Глеб Простаков Глеб Простаков Новый пакет помощи может стать мягким выходом США из конфликта на Украине

После выборов новый президент США – кто бы им ни стал – может справедливо заявить: мол, мы дали Украине все карты в руки. Можете победить – побеждайте, не можете – договаривайтесь. Не сделали этого? Это уже не наши заботы.

10 комментариев
Сергей Миркин Сергей Миркин Запад толкает Украину на последнюю битву

Масштабное поражение украинской армии и стоящего за ней западного политикума и ВПК будет наглядной демонстрацией окончания доминирования Запада и станет важным фактором в изменении геополитического мироустройства.

13 комментариев
Владимир Можегов Владимир Можегов Зачем нам сегодня Кант

То, что празднованию 300-летия философа присвоен федеральный статус – полностью оправдано. Разбрасываться великими соотечественниками государству не к лицу. Раз мы страна-цивилизация, у нас должно быть всё, в том числе и Кант.

9 комментариев
14 ноября 2014, 10:11 • Клуб читателей

Украину, как и девушку, нужно было завоевывать

Антон Антипенко: Украину, как и девушку, нужно было завоевывать

Украину, как и девушку, нужно было завоевывать
@ из личного архива

Отпустив (вернее, выкинув) Украину в 91-м, мы поставили себя в сложное положение. Надо стать для украинцев интересными, а для этого надо научиться думать. Не бежать, сломя голову, в интернет, чтобы высказаться, а посидеть и подумать.

В рамках проекта «Клуб читателей» газета ВЗГЛЯД представляет текст Антона Антипенко о том, почему Россия пока не определилась, как относиться к событиям на Украине.

Коготок увяз – всей птичке пропасть. Вопрос только в том, кто у нас птичка. Есть нехорошие подозрения, что птичка – это наша Россия, у которой сильно увяз коготок на Украине. Бросить Юго-Восток на произвол западенцев Россия не может; продвигаться вперед – тоже.

Двадцать лет мы вообще никак не работали с населением Украины: то, что Крым сохранил нам верность, – это только его, Крыма, заслуга

Похоже, нам сумели навязать позиционную войну, причем с серьезным преимуществом для Украины – у нее есть возможность обстреливать значащие города – Донецк и Луганск; ополченцы в ответ обстрелять Киев не могут.

Вкладывая сравнительно небольшие средства, Украина имеет возможность наносить нам огромный ущерб: сравните стоимость снаряда (на подготовку орудийного расчета тратиться не надо, когда ставится задача «попасть в Донецк», промахнуться трудно) с тем эффектом, который он оказывает на восстановление нормальной жизни в городе.

И так может длиться годами: украинская сторона постреливает себе и постреливает, а мы восстанавливаем и восстанавливаем, и не знаем, что мы будем восстанавливать в следующий раз.

Если бы Украина перешла в наступление, и ополченцы при этом были бы способны его отразить, это было бы еще не так плохо, но Украина (пока) не будет переходить в наступление. Зачем? Она усиливает армейскую группировку на Юго-Востоке не для наступления, а для закрепления status quo, вполне для нее выгодного. Потом, когда позиционная война нас деморализует, потом...

А деморализует она железно – вспомним Первую мировую: три империи рухнули потому, что не смогли выдержать позиционной войны. Что ж, нам урок: нельзя воевать без идеологии, без пропаганды.

Двадцать лет мы вообще никак не работали с населением Украины: то, что Крым сохранил нам верность, – это только его, Крыма, заслуга; это, знаете, такая Ассоль, которая ждала корабля с алыми парусами исключительно по собственному почину; Артур Грэй ей ничего не обещал и вообще вел себя странно; и теперь, когда он наконец приплыл, ему предстоит еще доказать, что он действительно Артур Грэй.

А вот Юго-Восток – уже не Ассоль, там поддержка населения не стопроцентная, последствия чего мы и наблюдаем. Остальная Украина напоминает Ассоль еще меньше.

Что же, война проиграна? Но я – чертов оптимист, во всем нахожу утешительные стороны. В данном случае в меня вселяет осторожную бодрость комментарий, который мне написала жительница Киева. Комментарий хорош тем, что характерен – очевидно, что большинство киевлян примерно так и думает.

Так вот – я упомянул в заметке, что в Греции и на Кипре очень недовольны Евросоюзом, а киевлянка возразила: она бывала в Люксембурге, Монако, Андорре, там – благоденствие, все всем довольны, и Украина, когда вступит в ЕС, будет так же хорошо жить, как Люксембург, Монако, Андорра. То, что Украине для этого придется ужаться до размеров Люксембурга, Монако, Андорры, киевлянку нисколько не беспокоит.

