Сергей Худиев Сергей Худиев Гендерный новояз как орудие нового тоталитаризма

Как писал Оруэлл, «политический язык… создан, чтобы заставить ложь выглядеть правдоподобно, и вынуждает нас, позабыв обо всех приличиях, признать непоколебимой истиной то, что является чистейшим вздором».

0 комментариев
Александр Чаусов Александр Чаусов Ждет ли нас космическая война

Мирный космос на международном уровне регулируется соглашением от 1967 года. Но это совершенно не значит, что наши «западные партнеры» не демонстрируют желание этот договор аннулировать или хотя бы обойти.

2 комментария
Игорь Мальцев Игорь Мальцев «ГДР» как зеркало развала СССР

Насколько Горбачев был наивен в реальности? Или настолько, как показано в сериале? Сериал «ГДР» – это многослойное произведение, манифест нового поколения: «как мы видим из 2024 года исторический распад социалистической послевоенной системы, грядущий распад СССР».

17 комментариев
17 августа 2016, 18:01 • Экономика

Украина занижает ущерб от разрыва связей с Россией

Украина занижает ущерб от разрыва связей с Россией
@ Алексей Коновалов/ТАСС

Tекст: Ольга Самофалова

Киев продолжает подсчитывать убытки, вызванные введенными Россией торговыми ограничениями. Речь идет о сумме в миллиард долларов, но эта цифра теряется на фоне грандиозного обвала, случившегося за последние два года с украинской экономикой в целом. Статистика фиксирует крохотный рост ВВП Украины, однако реальным выздоровлением экономики и не пахнет.

Из-за ограничений в торговле с Россией потери Украины в 2016 году составят 1 млрд долларов, заявила замминистра экономического развития и торговли, торговый представитель Украины Наталья Микольская, передает украинское издание «Апостроф».

Реальные потери Украины от торговых ограничений России могут составить в этом году 2-3% ВВП

«Если говорить о годовых потерях в связи с ограничениями транзита в Казахстан и Кыргызстан, то выходит на 0,4 млрд долларов, потери ВВП составят 0,3 п.п.», – добавила Микольская. Она не уточнила, входят эти 0,4 млрд долларов в общую сумму ущерба или их надо считать отдельно.

В любом случае 1 или 1,4 млрд долларов – это лишь прямые потери от сокращения торговли с Россией. Она привела статистику за пять месяцев этого года: экспорт в РФ упал на 36,2%, по Казахстану падение уже 46,2% или 136,4 млн долларов.

«Если взять по цепочке, то добавятся потери украинских перевозчиков, потери логистического сектора, сферы производства упаковки. Все это наслаивается», – отметила торговый представитель Украины.

Общие же потери от разрыва торговых связей с Россией куда существенней. Еще весной кабмин Украины озвучил полную оценку: в 2012–2015 годах страна потеряла 98 млрд долларов. Иными словами, в среднем каждый год отдаления от России стоил Украине в среднем 22 млрд долларов.

Впрочем, включать 2012 и 2013 годы не совсем правильно, учитывая, что тогда отношения двух стран не прерывались. Хотя в эти годы Россия и вводила торговые ограничения на ряд украинских товаров, в том числе из-за несоответствия их требованиям Россельхознадзора, но они были точечными, а не массовыми.

Россия – это основной торговый партнер Украины (как была, так и остается), поэтому издержки от эмбарго многократно мультиплицируются, согласен первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. По его словам, реальные потери Украины от торговых ограничений России могут составить в этом году 2–3% ВВП. Это значит, что потери от разрыва торговли с РФ обойдутся ей как минимум в 1,6–2,4 млрд долларов (если ВВП составит 80 млрд долларов).

Общий ущерб постоянно сокращается, так как сама экономика Украины резко сжимается, замечает Сигал.

Киев считает, что экономика страны вступила в рецессию во второй половине 2012 года, поэтому и считает убытки с того года. Хотя тогда официально был зафиксирован рост ВВП Украины на 0,3%. Да и в 2013 году ВВП Украины был 183 млрд долларов против 175 млрд долларов в 2012 году, то есть показывал рост. Падение началось лишь в 2014-м после Майдана – до 131,8 млрд долларов, продолжилось в 2015 году – до 90,6 млрд долларов.

Теперь Киев видит рост и победу там, где ее на самом деле нет. Во втором квартале 2016 года ВВП Украины вырос на 1,3% по сравнению с прошлым годом, радуются чиновники данным Госстата. Это якобы подтверждает их обещание скорого роста украинской экономики. Вот только простые украинцы никакого роста экономики не заметили. И этому есть объяснение.

«Рост ВВП Украины во многом произошел за счет базы сравнения. Во втором квартале 2015 года ВВП упал на 14,7%. Головокружительное падение. Поэтому рост в 1,3% – это скорее эффект математики, чем реальный рост экономики», – говорит украинский экономист Александр Охрименко. 

