существенно облегчить жителям пригородов доступ к центру и другим районам столицы
    Подробности...

    Проект нового плацкартного вагона

    Макет нового плацкартного вагона в натуральную величину показали на ежегодной выставке «Транспорт России», проходящей в московском Гостином дворе. Главная особенность концепта – наличие индивидуального пространства для пассажиров
    Подробности...
    Обсуждение: 6 комментариев

        НОВОСТЬ ЧАСА:Рассмотрение заявок российских легкоатлетов на нейтральный статус остановлено

        Главная тема


        Организатор "убийства" Бабченко: Порошенко угрожал убить мою семью

        партия власти


        Политологи рассказали о своих ожиданиях от съезда «Единой России»

        маневры в океане


        Флот США начал играть с российскими подлодками в «кошки-мышки»

        громкое преступление


        Бывшая девушка историка Соколова рассказала в подробностях о пытках

        Видео

        ошибки СССР


        Зачем Россия «отдавала последнее» союзным республикам

        ужасающая статистика


        До Европы дошел масштаб совершаемых мигрантами преступлений

        сортирные аргументы


        Антироссийская пропаганда сконцентрировалась на унитазах

        социальные сети


        Борьба с хамством чиновников дошла до «перегибов»

        викторина


        Стихи вождя или стихи поэта?

        Стратегия Лукашенко


        Максим Соколов: С географией можно спорить

        Пропасть невежества


        Игорь Мальцев: Тотальный либерализм добрался до классического искусства

        Институт брака


        Сергей Мардан: У киргизского таксиста и хипстера есть общая мечта

        на ваш взгляд


        К какому поколению вы себя относите?


        Почему у нас все не так плохо, как нам кажется

        Дмитрий Ольшанский, публицист
           28 июня 2017, 19:15
        Фото: facebook.com/spandaryan

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Дмитрий Ольшанский: Почему у нас все не так плохо, как нам кажется.

        – У нас нет смертной казни.

        Вообще. Ни для кого. Уже двадцать лет. Это – большое дело. И этот факт трогательно контрастирует с пошлыми разговорами о том, что мы, мол, живем при новом тоталитаризме, под властью кровавой диктатуры, etc.

        – У нас все меньше людей сидит в тюрьме.

        В 2000 году, когда начался «кровавый режим», сидело больше миллиона, сейчас – 630 тысяч. А это не просто 40% разницы, это значит, что тюремной культуры – вроде бы неизбывно родной – становится все меньше и меньше.

        – У нас однородная страна.

        За вычетом этнических анклавов Россия почти мононациональное государство – у нас больше русских, чем латышей в Латвии или евреев в Израиле. И этой стране больше не грозит социальная пропасть вроде «город vs. деревня» и «буржуи vs. народ».

        Кроме полупроцента самых богатых и секты свидетелей приличного человека, все остальные – кто лучше, кто хуже – но живут более-менее в одном мире, и новую гражданскую войну устраивать незачем и некому.

        – У нас пожилая страна.

        Об этом принято говорить как о чем-то плохом. Якобы всеобщая молодежность – упорно насаждаемая пропагандой – это что-то хорошее. На самом деле, нет ничего хуже и опаснее для общества, чем толпы агрессивных молодых мужчин, томящихся от чего-то мутно-неопределенного, где-то между безработицей, дезертирством, желанием нехорошо развлечься и скучающей сексуальностью.

        От демографического взрыва погибла старая Россия, но Россия новая, пенсионная, этого избежит.

        – У нас нет тирана. А мог бы быть.

        Очевидно, что Путин, уже много лет обладающий сталинскими полномочиями, мог бы и разгуляться как следует, если бы хотел, – но он не хочет. Видно, что Путин – человек «скучный», и меньше всего на свете его тянет насильственно переделывать Россию и упиваться своей властью, дрессируя окружающих. Ему нравится совсем другое – международные саммиты, спорт, экзотические путешествия. И слава Богу.