Это – чисто киевская психология: они как-то так себе и представляют: есть Киев, то, что за его пределами неинтересно, непонятно и страшно, но каким-то чудесным образом Киев окажется в ЕС, и в ЕС его полюбят и оценят и скажут: «Вот – действительно европейский город». Наивно. Но эти наивные люди – наши будущие союзники.

Если есть птичка, которой действительно «пропасть» – так это партия евроинтеграции на Украине. Если задача Путина была ликвидировать эту партию, он выполнил ее блестяще.

Понятно было, что Украину никогда не примут в ЕС, но Евросоюз вел себя как мужчина, который жениться не собирается, но прямо об этом не заявляет и рыцарски-деликатно позволяет девушке немножко помечтать. Ну и там еще кое-что. Но теперь деликатный мужчина насмерть перепуган. Девушка-то оказалась ого-го!

В кратчайший срок Украина из невнятной, евроустремленной квашни превратилась в милитаристское государство, думающее только о войне, воюющее с упрямством и зверской жестокостью. Партия войны кристаллизовалась, получила силу и власть. Да, европейцы недовольны Путиным за то, что он спровоцировал этот процесс, но от факта-то никуда не денешься, обижайся не обижайся.

Новая Украина, она же Киевская Русь (есть у них и батальон, который так и называется «Киевская Русь» – если кто еще не знает, с кем мы воюем) с волчьими хвостами на бунчуках и жаждой крови, большой крови, для Евросоюза, который крови не любит – весьма неприятный сюрприз. Но партия войны на Украине не особо по этому поводу переживает.

Выборы в Раду показали, что эпоха политического гротеска подходит на Украине к концу. Оказалась выброшенной за борт «Свобода»; скоро за бортом, очевидно, окажется и Ляшко (он уже получил намек от Авакова). Стремительно маргинализуется Тимошенко с ее примитивной блатной идеологией сидения на трубе.

Зато большой интерес вызывает скромный депутат Рады по фамилии Ярош – наконец-то он получил официальный статус! И что особенно неприятно для нас – получил через Днепропетровскую область. Понятно, что крепко помог деньгами друг Коломойский, но ведь одиозную фигуру никакие деньги не спасут.

Получается, Ярош – не одиозная фигура для днепропетровских? А ведь Днепропетровская область – это уже даже не Малороссия, ее, наверно, правильнее было бы считать Новороссией. И вот теперь она оказалась «западнее» западенцев – с чем нас и поздравляю. Как далеко на восток продвинется этот запад?

Но возвращаясь к Ярошу – как официальный политик он, несомненно, знаменует собой начало новой эпохи на Украине; раньше там во власти были только или гороховые шуты, или бандиты, или личности, успешно совмещавшие обе функции; а вот теперь появился человек идеи, умеющий последовательно мыслить.

И как любой человек идеи он, естественно, презирает Евросоюз; на заветные мечты киевлян Ярошу глубоко плевать; «Не хотите ли взять автомат и повоевать на востоке – для начала; а потом и на юге», – предлагает он им. Сколько будет длиться эта война?

«Сколько надо, столько и будет», – спокойно пожимает плечами Ярош. И, может быть, до киевлян все-таки дойдет наконец, что он прав, что никакого другого сценария для независимой Украины, кроме превращения в нищее и вечно воюющее государство, нет, и, может быть, не понравится им этот сценарий, и они повернутся к нам? Собственно, это единственное, на что мы можем рассчитывать.

Но для этого надо девушку завоевать (в метафорическом смысле – в буквальном не получилось), а мы девушек завоевывать не умеем. Нам нужны только Ассоли, «а если не Ассоль, так и пошла на....!»

В комментариях к моей предыдущей заметке – как всегда, буря возмущения и, как всегда, из-за того, что я утверждаю очевидные вещи – на сей раз то, что Украина в той же (как минимум) степени, что и Россия, может считать себя наследницей Киевской Руси и то, что Украина – православная страна.

Несомненно, наше общество не готово принять эти факты; несомненно, многие у нас готовы даже немножко поистерить по этому поводу, но что можно поделать с географией и статистикой? Да, столица Украины действительно называется Киев и большинство верующих на Украине – прихожане УПЦ МП.

Отпустив (вернее, выкинув) Украину в 91-м, мы поставили себя в чрезвычайно сложное положение; размахивая виртуальными кулаками в интернете и клятвенно заверяя украинцев, что они не наследники Киевской Руси и не православные, этого положения не исправить. Надо стать для украинцев интересными, а для этого надо научиться думать. Не бежать, сломя голову, в интернет, чтобы высказаться, а посидеть, подумать.

Задам своим «оппонентам» простой вопрос: «а как, по вашему мнению, мы должны вести себя по отношению к Украине?» – и, уверен, получу не более десяти-пятнадцати комментариев. Потому что никто у нас не только не знает ответа на этот вопрос, но даже и вообще его перед собой не ставит. А время идет.

..............