16 ноября, пятница  |  Последнее обновление — 06:18  |  vz.ru
Разделы

Невидимая рука дергает за ниточки европейскую оппозицию

Владимир Добрынин, журналист
Вряд ли американского политтехнолога можно поздравлять с провалом в Европе: работа по схеме «не способен развалить – возглавь» в большинстве случаев приводит к разрушению объекта. Хотя более медленному, чем подрыв. Подробности...

Как Крым влияет на спор о Курилах

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ
Почти 70% японцев уверены в том, что США во внешней политике не учитывают японских интересов. В Токио понимают, что страна вынуждена выстраивать собственную стратегию – а значит, искать в регионе новых друзей. Подробности...
Обсуждение: 8 комментариев

Как власть и интеллигенция играют с идеей совращения

Андрей Тесля, кандидат философских наук, БФУ имени И. Канта, Калининград
В стране, история которой последние сто лет – пятьдесят оттенков красного, выстраивать консервативные позиции – значит отпускать свою политическую чувственность на произвол – собственного усмотрения, страстей, влечений. Подробности...
Обсуждение: 9 комментариев

    В Калифорнии произошел самый разрушительный за историю штата пожар

    Самый разрушительный за всю историю штата Калифорния лесной пожар охватил почти 45 тыс. га. Пламя уничтожило несколько тысяч строений, эвакуированы более 300 тыс. человек, в округе Лос-Анджелес – 170 тысяч. Погибли более трех десятков человек, о судьбе 228 ничего не известно
    Подробности...

    В России отмечается День народного единства

    В воскресенье в России отмечается День народного единства. По традиции Владимир Путин в сопровождении религиозных лидеров возложил цветы к памятнику Кузьме Минину и Дмитрию Пожарскому на Красной площади в Москве
    Подробности...

    Умер Николай Караченцов

    Народный артист России Николай Караченцов умер в одной из московских клиник за день до своего 74-летия. Караченцов снялся более чем в ста фильмах, на его счету около 20 постановок в «Ленкоме». В 2005 году он попал в ДТП, в 2017-м у него диагностировали рак легких. Скончался актер из-за отказа почек
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:В Совфеде пригрозили закрытием Азовского моря для украинских судов

        Главная тема


        Что на деле означает компромисс по Курилам

        вероятный противник


        В Германии признали бессилие европейских истребителей против С-400

        «они непробиваемые»


        Эксперт пояснил, что общего у совершающих подлог чиновников и алкоголиков

        гражданская авиация


        В России решили отказаться от производства Ан-148

        Видео

        неправильное электричество


        Прибалтике придется дорого заплатить за новый разрыв с Россией

        ближний восток


        Почему погиб командир элитного израильского спецназа

        шпионский скандал


        Австрия раскусила британскую игру против России

        зима пришла


        На Украине начинается коммунальная катастрофа

        орбитальный корабль


        Полет «Бурана» стал последним триумфом советского космоса

        «Чемодан, вокзал, Москва»


        Игорь Мальцев: русских попросили освободить место в Германии для сирийцев

        «Хитрый Ленин»


        Дометий Завольский: стыдные вопросы про Великую Октябрьскую революцию

        «юбилей ВЛКСМ»


        Егор Холмогоров: Женщины превратились в сексуальных рабынь для комсомольских отрядов

        на ваш взгляд


        От кого вы впервые узнали о сексе?

        Широкино стало символом бессмысленной бойни и неизбежности новой войны

        Фотографии из Широкино стали для «Азова» традицией и способом заработка    3 июля 2015, 21:01
        Фото: Sergey Vaganov/EPA/ТАСС
        Текст: Евгений Крутиков

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Представители Донецка внезапно объявили село Широкино «демилитаризованной зоной» и пригласили ОБСЕ мониторить ситуацию. Это неожиданное заявление стало результатом многонедельных кровопролитных боев за село, не имеющее никакого стратегического значения. Широкино превратилось в фетиш войны, который замещает собой общую ситуацию на фронте.

        Одностороннее провозглашение Широкино «демилитаризованной зоной» многими было воспринято как военный провал и даже как предательство. Ситуацию стоит разобрать подробнее, разделив на три аспекта.  

        Военный аспект

        «В какой-то момент потери батальона составляли до трети личного состава, то есть из трех рот одна погибала, а люди – не мусор»

        Уже нет смысла повторять, что с военной точки зрения Широкино особого интереса не представляет. Оно настолько неудобно расположено, что обладание им не дает ни одной из сторон ни стратегического, ни тактического преимущества. Просто Широкино «повезло», как в свое время донецкому аэропорту, а еще ранее – селу Никишино.

        Фронт остановился перед Широкино осенью прошлого года по естественным причинам: продвижение в сторону Мариуполя прекратили волей политиков, а тут как раз подвернулись редкие в этой степной местности холмы, на которых можно закрепиться. Так Широкино стало «медийным» населенным пунктом, особенно в Киеве, поскольку с формальной точки зрения оказалось «последним селом перед Мариуполем», которое надо защищать практически как Кончу-Заспу. Это не совсем правда, есть там еще села (то же Виноградное, например), к тому же никому в Донецке не приходило в голову планировать лобовое наступление по прибрежному шоссе, но имидж Широкино был создан блестящий.

