Глеб Простаков Глеб Простаков Конфедерация стран Сахеля и новый антиколониализм

«Лучший способ управлять с проблемами в Африке – их игнорировать». Похоже, что те, кто игнорировал проблемы Африки, а скорее, использовал их для собственной выгоды, сегодня вытесняются с континента. А их место занимают страны и союзы, продвигающие антиколониальную, многополярную повестку. Например, Россия.

0 комментариев
Тимофей Бордачёв Тимофей Бордачёв Швецией движет сочетание агрессии и страха

Шведским политикам и военным приходится выдумывать обоснования своего участия в НАТО. Отсюда и появления экзотических идей вроде необходимости укреплять остров Готланд – для отражения русской угрозы.

6 комментариев
Андрей Рудалёв Андрей Рудалёв Почему русские никогда не станут европейцами

«Одним из самых тяжелых последствий европеизации является уничтожение национального единства, расчленение национального тела», – писал Николай Трубецкой столетие назад о судьбе народов, пожелавших уподобиться Европе.

31 комментарий
15 апреля 2024, 09:00 • В мире

Поляки показывают предел поддержки киевского режима

Поляки показывают предел поддержки киевского режима
@ EPA/TASS

Tекст: Кирилл Аверьянов

Руководство Польши то заявляет о возможности ввести на Украину войска, то внезапно полностью опровергает такие намерения. Такие противоречия только на первый взгляд выглядят необычными. Судя по социологическим опросам, на заявления польских политиков прямо влияет позиция их избирателей, которые категорически не хотят воевать за интересы киевского режима.

Одной из стран, активнее всего откликнувшихся на слова президента Франции Эммануэля Макрона о возможном задействовании на Украине вооруженных сил НАТО, была, разумеется, Польша. Еще 8 марта польский министр иностранных дел Радослав Сикорский заявил: «Присутствие сил НАТО на Украине не является немыслимым. Я ценю инициативу президента Эммануэля Макрона, поскольку речь идет о том, чтобы Путин нас боялся, а не мы Путина».

Спустя два дня пан Сикорский высказался еще более определенно: «Военные из НАТО уже на Украине». Он добавил, что не собирается разглашать, какие государства отправили туда своих военных, «в отличие от некоторых политиков».

Заявления министра иностранных дел звучали в диссонанс с позицией, занятой премьер-министром Польши Дональдом Туском. Туск заявил, что «Польша не планирует отправлять свои войска на территорию Украины», и призвал не спекулировать об обстоятельствах, которые могли бы изменить это решение. Помимо премьера Туска об отсутствии у Польши намерений отправлять своих военных в соседнюю страну заявил и министр национальной обороны Владислав Косиняк-Камыш.

Спустя почти две недели после своего первого воинственного заявления министру Сикорскому пришлось дать заднюю, отвергнув возможность отправки польских войск на Украину в связи с «историческими причинами». «Украина и Польша 400 лет были одним государством. Это было бы пищей для российской пропаганды. Мы должны быть последними, кто это сделает [отправит войска на Украину]», – сказал министр.

Почему же польское руководство столь непоследовательно в своей позиции по отправке войск?

Прежде всего нужно понимать, что Польша, вне всяких сомнений, готовится к участию в большой войне. Варшава является сегодня лидером по расходам на военные нужды среди всех стран – членов НАТО. Военный бюджет Польши в 2024 году составит 118,14 млрд злотых (около 29,5 млрд долларов), что равняется 3,1% ВВП. На военные нужды в целом будет израсходовано 159 млрд злотых (около 39,7 млрд долларов), то есть 4,2% ВВП. Это при том, что страны Североатлантического альянса договорились тратить на оборону 2% ВВП, и далеко не все этот показатель выполняют.

О том, на каком театре военных действия готовится себя проявить Войско польское, в прошлом году проговорился посол Польши во Франции Ян Эмерик Росцишевский: «Если Украине не удастся защитить свою независимость, у нас не останется выбора, мы должны будем вступить в конфликт».

Однако загвоздка в том, что граждане Польши не горят желанием воевать.

Согласно данным опроса, проведенного польскими социологами, 74,8% респондентов высказались против отправки солдат из Польши и стран НАТО на Украину. Только 10,2% поддерживают эту идею. Еще 15% затруднились ответить. Можно сказать, что таким образом польское общество обозначило предел своей поддержки киевского режима. Военная, финансовая, политическая помощь – да, но не более того. Никакого прямого военного вмешательства.

Итоги опроса показывают, что простые поляки настроены гораздо миролюбивее, нежели их руководители. То же самое можно сказать и о простых французах: 76% опрошенных выразили несогласие со словами Эммануэля Макрона о возможности отправки на Украину войск западных стран.

Нежелание подавляющего большинства поляков воевать на Украине связано с тем, что им совершенно непонятна цель этой гипотетической военной кампании. Об отношении польского обывателя к украинскому вопросу можно судить по контенту, создаваемому аполитичными блогерами.

Так, еще в 2017 году популярный польский блогер Михал Сикорский съездил во Львов и записал видео, которое набрало 1,2 млн просмотров. В нем блогер признает, что Львов имеет важное значение для польского самосознания, но при этом польскость этого города воспринимается им исключительно как историческое прошлое.

«Память о восточных территориях должна быть вписана в польский патриотизм. Пребывание во Львове вселило в меня чувство патриотизма, но в то же время не вызвало неприязни к украинцам. Возможно, таким образом Львов выполняет свою функцию в построении польского патриотизма, потому что мы любим больше всего то, что потеряли. Поляки имеют право и даже обязанность любить Львов, лелеять память о нем, но нужно помнить, что мы не можем отнимать этого права у украинцев, для которых Львов в данный момент является одним из самых важных городов, влияющих на их национальную идентичность», – считает Сикорский.

Безусловно, на снижение воинственности простых поляков играют и рассказы польских наемников, вернувшихся домой с Украины. Один из них, некий Михал Липски, не так давно рассказал: «В Донбассе тебе даже средний палец могут показать. Я помню, как мы вошли в Бахмут. Это была еще безопасная зона – июль 2022 года. Ехала наша колонна из 10 БМП. Я был первым, на мне были польский и украинский флаги. Проходим через деревню, поднимаемся на гору, а там люди. Выходит моя машина, и они начинают приветственно хлопать. Идет вторая БМП с украинским флагом, все опускают руки. Они приняли мой польский флаг за российский!».

То есть в глазах простых поляков Львов – это Украина, Донбасс – Россия, и что на этой территории делать польским и другим натовским военным – подавляющее число граждан Польши решительно не понимает.

В такой ситуации правительству Польши не остается ничего другого, кроме как делать противоречивые заявления о полномасштабном участии в конфликте на Украине.

С одной стороны, это постепенно подготавливает обывателей к тому, что Войску польскому все-таки придется войти на украинскую территорию. С другой – не слишком нервирует общество, не готовое на сегодняшний день принять перспективу задействования польских солдат в чужом для поляков конфликте.

..............