Его слова подтверждают и другие данные: рост ВВП Украины во втором квартале, по сравнению с первым кварталом этого же года, составил всего 0,6%. Если бы украинская экономика действительно показала оживление, то здесь должна была быть более весомая цифра. Потому что первый квартал традиционно из-за праздников провальный. «Поэтому фактически экономика Украины находится в стадии жесткой стагнации», – считает Охрименко. Ни о каком росте пока речи нет.

В конце концов, как можно говорить о росте украинской экономики, если ее экспорт продолжает серьезно падать? Структура украинского экспорта показывает, что Украина стала по преимуществу аграрной страной. Наибольшую долю (43%) в ее экспорте занимает продукция АПК и пищевой промышленности. Продукция металлургии занимает теперь только 22%, машиностроения – 12%. Еще несколько лет назад металлургия была ведущей экспортной отраслью Украины.

#{ussr}Шансы у металлургии и машиностроения вернуть прежние объемы производства и экспорта без России фактически сводятся к нулю. Экспорт аграрной продукции и экспорт рабочей силы – вот то, что не дает умереть Украине. Если строить и дальше отношения без России, то на этом и надо было бы сосредоточить внимание украинским властям. Однако власти не только не помогают спасительному агропромышленному комплексу, а наоборот, загоняют его в еще более худшие условия. Никаких реальных налоговых послаблений, льготных кредитов или субсидий украинские фермеры, в отличие от европейских или американских, от своего государства не получают.

Достаточно вспомнить, как в конце прошлого года украинские аграрии вышли с протестами против новой налоговой реформы, которая предполагала повышение налога на добавленную стоимость. Хотя те же США устанавливают для своих фермеров самые низкие тарифы – там налоговые ставки на прибыль в АПК составляют 15% на доход до 50 тыс. долларов и 28% – на каждые последующие 25 тыс. долларов дохода.

В Европе фермерам дают кредиты под 3,5–5,5% и минимум на 20–25 лет. Украинские аграрии об этом могут только мечтать. Неудивительно, что почти треть крестьян на Украине до сих пор пашет землю на лошадях. В 2015 году лошадей для обработки земли использовали 29,2% сельскохозяйственных домохозяйств Украины, сообщала ассоциация «Украинский клуб аграрного бизнеса». Только 17% украинских фермерских хозяйств имеют хоть какую-то сельскохозяйственную технику, из них лишь у трети есть тракторы, у 4,6% – автомобильный транспорт и только у 2,3% – комбайны.

Неудивительно, что украинские аграрии серьезно проигрывают в конкурентоспособности, хотя, казалось бы, климатические условия имеют куда лучшие, чем у многих стран. Тот же средний урожай пшеницы на Украине в два раза ниже европейских уровней. Когда украинцы собирают с гектара 37 центнеров пшеницы, немцы успевают с такой же площади получить 72 центнера, а британцы и вовсе 77 центнеров.

«Пока власть трубит о росте доли АПК в товарной структуре экспорта Украины и новом локомотиве экономики, украинские сельхозпроизводители еле сводят концы с концами. Международный опыт показывает, что для достижения мировых показателей в ряде отраслей АПК необходимо создавать максимально благоприятные условия для развития сельского хозяйства. Впрочем, нынешнее руководство Украины движется по пути нерационального использования природных ресурсов, ссылаясь на пустые и ничем не подкрепленные экономические данные», – считает экономист «Украинского выбора» Александр Колтунович.

Неудивительно, что аграрный сектор Украины приходит в упадок на фоне провальной экономической политики властей. Объемы производства падают. Зона свободной торговли с Евросоюзом не помогла: экспорт сельскохозяйственной продукции сократился до 5,9 млрд долларов по итогам пяти месяцев этого года.

На самом деле, разница в торговых позициях ЕС и России по отношению к Украине сейчас невелика. Ее суть сводится к тому, что ни Брюссель, ни Москва не хотят видеть украинские товары на своих рынках. Только Россия прямо об этом говорит и четко объясняет причину – она опасается европейского импорта. А Евросоюз схитрил: пообещал золотые горы, а когда получил то, что хотел, устранился от украинских проблем с экспортом.

Киев продолжает винить во всех своих бедах Россию, в том числе и по экспорту, уверяя, что делает все для того, чтобы найти новые рынки сбыта для своей продукции. Однако о завоевании европейского рынка чиновники уже практически не вспоминают. Теперь торговых партнеров ищут совсем в других местах. Сейчас переговоры ведутся, например, с Израилем о создании зоны свободной торговли. Еще недавно хотели наладить торговлю с Турцией, но не успели – Анкара взяла и извинилась перед Россией за сбитый военный самолет.

..............