        При этом после разгрома Дебальцево Порошенко очень некстати объявил награду за каждый занятый населенный пункт. Заскучавший было в секторе М батальон «Азов» встрепенулся и обнаружил перед собой нейтральную полосу, включавшую села Широкино и Саханка. Дальше пошло по классической фабуле «Свадьбы в Малиновке». «Азовчане» и грузины въезжали в село на своих «джихад-мобилях», добегали до сельсовета на Радянськой (Советской) улице, что недалеко от приморского шоссе, вывешивали жовто-блакитный флаг (иногда грузинский, иногда оба сразу), делали на этом фоне коллективное селфи в качестве вещественного доказательства и тикали обратно – в кассу. И так несколько раз подряд.

         

        В какой-то момент местным жителям это надоело, поскольку «Азов» и грузины оставляли за собой разрушения и погром. Мужское население Широкино ушло в ополчение, а остальное взмолилось просьбой покончить с этой махновщиной. Командование ВСН до того момента пристального внимания на Широкино не обращало. На южном фланге были и есть места и события поважнее.

        Тогда ополчение решило махновщину подловить. Поставили засаду на холмах и несколько раз подряд (да, грабли – это инструмент украинской военной мысли) уничтожили то, что принято называть диверсионно-разведывательными группами (ДРГ) «Азова» и грузин, а на практике представляло собой веселые ватаги с пятыми айфонами наперевес. Оставшись без пропитания, «Азов» стал повышать градус противостояния. То есть, потеряв «джихад-мобили», они сперва стали заезжать в село на бэтээрах, а когда по бэтээрам ополчение стало работать «мухами», – уже на танках. По танкам стали бить с «фаготов», а до «Азова» дошло, что можно устраивать засады на засады. Так могло продолжаться до бесконечности.

        Это классическая история о том, как периферийная, совершенно необязательная стычка за полтора–два месяца превратилась в мясорубку, освещенную пристальным вниманием киевских СМИ. В конце концов ВСН все-таки вошли в село, в котором уже практически ничего живого не оставалось, но не заняли его в классическом смысле слова, а частично контролировали силами одного батальона. Бои стали контактными, расстояние между позициями сторон кое-где уже не превышало 20–30 метров, а основной формой ведения огня стала стрельба из подствольников навесом через хату. В ход пошло и тяжелое вооружение, которое, по идее (то есть по Минску-2), должно было быть оттуда отведено до самого Мариуполя.  

        За последний месяц бои в Широкино перемололи несколько рот с обеих сторон. В какой-то момент потери батальона составляли до трети личного состава, то есть из трех рот одна погибала, а люди – не мусор. Кроме того, после постоянных наездов ОБСЕ и криков в Киеве ополчение вывело из Широкино даже минометы. «Азов» и грузины немедленно воспользовались ситуацией – и принялись давить позиции ополчения всем, из чего могли. У ВСН до сих пор приказ: ответного огня не открывать, а если и открывать, то только после согласования с центральным командованием. На это уходило время, потери росли. Минометы пришлось вернуть, но ненадолго.

        Пару раз (вспомним о граблях) ВСН удавалось заманить «Азов» в центральную часть села и накрыть их там артиллерией. Потери у грузин стали критическими, на них даже обратил внимание Михаил Саакашвили, правда, в свойственной ему клоунской манере. То, что произошло с 1 по 3 июля, изначально было точно таким маневром. Славянский батальон ВСН ушел из Широкино на холмы и в Саханку, по факту оставив поле боя, приготовившись отработать по «Азову», если тот займет все село. Но ВСУ в село не зашли. До пяти утра ситуация оставалась нейтральной, а затем пехота ВСН снова вошла в Широкино практически на изначальные позиции – за бывшей улицей Логозинского, чуть ближе к центру.

        Таким образом, ситуация вернулась к исходной. При этом на восточных окраинах Мариуполя ночью было отмечено передвижение танковых колонн – и туда немедленно полетели ракеты. А это могло означать такую эскалацию, что мало не показалось бы никому.

        Даже если представить на минуту, что ВСН действительно оставят Широкино навсегда (что и надо было сделать во избежание бессмысленных потерь), в этом есть нечто неприятное, но нет ничего трагичного. В этом случае ВСУ просто подтянули бы фронт на два километра, и следующей за Широкино стала бы соседняя Саханка – куда более интересное село, хотя в нем всего то ли пять, то ли шесть улиц. Подобное «отжимание нейтралки» – не критичный момент. В конце концов, ровно то же самое произошло в Марьинке, но в противоположную сторону – ранее нейтральная часть села в ходе диких боев оказалась под контролем ополчения.

        Да, для ВСУ «отжимание» на южном участке фронта действительно значимо. Все больше данных свидетельствуют о том, что в Киеве склоняются к нанесению удара со стороны Волновахи – на Докучаевск и вглубь Старобешевского района. Но проблемой стала река Кальмиус. 131-й разведбатальон ВСУ пытается отыскать броды у села Чермалык, но именно там Кальмиус разливается предельно широко, и украинская бронетехника форсировать его не может.