        – Мы уже не знаем, что такое труд.

        На протяжении бесконечных столетий русские люди занимались тяжелым и принудительным физическим трудом – сначала аграрным, а потом и промышленным. Принуждали и государство, и сама жизнь – другая работа была только для абсолютного меньшинства.

        И только с конца двадцатого века наконец можно вздохнуть, перестать копать канаву и заняться чем-то условно-приблизительным. Например, стать охранником и сидеть на стуле, глядя в никуда пустыми глазами. Или закончить бессмысленный «факультет пиара» и «связывать с общественностью» каких-нибудь жуликов. Но не возить тачку. Ну разве это не прекрасно?

        – У нас есть европейская семья.

        Можно сколько угодно слушать депутата Мизулину и разного рода «уполномоченных по правам человека» из кавказских республик, но есть очевидность: русские в двадцать первом веке – это не забитый живущими друг у друга на голове барак (общежитие, изба) с азиатскими представлениями вроде «забеременела – шлюха» или «десять родили – пять умерло, бывает», а мама, папа и один, ну, максимум два ребенка в более-менее человеческой квартире. Или мама и ребенок. Или мама, бабушка и ребенок.

        В любом случае, это свободное пространство – и физически, и морально. И это пространство, в котором все более ценной становится жизнь – это видно хотя бы по тому, что служба в армии, которая в прежнем СССР длилась три года, а потом два, теперь сокращена до одного года – и нынешние военные упражнения происходят уже без призывников. Никто больше не хочет ссориться с матерями.

        – Наше начальство медленно цивилизуется.

        После страшного социального обвала 1917 и 1929 годов нами правили люди малограмотные – они с трудом умели связно говорить, писать и читать, и их единственным карьерным достоинством было звериное чутье. Еще в девяностые годы количество колхозных дегенератов среди начальников зашкаливало.

        Нынешнее правящее поколение – первое городское. Уже нормально, что человек, занимающий высокую должность, может свободно говорить на другом языке или прочесть и понять длинный текст (не ориентируйтесь, не ориентируйтесь на Англию и Францию, это пустое, это чужая история, ориентируйтесь на деколонизацию ЮАР и Зимбабве, вот это нам намного ближе). И есть шанс, что в двадцатые-тридцатые годы разницы между средним молодым чиновником здесь и в Европе почти не будет.

        – Наши люди медленно становятся гражданами.

        В отличие от крепостных крестьян, которых освободили без земли, и они долго еще должны были платить за нее, советских людей освободили с приватизированными квартирами и дачами. Эта скромная (а иногда и не очень) собственность была первым кирпичом новой жизни, и пока был только он, этот кирпич, все человеческое в России так и заканчивалось за забором или закрытой дверью.

        Но теперь с каждым годом все больше и больше обнаруживается людей, которые хотят бороться за что-то общее. Памятник, парк, чье-то вызволение из зиндана, сбор денег кому-то в помощь. Понятно, что все это пока что не имеет отношения к политике, а когда имеет – жулики вроде Навального или Ходорковского пытаются как-нибудь прислониться. Но процесс идет.

        – У нас есть выбор.

        А это самое главное. Дело в том, что и в Российской империи, и в Советском Союзе человек был как бы «заранее распределен» – сословиями и религиями, планами и анкетами, и ему стоило больших трудов переломить, пережать это распределение и выстроить свою жизнь так, как он хочет. Теперь не то. Последние лет тридцать – впервые в русской истории – мы можем делать то, что хотим.

        Уйти в лес, уйти в монахи, эмигрировать, хвалить Путина, проклинать Путина, жить одному, вдвоем, втроем, коммуной, сектой, пахать, писать колонки, держать бензоколонки, разыгрывать Бородинское сражение, зарабатывать миллионы, жить на пенсию родителей и смотреть телевизор, выбросить телевизор, читать Льва Толстого или роман «Попаданцы атакуют», не читать ничего.

