7 декабря, среда  |  Последнее обновление — 22:57  |  vz.ru

Главная тема


Украина предложила Трампу самолет, не прошедший сертификацию

«недееспособное государство»


Экс-премьер Франции: У Украины нет будущего

у российских границ


ВМС США готовятся увеличить свое присутствие в Черном море

«Я призывал сохранить»


Горбачев высказался о виноватых в развале СССР

переписывание истории


Генпрокурор Украины «опроверг» победу Александра Невского над крестоносцами

территория ссср


Антироссийские высказывания Назарбаева нельзя одобрить, но можно понять

«По нашим расчетам»


Глава генштаба Украины дал прогноз потерь украинской армии в случае войны

альтернативные газопроводы


Украина поверила в потерю российского газового транзита

на ваш взгляд


Какова ваша позиция по вопросу о необходимости гражданского примирения между «красными» и «белыми»?

«растащили страну»


Андрей Бабицкий: История СССР не завершена

На западных фронтах


Дмитрий Дробницкий: Италию и, возможно, Францию, попытаются максимально наказать

«Все это ерунда»


Павел Вишняков: Вот не случись авария второго самолета, так и продолжалась бы эта вакханалия турбопатриотического идиотизма насчет «Кузнецова»

фоторепортаж


В Петербурге открыли центральный участок Западного скоростного диаметра (фото)

Георгий для Джорджии

Президентом Грузии стал философ, турагент и сторонник русского языка, еще недавно даже не помышлявший о политике

28 октября 2013, 22:30

Текст: Станислав Борзяков

Версия для печати

До назначения Георгия Маргвелашвили вице-премьером правительства в ноябре прошлого года мало кто мог подумать, что совсем скоро этот интеллигентный человек возглавит Грузию – республику, привыкшую к харизматичным и сильным личностям с диктаторскими замашками. Каким был путь избранного президента к вершинам власти, выясняла газета ВЗГЛЯД.

Внесение в конституцию изменений, что превратили Грузию из суперпрезидентской республики в республику парламентскую, смешало карты всем прогнозистам. Ранее человека, не обладающего ярким ораторским даром и имиджем «сильного лидера», никто бы и не подумал «сватать» грузинскому народу. Полномочий у нового президента все равно больше, чем у коллег из ФРГ или Израиля, но, тем не менее, он больше арбитр, чем управленец или политик. Это превратило недостатки Георгия Маргвелашвили в его достоинства и помогло обойти конкурента в лице Ираклия Аласании.

А Ираклий займется НАТО

Еще в конце 2008 года как о главной надежде грузинской оппозиции говорили об Ираклии Аласании. Надежду эту в итоге воплотил бизнесмен Бидзина Иванишвили, но Аласании (наряду с министром энергетики Кахи Каладзе) продолжали пророчить высший пост, благо он имел отличные стартовые позиции, совмещая посты министра обороны и вице-премьера.

Не сложилось. Всего через несколько месяцев после назначения в правительство Аласанию понизили. Оборонным ведомством по-прежнему руководит он, но вице-премьером вместо него стал далеко не самый популярный и не самый заметный министр – министр образования Маргвелашвили. «Рокировочку» объяснили как раз президентскими амбициями Аласании: его партия «Свободных демократов», не спрашивая ни мнения правящей коалиции, ни мнения премьера, стала «прощупывать почву» для выдвижения своего лидера в президенты. Иванишвили счел это раскольничеством и сделал своим замом того, кому доверял лично.

Как ни странно, Аласания не обиделся. Более того, он присутствовал при представлении Маргвелашвили кандидатом от «Грузинской мечты» и назвал его «наилучшим кандидатом». Иванишвили в свою очередь заявил, что у Аласании есть «очень хорошее поручение, очень хорошая должность и очень конкретный план на будущий год», мол, в президенты ему пока рано, надо с другими проблемами разобраться. О каком поручении шла речь, понятно. Сейчас Аласания и Иванишвили пытаются добиться того, чего не смог добиться Саакашвили, а именно – получить для Грузии План действий по членству в НАТО.

Понятно, что избрание президентом такого популярного, амбициозного и харизматичного человека, как Аласания, имеющего, ко всему прочему, собственную партию, могло бы поставить под угрозу единство правящей коалиции. С другой стороны, именно ввиду амбициозности Аласании пост президента нынешней Грузии, где основная власть находится в руках подотчетного парламенту кабмина, видимо, уже не кажется ему таким уж привлекательным. Так удалось сохранить коалицию «Грузинская мечта» в условиях «дележки портфелей». В иных обстоятельствах это могло бы перерасти в полноценную административную войну.

