Глеб Простаков Глеб Простаков Запад готовится перенести конфликт с Россией на море

Война с Россией на море, где США чувствуют себя более уверенно, чем в сухопутных конфликтах, может всерьез рассматриваться демократами как возможность избежать выборов как таковых.

31 комментарий
Вадим Трухачёв Вадим Трухачёв Большая геополитика Орбана с «местечковым» отливом

Играя в большую геополитику, премьер Венгрии Виктор Орбан стремится добиться вполне «местечковых» целей. Но для их достижения ему понадобятся Россия, Турция, Китай и, конечно, Евросоюз. И Украина в качестве объекта.

0 комментариев
Дмитрий Орехов Дмитрий Орехов Почему англосаксы создали культуру лжи

Выкрутив до предела ручки громкоговорителей своей информационной машины, англосаксы убедили самих себя, что это именно они до сих пор брали верх во всех мировых конфликтах. Правда, они не заметили другой процесс: в последние сто лет они стремительно теряли уважение мирового большинства.

29 комментариев
27 января 2023, 11:44 • Экономика

Почему экономисты ждут мировой кризис именно в 2023 году

Почему экономисты ждут мировой кризис именно в 2023 году
@ Геодакян Артем/ТАСС

Tекст: Ольга Самофалова

О рецессии в мировой экономике говорят уже не первый год. И вот в 2023 году она может наконец случиться. Предпосылки для этого копились уже не один год. США, Евросоюз и Китай – три основные точки, откуда может прийти беда.

Кризиса в мире ждут многие экономисты. Две трети экономистов ВЭФ считают вероятной глобальную рецессию в 2023 году, 18% из них оценивают ее как крайне вероятную. Маловероятной рецессию считают лишь треть опрошенных ВЭФ экономистов.

Рецессия затронет треть мировой экономики в 2023 году, прогнозирует директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристалина Георгиева. Потому что три крупные экономики – США, ЕС и Китай – замедляются одновременно, добавляет она.

«Кризисам всегда предшествуют предпосылки, которые ускоряют процесс. В течение 2020 года таким фактором стало неумеренное вливание ликвидности в экономики развитых стран, которые хотели стимулировать рост после ковидных ограничений, локдаунов, остановки производств и т. д. В результате уже летом 2021 года Европа и США столкнулись с ростом инфляции до рекордных, как тогда казалось, значений. Но настоящие многолетние рекорды мы увидели в 2022 году, когда в США инфляция достигла 9,1% (максимум с 80-х годов прошлого века), а в Европе инфляция вышла за уровень 10% (также рекорд за 40 лет)», – отмечает Артем Деев, руководитель аналитического департамента AMarkets.

Такие гиганты Уолл-стрит, как BlackRock, Wells Fargo и Neuberger Berman, считают, что американская экономика не избежит рецессии в 2023 году, даже несмотря на то, что надежды на ослабление инфляции и устойчивый рост толкают акции вверх. Индекс S&P 500 прибавил в 2023 году более 4%. Однако экономисты предупреждают, что Федеральная резервная система вряд ли сможет охладить инфляцию без ущерба для экономического роста.

«Рост индексов носит временный характер – это не отражает реальной картины в экономике США при высоком уровне госдолга и необходимости сокращать расходы государства. ФРС начала активно повышать ставки и наверняка продолжит это делать в текущем году, поскольку добиться таргета при уровне инфляции сейчас выше 6% (а цель – 2%) не реально», – говорит Деев.

Но Штаты получили позитивный эффект от энергокризиса в Европе – за счет «Закона об инфляции» им удается переманивать к себе компании из Европы или способствовать росту инвестиций в производство с их стороны. «Отток капиталов из ЕС начался еще год назад, и капиталы эти уходили в трежерис. Так что США максимально выгодно для себя используют ситуацию в Европе, поправляя состояние своей экономики», – считает Артем Деев.

Китай все никак не может отойти от ковидных локдаунов, на которые наслоились свои проблемы. «Перегруженная долгами экономика Китая начала показывать рост меньше 4-5%. При таких уровнях ставок и закредитованности бизнеса, это означает стагнацию. Начались проблемы у девелоперов, на рынке недвижимости вырос огромный пузырь, который власти пока пытаются скрывать. Но череды дефолтов застройщиков никто не отменял, просто увеличились сроки для этого процесса», – указывает Деев.

