Дмитрий Орехов Дмитрий Орехов Запад превратился в тоталитарную секту

Современный атлантистский Запад превратился в огромную квазирелигиозную секту, которая мечтает додавить своих внутренних несогласных, а потом подмять под себя весь мир. Беседовать с его представителями о том, что у других стран и цивилизаций могут быть свои ценности и интересы, все равно что толковать о красоте старой московской церквушки с кришнаитами или свидетелями Иеговы.

13 комментариев
Василий Стоякин Василий Стоякин Соглашения о безопасности не дают Украине никакой безопасности

Страны НАТО продолжают проводить линию на отказ от прямого участия в украинском конфликте, успешно отражая набеги Зеленского, который очень этого хочет. Впрочем, это не отменяет факта участия военнослужащих НАТО в боевых действиях.

0 комментариев
Владимир Можегов Владимир Можегов Демократы не простили Байдену «пули Трампа»

Все понимают: Камала Харрис – очень плохая замена «сонному Джо». Но, увы – пока единственно возможная. Да, абсолютно никчемное существо. Но ничего другого Демпартия предложить просто не в силах.

11 комментариев
18 ноября 2013, 22:21 • В мире

Исключительный грузин

Новым премьером Грузии стал "исключительный грузин"

Исключительный грузин
@ РИА "Новости"

Tекст: Станислав Борзяков

Надежды Саакашвили не сбылись: на саммите «Восточного партнерства» в конце ноября Грузия будет представлена и новым президентом, и новым премьером, утвержденным на этом посту в понедельник. Про Ираклия Гарибашвили известно, что он провел реформу МВД, ненавидим просаакашвилевской оппозицией и является «исключительным грузином». В чем заключается эта исключительность, выясняла газета ВЗГЛЯД.

В отличие от ситуации с новым президентом Грузии, утверждение Ираклия Гарибашвили на пост председателя правительства (то есть не номинального, а фактического главы государства) мало кого удивило. С тех самых пор, как архитектор новой, постсаакашвилевской Грузии и теперь уже бывший премьер-министр Бидзина Иванишвили объявил, что ему на смену придет «самый эффективный министр», почти все журналисты и политологи сделали ставку именно на Гарибашвили. По крайней мере, он обладает теми качествами, которые необходимы новому премьеру. А именно лишен яркой харизмы и неумеренных политических амбиций, доказал свою верность коалиции «Грузинская мечта» и лично Иванишвили, показал себя не просто эффективным министром, но министром, символизирующим собою «новую Грузию», а главное – его буквально ненавидит команда бывшего президента Саакашвили. То есть борьба с «наследием Мишико» будет идти полным ходом.

Друг и враг

Известно, что во время учебы в Сорбонне новый грузинский премьер подрабатывал официантом. Он женат, имеет двоих детей

В заслугу Саакашвили и его команде ставилось то, что они блестяще реформировали МВД, сделав полицейских честными и неподкупными слугами народа. По крайней мере, об этом вовсю трубила пропаганда, в том числе международная, на которую Саакашвили средств не жалел. Однако со сменой власти вдруг выяснилось, что работу грузинской полиции и заслуги Саакашвили в реформе оной можно оценивать и иначе. Так, по оценке Иванишвили, многих его соратников и журналистов, полиция при предыдущем президенте – это «мафиозная банда наемников», «пугало», не служащее обществу, но выполняющее политические и экономические заказы команды Саакашвили. Пытки в тюрьмах, незаконные прослушки и прочий беспредел прилагаются.

Реформировать МВД был назначен Гарибашвили, заступивший на пост с обещанием «деполитизировать полицию». Как считают в «Грузинской мечте», со своей задачей он справился, а именно: по словам Иванишвили, «в результате ежедневной работы за год смог создать в стране полицию европейского типа». Ряд журналистов охарактеризовали итоги скоротечной реформы нового министра как «чудо», особенно хваля Гарибашвили за то, что республика не погрузилась в хаос, вызванный широкомасштабной амнистией, объявленной Саакашвили. Но насколько реформа удалась на самом деле – вопрос открытый. В любом случае в Грузии и впрямь начали заводить уголовные дела на прежде «неприкасаемых» деятелей, в частности арестован Вано Мерабишвили – экс-премьер и автор саакашвилевской реформы МВД. С именем Мерабишвили связывают и пытки, и политическую заказуху, и превращение полиции в «кнут для общества». Его повышение до должности премьера незадолго до краха саакашвилевской вертикали объясняли тем, что Мерабишвили «сильно замазан кровью», а значит, будет верен Саакашвили и его методам до конца.

Теперь расклады иные. По приказу Гарибашвили огромный архив МВД, состоящий из результатов незаконных прослушек, тотальной слежки и прочего компромата на всех более-менее заметных людей в Грузии, был уничтожен. Сам министр выступал с сообщением, что в ходе реформы были обнаружены тайники, созданные по приказу «высокопоставленных чиновников». В тайниках – самое разнообразное оружие, наркотики, «архив данных об оппозиционно настроенных лицах». Кроме того, были обнаружены видеозаписи с пытками и сексуальным насилием, осуществляемыми представителями правоохранительных органов. Как ни крути, а это и впрямь «начало новой эры».