Звезда науки и ТВ

Избранный президент Маргвелашвили на два года моложе Саакашвили. Ему 44, и он философ. Образование получал на родине, но в рамках постдипломного обучения некоторое время провел в Чехии. Имеет степень доктора философии, занимался преподавательской деятельностью, писал учебники, а в юности подрабатывал туристическим гидом – сопровождал путешественников в прогулках по горным тропам.

Последнее место работы Маргвелашвили до перехода в правительство – ректор Института общественных дел Грузии (GIPA). Данный вуз считается одним из лучших в республике и носит имя Зураба Жвании – экс-премьера и одного из лидеров «революции роз», погибшего при невыясненных обстоятельствах (по Грузии хотят упорные слухи, что Жванию убили по приказу Саакашвили, и Иванишвили уже обещал вернуться к расследованию данной трагедии). Причем ректором Маргвелашвили стал еще в 2000 году, правда, в 2006-м перешел на должность начальника департамента исследований, которую занимал до 2010-го. Все эти годы – и это важно подчеркнуть – Маргвелашвили никак нельзя было назвать политиком.

Впрочем, нельзя сказать и того, что Маргвелашвили – всего лишь тихий кабинетный ученый, совершенно незнакомый избирателю. По крайней мере политизированная часть общества знает его неплохо. И все благодаря тому, что Маргвелашвили уже давно стал одним из самых востребованных экспертов на грузинском ТВ, многолетним голосом научной интеллигенции.

Благодаря этому и мы знаем, что в свое время Маргвелашвили поддержал «революцию роз», но довольно быстро начал критиковать Саакашвили как в частностях, так и за авторитарные замашки в целом. Во время длительной серии многотысячных митингов оппозиции, что объявила Саакашвили уличную войну, ректор явно был на стороне митингующих. А уж после провальной для Грузии попытки вернуть Южную Осетию военным путем Маргвелашвили, можно сказать, перешел в непримиримую фронду, хотя по-прежнему чурался каких-либо политических объединений. Единственное исключение – попечительский совет фонда «За развитие демократии», созданного Нино Бурджанадзе после перехода «железной леди» в оппозицию. Пять лет спустя Маргвелашвили разгромит Бурджанадзе на выборах, чего в 2008-м тоже невозможно было представить.

Примечательно, что Маргвелашвили даже не участвовал в избирательной кампании «Грузинской мечты», после победы которой на парламентских выборах 2012 года он и был приглашен в правительство. Причем ходят слухи, что Маргвелашвили стал единственным, кого пришлось уговаривать принять министерский портфель.

«Я всегда зову Георгия»

На ваш взгляд

 
В Грузии выбрали нового президента. Изменятся ли отношения России и Грузии после ухода Михаила Саакашвили?



Обсуждение: 84 комментария
Согласно одному из соцопросов, деятельность Маргвелашвили как министра образования положительно оценивали только 29% респондентов. В этом плане Маргелашвили серьезно отставал не только от Аласании, одного из самых популярных министров, но и от многих других членов кабмина, занимая лишь 10-е место в рейтинге народного одобрения. Даже после выдвижения Маргвелашвили в президенты его популярность оставалась невысокой. В середине лета опросы давали Маргвелашвили 35%, Бурджанадзе – 15%, а Бакрадзе – всего 6%. Второй тур казался неизбежным, но за три месяца Маргвелашвили увеличил свой рейтинг в два раза (неплохо – относительно прогнозов – выступил и Бакрадзе, тогда как Бурджанадзе, несмотря на заметную и активную кампанию, сильно потеряла в рейтинге).

Но при этом в Маргвелашвили буквально души не чаял лидер «Грузинской мечты» Иванишвили, который неоднократно называл министра образования «образцовым министром» и «одним из лучших». Вот характерный пример речи Иванишвили о Маргвелашвили:

«В кризисных ситуациях Георгий является уникальным человеком. Он образован, умен, креативен, он отличный менеджер, он прошел хорошую практику, он опытен, он хороший аналитик, хороший эксперт. Я счастлив, что знаком с таким человеком, особенно на данном этапе, когда наша демократия все еще непрочная... У нашей команды большие амбиции. Мы хотим, чтобы Грузия состоялась в качестве настоящей демократии. Мы должны суметь за очень короткий срок доказать всему миру, что Грузия и грузинский народ являются европейцами. И мы заслуживаем того, чтобы как можно скорее стать членом ЕС. Такой президент, как Георгий, позволяет нам иметь столь большие амбиции. Он лучший, я бы сказал, идеальный вариант».

Таким образом, именно Маргвелашвили поручено привести страну в ЕС, что на данный момент кажется фантастикой. Кстати, в рамках процитированной выше речи Иванишвили употребил фразу, получившую популярность в СМИ: «Я всегда зову Георгия». В полном виде фраза звучала так: «Когда мне сложно, когда много трудностей, я всегда зову Георгия и спрашиваю его совета; у меня в команде два–три человека таких, с кем я могу беседовать на любые темы».