По его мнению, рецессия уже случилась. Ведь европейский ВВП уже в 2022 году показывал отрицательные значения, как и американский. А для Китая рост ниже 5% является стагнацией (по итогам 2022 года – 3,6%).

«Можно сказать, что все три региона могут стать пунктом начала нового кризиса. Но вероятнее всего, что это будет Европа: ЕЦБ, в отличие от ФРС, не может поднимать агрессивно ставки, так как это приведет к череде дефолтов наиболее закредитованных стран – Италии, Франции, Греции. А значит, борьба с инфляцией будет более долгой.

И есть отягощающие факторы: энергокризис и необходимость оперативно пересматривать энергобаланс, рост долгов государств, снижение евро к доллару. Все это приведет к новому падению потребительского спроса, который стимулировать крайне непросто. В результате Европа первой столкнется с таким явлением, как стагфляция: рост инфляции с одновременным сокращением экономики и увеличением безработицы», – считает Артем Деев.

И все же базовым сценарием на 2023 год сейчас является все-таки стагнация или мягкая рецессия в США, в еврозоне и Великобритании, говорит Ольга Беленькая, руководитель отдела макроэкономического анализа ФГ «Финам». В этих странах, по ее словам, ожидаются околонулевые темпы роста экономик с возможными провалами ниже нуля в течение года, прибыли компаний будут сокращаться, безработица подрастет, но инфляция начинает замедляться. «Поэтому прогнозы по мировой экономике сейчас менее мрачны, чем осенью прошлого года, хотя риски и сохраняются. Скорее всего, мировая экономика в этом году вырастет менее чем на 2%, что может стать худшим результатом с 2009 и 2020 годов», – говорит Беленькая.

По ее словам, экономика еврозоны пока оказалась более устойчивой, чем представлялось осенью, благодаря накопленным запасам газа и теплой первой половины зимы. Хотя проблема дефицита энергоресурсов в Европе и роста их стоимости еще может вернуться во второй половине 2023 года, когда придется формировать новые запасы в газохранилищах на зиму.

«В США, напротив, экономическая активность заметно тормозит на фоне самого быстрого с 1980-х годов повышения ФРС процентной ставки. Падение активности началось с рынка жилой недвижимости, теперь розничные продажи и промпроизводство снижаются два месяца подряд, индикаторы деловой активности ISM перешли в зону спада. Рынок труда пока остается сильным, но по данным Forbes, с начала января крупные корпорации уволили 60 тыс. сотрудников – это максимум за месяц за все время мониторинга. С другой стороны, инфляция показывает замедление, и ФРС может замедлить темп повышения ставки», – отмечает Беленькая.

Экономика Китая в случае успешного выхода из политики нулевой толерантности к COVID-19 может ускорить рост с 3% в 2022 году до 4,5-5%.

Беленькая указывает, что

есть четыре главных фактора неопределенности на 2023 год. Во-первых, это экономические потери ЕС в результате фактически случившегося разрыва энергетического сотрудничества с Россией, возможное повторение энергокризиса этой и следующей зимой. Во-вторых, это будущее конфликта России и Украины, риски его расширения, экономические последствия в виде новых санкций и контрсанкций.

Третья неопределимость – удастся ли Китаю ослабить антиковидную политику, избежав коллапса системы здравоохранения и новых локдаунов, а также ужесточения правил трансграничных перемещений другими странами. Четвертый риск – как далеко зайдут мировые центробанки в ужесточении политики и не приведет ли это к серьезному экономическому кризису. «Одним из рисковых сценариев может стать отсутствие успехов центробанков в снижении инфляции, что заставит их продолжать повышать ставку более агрессивно, чем это ожидается сейчас, в результате чего угроза экономического и финансового кризиса возрастет», – считает Беленькая.

Ситуация в мировой экономике, безусловно, скажется и на России. Потому что глобальная рецессия означает снижение потребления углеводородов, которые являются важным экспортным товаром, приносящим доход в бюджет.  

..............