В том числе и в этом кроется первопричина той ненависти, которую элиты Саакашвили испытывают к новому премьеру. Особая досада связана с тем, что Гарибашвили ломали, а он не сломался: вскоре после выхода команды Иванишвили на политическую арену в качестве главной оппозиции на тестя Гарибашвили – генерала полиции Тамаза Тамазашвили – было заведено уголовное дело по обвинению в незаконном приобретении и хранении огнестрельного оружия. Более того, семье Гарибашвили, по его словам, начали угрожать расправой. Однако Гарибашвили остался в команде Иванишвили, в коммерческих структурах которого до того проработал долгие годы. После победы «Грузинской мечты» на выборах Тамазашвили был освобожден.

Самое популярное определение в адрес Гарибашвили, идущее из рядов «Единого национального движения», – «марионетка Иванишвили». С одной стороны, давнее знакомство и личная преданность говорят в пользу этого. С другой – такой взгляд на ситуацию не выдерживает критики. Во-первых, от Иванишвили вообще никто не требовал уходить в отставку, он по-прежнему популярен и мог бы спокойно управлять Грузией и дальше, не размениваясь на марионеток. Во-вторых, в Грузии сейчас коалиционный характер власти. В случае если бы правительство возглавил амбициозный харизматик, это бы заложило под коалицию бомбу замедленного действия, так как усилило бы одну ее часть в ущерб другим. А следом – склоки, обиды, амбиции, интриги, распад.

#{ussr}Получится ли у Гарибашвили быть «первым среди равных», покажет время. Но пока он именно коалиционная кандидатура, а не только «человек Иванишвили», по крайней мере выдвижению его в премьеры предшествовали длительные консультации внутри «Грузинской мечты». У Грузии большой опыт наблюдения за тем, как демократические лидеры превращаются в диктаторов, так что отказ от «политиков волевого типа» пока больше напоминает не ставку на марионеток, а принципиально новый курс на коалиционное управление, призванный застраховать страну от очередного издания деспотии. Сам Гарибашвили на вершины власти, сколь можно судить, не рвался и неоднократно заявлял, что «влюблен» в должность главы МВД.

Замечательный грузин

Новый премьер-министр Грузии, в руках которого полномочий заметно больше, чем у президента, очень молод, ему всего 31 год. Известно, что он закончил Тбилисский госуниверситет по специальности «Международные отношения», по этой же специальности одновременно учился в Сорбонне, а во время учебы подрабатывал официантом. До ухода в МВД нынешний премьер сменил ряд руководящих должностей в принадлежащей Иванишвили Cartu Group, в частности, много занимался финансовыми вопросами. Типичный топ-менеджер, если не считать столь стремительного политического взлета. С формальной точки зрения заслуженного: Гарибашвили считается одним из основателей коалиции «Грузинская мечта». Как тень Иванишвили, но все-таки.

Ожидается, что через неделю Гарибашвили и вовсе возглавит «Грузинскую мечту», что завершит оформление новой грузинской вертикали власти. Что же касается Иванишвили, он, по собственному признанию, хочет заняться развитием «гражданских проектов и независимых СМИ для укрепления грузинской демократии». Средства для этого есть: состояние бизнесмена оценивается в 5,3 млрд долларов. «Грузия получила достойное правительство, достойных премьер-министра и президента, и я горжусь тем, что выполнил заказ грузинского общества, оставляя такое прекрасное правительство и президента», – говорит Иванишвили.

В свою очередь президент Георгий Маргвелашвили заявил следующее: «Ираклий приемлем для грузинского общества и является видным его представителем, исключительным грузином и исключительным членом правительства. Я рад, что у меня будут хорошие коллегиальные отношения с Ираклием». Спикер парламента Давид Усупашвили был более красноречив: «С первого же дня Ираклий Гарибашвили был одним из тех, на кого опиралась наша команда. Это обусловлено не только его близостью с Бидзиной Иванишвили, но и его личными качествами, талантом и способностью брать на себя ответственность в критических ситуациях, действовать и мыслить масштабно».

Наконец, сам новоиспеченный премьер пообещал, что будет «верен объявленным Бидзиной Иванишвили целям и принципам» и «работать на развитие страны». Любовь к длинным и красивым публичным речам, что еще в недавнем времени было обязательной чертой для грузинского политика, не прослеживается ни у нового премьера, ни у нового президента. Как скоро к этому привыкнет нация и привыкнет ли вообще, грузинские политологи сказать затрудняются. Но на всякий случай подчеркивают гибкость нынешней модели: если новый премьер вдруг не справится, коалиция сменит его без особых усилий. Даже возглавив «Грузинскую мечту», Гарибашвили не сможет этому помешать.

Пока же все видные политики из «Грузинской мечты», включая Ираклия Аласанию, который сам метил и в президенты, и в премьеры, обещают, если что, «встать рядом» с новым премьером – человеком «порядочным и достойным». Со слов самого Гарибашвили, радикальных изменений в составе правительства пока не планируется.

..............