Но еще до процитированного выше спича стало понятно, что министр образования у премьера на особом счету. Одно время у Маргвелашвили случился громкий конфликт с одним из самых популярных в народе министров – министром юстиции Теи Цулукиани, и Иванишвили однозначно занял сторону своего фаворита. Конфликт касался поправок в трудовой кодекс, очень левых по сути своей. Маргвелашвили назвал их «кошмаром для бизнеса» и «мечтой Розы Люксембург», что не способствовало его популярности среди незащищенных слоев населения, но не помешало выиграть выборы.

Все участники правящей коалиции в один голос уверяют, что о других кандидатурах, кроме Маргвелашвили, даже речи не шло, министра образования поддержали единогласно. Правда, Иванишвили признался, что одно время активно обсуждался вариант выдвинуть в президенты этнического абхаза (с прицелом, так сказать, на примирение с Абхазией), но то ли подходящего абхаза не нашлось, то ли решили не рисковать и не подыгрывать Бакрадзе, за которого многие жители Грузии могли бы проголосовать просто как за грузина.

Родная речь

О взглядах Маргвелашвили на внешнюю политику газета ВЗГЛЯД писала неоднократно: западник, сторонник вступления республики в ЕС и НАТО, однозначно поддерживает концепцию «территориального единства Грузии». Но при этом Маргвелашвили выступает за налаживание отношений с Россией и категорически отрицает возможность возврата Абхазии и Южной Осетии через военные действия.

Есть, впрочем, момент, который делает Маргвелашвили абсолютно не похожим на многих других постсоветских политиков западной ориентации. Он выступает в поддержку русского языка, ибо смотрит на данный вопрос практически, а не политически, в отличие от западников Прибалтики, Украины или Молдавии. Еще будучи министром образования, Маргвелашвили заявил, что намерен вновь включить русский язык в школьную программу.

«Грузия была частью Российской империи более двух веков. Это факт. Это приносило пользу в том смысле, что здесь владели двумя языками, Грузия была двуязычной. Потеря одного языка, на мой взгляд, была ненормальным явлением», – сказал он, в частности, в интервью телекомпании «Рустави-2». Правда, при этом министр оговорился, что «мир выбрал в качестве коммуникаций английский язык». «Стратегически мы выбираем английский язык, будем его финансировать, но у нас есть желание, чтобы и другие языки были очень активны в образовательном пространстве Грузии», – резюмировал Маргвелашвили (сейчас в школах Грузии изучают английский язык как первый иностранный с первого класса, второй язык появляется в программе с шестого класса).

Когда обещание министра, избранного президентом, воплотится в жизнь, пока вопрос открытый.

Отныне без диктаторов

Маргвелашвили часто критикуют за отсутствие достаточного опыта работы в государственных структурах, отсутствие ярких лидерских качеств и относительную малоизвестность в качестве политика. В эти уязвимые места и били противники «Грузинской мечты» в период президентской избирательной кампании. Особенно отличился Михаил Саакашвили, прокомментировавший выдвижение Маргвелашвили следующим образом:

«Если говорить в целом, когда император Рима решил продемонстрировать свое доминирование римскому обществу, он избрал в сенат свою лошадь».

Однако общество на «лошадь» согласилось. Выборы проходили под неформальным лозунгом «Хватит с Грузии диктаторов». Да, мол, Маргвелашвили не боец, но боец теперь и не нужен, вся власть у кабмина и парламента. Отныне президент – это судья, лицо страны, беспартийный символ грузинского единства. Интеллигентный, рассудительный, обладающий незапятнанной политической репутацией Маргвелашвили неплохо подходит на роль, прописанную в поправках к конституции. При этом является частью того же поколения, что пришло к власти в Грузии на волне «революции роз», свергнув советскую номенклатуру.

«Мы нарушаем внедряемый на протяжении многих лет в нашей стране стереотип, что президент страны должен быть хозяином всех, который все за всех решает», – подчеркивал Иванишвили. Вслед неслись эпитеты: «независимый», «смелый», «честный», «интеллектуал». А люди, знающие Маргвелашвили много лет, обычно добавляли также: «порядочный» и «человечный».

Впрочем, если отложить в сторону идеализм соратников, останется другое рацио: интеллигентный человек без собственной партии и даже без особых политических амбиций нужен, прежде всего, для устойчивости нынешней конструкции «коллективного управления». Конституция конституцией, но за тем, как грузинские президенты превращаются в диктаторов, мы наблюдали уже неоднократно.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............