        Фактически бои за Широкино привели просто к формированию новой линии фронта, не слишком отличающейся от изначальной и никак не влияющей на общую оперативную обстановку. В этом нет не только трагедии, но даже тактического поражения или успеха. Говорить о «сдаче» села или делать из истории этих боев далеко идущие выводы – наивно. Можно, конечно, в патриотическом угаре вести бои до последнего человека и за каждую хату-мазанку, но как потом смотреть в глаза людям?

        Пропагандистский аспект

        территория СССР

        Саакашвили превратился в политического бомжа
        Украинский генштаб в трех российских дивизиях заблудился
        Украина готова раздать свою энергетику почти даром
        Литовцы обнаружили, что "русские не приходят, да и не собираются"
        Порошенко был вынужден оправдываться перед Грузией
        Для Киева результат боев за Широкино – прекрасный повод превратить еле видимый тактический успех в широкую пропагандистскую кампанию. Это как бы компенсация за разгром в Марьинке и единственное, что можно предъявить обществу в качестве «победы». Само это киево-львовское общество превратилось в настолько экзальтированную толпу, что способно мифологизировать любой хутор, если его правильно освещать в прессе. Никишино, Пески, Лутугино, аэропорт – наглядные примеры тому. Пропаганда на Украине идет впереди военной тактики и логистики, бессмысленные по сути и донельзя кровопролитные бои за развалины (терминалы аэропорта, например) превращаются в судьбоносные операции, сравнимые со Сталинградской битвой. Участь Широкино вполне может постичь теперь Саханку и Докучаевск.

        Другое дело, что идти на поводу у киевской пропаганды нет никакой нужды. Исходя из тактики, можно было и аэропорт оставить, поскольку эта груда искореженного бетона посреди степи никакой военной ценности больше не представляет. Но легко представить, какой пропагандистский угар начался бы после того в Киеве. Зачем давать Порошенко дополнительные поводы на пустом месте поднимать себе рейтинг и политический вес?

        В ВСУ сейчас «пересменка» – прямо в эти дни идет увольнение «первого поколения» мобилизованных (они призывались только на год). То есть тех солдат и младших офицеров, которые уже успели получить немалый боевой опыт. Последние две волны мобилизации провалены, недобор превышает 50%. Тем не менее Киев умудряется наполнять линию фронта новыми частями, численность войск растет в геометрической прогрессии и уже, по ориентировочным оценкам, перевалила за 70 тысяч человек, а это действительно много. Для поднятия духа этой толпы нужны победы, а когда их нет – пропагандистские трюки, компенсирующие отсутствие побед. Вот сейчас появилось Широкино. И в киевских СМИ никто не будет вдаваться в подробности. Заняли село – перемога.  

        Политический аспект

        ДНР и ЛНР до последнего пытаются бороться за сохранение положений Минска-2. Самостоятельно или под давлением Москвы – это уже вопрос вторичный (хотя и интересный), но все исходящие из Донецка инициативы направлены именно на сохранение положений достигнутых договоренностей. Меж тем в последние дни со стороны западных участников ясно проявилась тенденция нивелировать Минск-2 – пусть не с политической точки зрения, но с практической. Оспаривать или отменять перемирие публично и открыто никто, конечно же, не будет, ведь все борются за мир и за все хорошее против всего плохого. Но текущий расклад можно сформулировать так: положения Минска-2 себя исчерпали, мы выжали из него все, что было возможно, и теперь этот договор и это перемирие можно отряхнуть, как прах с сапог.

        И никто не сможет спрогнозировать, при каких обстоятельствах возможны (если вообще возможны) новые переговоры о новом перемирии и как на него отреагируют на Донбассе. В такой обстановке странное (а на первый взгляд – вообще чудовищное) предложение передать Широкино под контроль ОБСЕ (при этом новая линия фронта пройдет по холмам восточнее села) представляются последней уступкой именно в политическом плане. Сама эта идея, мягко говоря, до конца не просчитана. Она может быть расценена в Киеве и в Европе как, например, первый шаг к размещению «миротворцев». Непонятно и то, как ОБСЕ вообще способна что-либо контролировать, учитывая кадровый состав наблюдателей и их не до конца проясненные полномочия. А как все это будет называться – демилитаризованная зона, как предлагает Денис Пушилин, или нейтральная, опять же, уже не имеет значения.  

        Ситуация подошла к опасному пределу. Если еще совсем недавно разговоры о новом этапе вооруженного конфликта воспринимались как чисто эмпирические рассуждения, то сейчас это данность двух недель. Закончится ротация в ВСУ, пройдет маневренное уплотнение линии фронта, завершатся дипломатические танцы вокруг «демилитаризованного Широкино» – и тогда орудия вновь заговорят в полную силу.

        Даже старые танки в степи развивают скорость до 60 километров в час. Сколько там до Днепропетровска?

        И всегда остается шанс, что может быть еще хуже.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............