        И единственный ограничитель теперь – это только вечные проблемы жизни на свете: бедность и старость, трусость и тупость, любовь и безразличие, тоска и смерть.

        Нет, я не говорю, что у нас все хорошо.

        Но – не так уж плохо.

        Источник: Блог Дмитрия Ольшанского


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

        Другие мнения

        У киргизского таксиста и хипстера есть общая мечта

        Сергей Мардан, публицист
        Если люди видят в семье универсальный рецепт счастья, это должно невероятно укреплять институт брака. Однако всеобщее требование обязательного счастья (современный человек именно требует, а не ждет) – основная причина огромного числа разводов. Подробности...

        Тотальный либерализм добрался до классического искусства

        Игорь Мальцев, писатель, журналист, публицист
        Гоген был слишком гетеро, слишком белый, слишком привилегированно-нищий. И таких Гогенов – тыщи, куда ни плюнь. Слюны не наберешь на все ваши обители зла – национальные галереи в каждой стране, забитые идейно вредными картинками, которые намалевали похотливые белые мужики. Подробности...
        Обсуждение: 33 комментария

        С географией можно спорить

        Максим Соколов, публицист
        Батька исходит из того, что Белоруссия всегда будет подобна Венеции эпохи транзитного расцвета – просто в силу местоположения. Но геостратегия имеет свойство изменяться – особенно, когда в этом есть насущная нужда. Подробности...
        Обсуждение: 44 комментария

        От Минздрава не зависит продолжительность жизни

        Глеб Кузнецов, политолог, глава экспертного совета ЭИСИ
        Жрецы объясняли необходимость существования фараона и его богатства тем, что без его ритуалов Нил не разольется. Многие верили. Каждый раз про это вспоминаю, когда читаю очередную статистику нашего Минздрава. Подробности...
        Обсуждение: 49 комментариев

        Человечество бьется в экологической истерике

        Максим Кронгауз, лингвист, доктор филологических наук
        Словом года стало словосочетание (что само по себе неприятно) climate emergency. Русский перевод «чрезвычайная климатическая ситуация» (или «климатическое ЧП») выглядит просто отталкивающе. Подробности...
        Обсуждение: 20 комментариев

        Европа и Украина разочарованы друг в друге

        Глеб Простаков, журналист
        21 ноября Украина буднично празднует шестую годовщину Евромайдана. Спустя шесть лет после этого события число граждан, считающих, что страна движется в неправильном направлении, продолжает расти. Подробности...
        Обсуждение: 12 комментариев

        Турецкие проблемы стали и российскими

        Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ
        Москва вновь пытается спасти Эрдогана. На этот раз тем, что удерживает его от политического самоубийства в Сирии. Причем Кремль тут отнюдь не альтруист – спасая Турцию, он спасает и российский интерес. Подробности...
        Обсуждение: 10 комментариев

        Встреча «четверки» России не нужна, но состоится

        Ирина Алкснис, обозреватель РИА «Новости»
        Остается один вопрос: чем является уступка Москвы европейским партнерам? Просто личной любезностью Путина по отношению к Меркель и Макрону, или же можно рассчитывать на возврат долга? Подробности...
        Обсуждение: 32 комментария

        Как обустроить вандалов

        Николай Гурьянов, журналист
        Судьбу граффити должны решать не коммунальщики, не чиновники, не коммерческие структуры, а местная гражданская община посредством некоего органа самоуправления. Иначе все будет, как сейчас: талантливые граффити закрашивают, некрасивые – наносят. Подробности...
        Обсуждение: 31 комментарий

        Русским не хватает любви к жизни

        Сергей Худиев, публицист, богослов
        В следующем году население России снова сократится. Проблема в том, что мы себя не любим. А сознание своей ценности мы обретаем, когда соотносим себя с чем-то более важным и ценным, чем мы сами. Подробности...
        Обсуждение: 60 комментариев
         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............