Андрей Полонский Андрей Полонский Шестидневная рабочая неделя в Европе – уже реальность

От былого благодушия паразитического капитализма Запада не осталось и следа. Первой пала зелёная энергетика. На очереди – любимая идея сокращенного рабочего времени. Что дальше?

7 комментариев
Глеб Кузнецов Глеб Кузнецов У глобального сбоя Windows есть политическое измерение

Главный публичный враг Китая и России в американском хайтеке. Инициатор и драйвер всех главных процессов против «влияния Китая и России» в киберпространстве. Наш бывший соотечественник. Сегодня он показал, как выглядит трансформация политического, медийного и силового влияния в деньги и технологии и обратно.

0 комментариев
Тимофей Бордачёв Тимофей Бордачёв Новый порядок будет с предохранителями

Придумать новую юридическую основу для мира в Европе – задача совершенно не тривиальная. Поэтому доверие в вопросах европейской безопасности должно основываться на физической невозможности для Запада нарушить договоренности.

3 комментария
22 августа 2023, 14:58 • В мире

На Украине создают общество доносителей

Запад усиливает контроль над киевским режимом под видом борьбы с коррупцией

На Украине создают общество доносителей
@ Дмитрий Рогулин/ТАСС

Tекст: Николай Стороженко

Каждый украинский гражданин получит шанс заработать на борьбе с коррупцией, причем в высокотехнологической форме. По крайней мере, именно так выглядит озвученная представителями киевского режима идея открыть специальный электронный ресурс для доносов, а доноситель сможет получать процент от раскрытой им взятки. Выглядит благопристойно, но на самом деле является лишь формой усиления зависимости Украины от Запада.

Звучит, конечно, как начало анекдота. «На Украине придумали, как бороться с коррупцией: теперь доносчик получает откат в 10%». Но в целом как-то так дела и обстоят.

Чиновники киевского режима анонсировали запуск специального интернет-ресурса для приема доносов на коррупционеров: «Это специальный ресурс, который обеспечит анонимное послание уведомлений работниками организаций о коррупции в их организациях, которые будут попадать руководителям... НАБУ, ГБР, Национальному агентству [по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений], Национальной полиции», – поясняет руководитель НАПК Александр Новиков (эту аббревиатуру мы расшифруем позднее – чтобы не портить интригу). И вот после того, как коррупционера схватят и осудят, информатору капнет 10% от его безобразий – но не больше 14 млн грн (примерно 380 тыс. долл.). Такие расклады.

Антикоррупционная карусель

Можно заметить, что это распространенная на Западе практика. Можно даже согласиться, что здравое зерно в идее, конечно, есть. Но, как это часто бывает, многое зависит от контекста и исполнения.

Новиков перечислил не всех, чьей задачей на Украине официально является борьба с коррупцией. Есть еще СБУ, БЭБ (Бюро экономической безопасности), САП (Специализированная антикоррупционная прокуратура), Высший антикоррупционный суд. В целом одним из направлений реформирования госслужбы на Украине начиная с переворота 2014 года было создание так называемой антикоррупционной вертикали.

Что, в свою очередь, было прямым признанием существования на Украине масштабной коррупционной вертикали, бороться с которой имевшиеся органы правопорядка не могли.

НАПК – еще одно Нацагентство (по предотвращению коррупции). То есть название этой структуры совпадает с задачей анонсированного интернет-ресурса. И что – разгонять НАПК?

Вот буквально, считаем: НАБУ, НАПК, САП, БЭБ, ГБР, ВАС и еще одно Нацагентство по вопросам выявления блаблабла – семь. У семи антикоррупционных нянек дитя без глазу.

Вертикаль эту на Украине строят уже давно. А итог таков: знаете, мы всемером и за зарплату коррупцию побороть не можем. Поэтому давайте этим займутся простые украинцы за часть от наворованного и/или взяток.

Вам что, советская власть доносы писать не давала?

Как известно, на Украине не только с коррупцией борются, но и с тяжким наследием советского режима. На днях как раз будет 32-я годовщина как этого режима нет, но наследие очень уж тяжкое, быстро не побороть. Но режим и сам в свое время боролся с коррупцией. Был в ВЧК такой отдел – по борьбе с преступлениями по должности.

ВЧК и все прочие органы, которые возникли на ее основе, призывали советских граждан ровно к тому же: своевременно сигнализировать органам правопорядка о том, кто где ворует и живет не по средствам. Десятины вот только не предлагали. Но тут уж дело такое. Социализм всегда стремился улучшать и исправлять человека, тогда как капитализм призывал смириться с несовершенством человеческой натуры.

Возможно, поэтому в Европе и США стучать на соседа – уважаемо и почетно. А у нас – разброс от «стыдно и нехорошо» до «западло». И затасканная цитата Довлатова про 4 млн доносов. Это ведь общий нравственно-культурный базис.

Ладно, стучать на коррупционеров в ВЧК/НКВД/МВД украинцам не нравилось. Поэтому они отделились, наклепали себе десяток антикоррупционных служб (во сколько раз их общий штат больше, чем в ОБХСС УССР?), но пришли к тому, с чего начинали: «…партия у нас одна, а стучать нужно чаще».

Не победа, а контроль

Для чего же в таком случае киевскому режиму нужна цифровизация доносов? Для того же, для чего ранее наплодили тучу антикоррупционных структур.

Во-первых, через одну структуру проще порешать, чем через десяток. А вот когда они друг у друга на головах сидят и каждый год за бюджеты грызутся и друг дружку подсиживают – сложнее. А тут еще и сознательные граждане постукивают. Все это ведет к тому, что коррупция уходит на все более высокие уровни. Туда, где ее крышует не глава Нацполиции города/района или военком – лично сам от себя. А, условно, заместитель главы офиса президента.

Чем выше уровни, тем проще контролировать. Изнутри и извне. Ведь заместителя главы офиса президента Украины, а также самого президента тоже нужно будет нагибать регулярно. Лучший способ для этого – досье со всеми коррупционными раскладами, которые соберет свора антикоррупционеров.


Во-вторых, и это самое главное – все эти НАПК, НАБУ и т. п. с момента своего создания финансируются за счет целевых грантов США и ЕС. Запад контролирует и ключевые кадровые назначения в этих структурах. Таким образом, западные спецслужбы, аналитические центры и то, что называется центрами принятия решений, по сути, держат на крючке всех ведущих украинских политиков. Начиная с украинского президента. Пользуются возможностью их шантажировать, контролировать, управлять. Ведь Украина же, как признает даже сам киевский режим – рассадник коррупции. Значит, нет никого безупречного.

Иначе говоря, перед нами вовсе не попытка борьбы киевского режима с собою самим, со своею коррупцией. Перед нами – усиление контроля Запада над украинским режимом руками специальных людей, поставленных за этим режимом присматривать. Чтобы он, не дай бог, не сорвался с цепи и не начал жить своей, независимой от Запада жизнью. И залогом тому должна стать массовая финансовая заинтересованность всех украинских граждан. Это не борьба с коррупцией, это – ее основа.

..............