Взгляд
7 декабря, среда  |  Последнее обновление — 02:31  |  vz.ru
Разделы

Украина плотно сидит на игле информационной наркоты

Дмитрий Грунюшкин
Дмитрий Грунюшкин, писатель
Не стоит надеяться, что украинцы вдруг очнутся и вылечатся сами. Немцы, нация гораздо более рациональная и рассудительная, нежели романтичные и кипешные украинцы, до самого мая 1945 года веровали в вундерваффе и решительный перелом. Подробности...
Обсуждение: 18 комментариев

Коллизия с «Дождем» в Латвии – признак полноценной холодной войны

Федор Лукьянов
Федор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике»
Квант плюрализма отчасти и придает происходящему пресловутую «гибридность». Однако теперь он становится рудиментом ушедшей эпохи. Подробности...
Обсуждение: 4 комментария

Украинской церкви очень тяжело, но в истории бывало и хуже

Сергей Худиев
Сергей Худиев, публицист, богослов
Как памятник Екатерине напоминает, что Одессу основали вовсе не Бандера с Шухевичем, так и Церковь самим своим существованием напоминает о том, что реальная история выглядела совсем не так, как ее рисуют украинские националисты. Подробности...

Владимир Путин проехал по отремонтированному Крымскому мосту

Владимир Путин посетил Крымский мост, где идут восстановительные работы после теракта, произошедшего в октябре. Глава государства выслушал доклад вице-премьера Марата Хуснуллина и выразил надежду, что поврежденный железнодорожный путь на мосту окончательно восстановят к середине летнего сезона
Подробности...

Собянин побывал в зоне проведения специальной военной операции

Мэр Москвы Сергей Собянин побывал на линии обороны в зоне специальной военной операции (СВО). Градоначальник лично проверил, как бойцам помогают обустроить рубежи: противотанковые рвы, траншеи, доты и блиндажи. По его словам, у мобилизованных из Москвы военных «настроение боевое»
Подробности...

При крушении самолета Beechcraft 55 Baron в Армении погибли российские пилоты

При крушении самолета В55 в Армении, летевшего в Астрахань, погибли два российских пилота. Самолет разбился вблизи деревни Джрабер Котайкской области, в 26 км к северу от Еревана. После падения машина развалилась на части и загорелась. Прибывшие на место трагедии пожарные потушили возгорание спустя 20 минут
Подробности...

Первый передвижной клуб культуры появился в Подмосковье

Первый многофункциональный передвижной культурный центр появился в Домодедово в Московской области Подмосковье, в нем есть все необходимое для концертов и кинопоказов: сцена, полный набор световой и звуковой мультимедийной аппаратуры.
Подробности...

Центр реставрации книг решили создать в Кирове

Перспективы создания на базе библиотеки имени А. И. Герцена регионального центра реставрации книг обсудила министр культуры России Ольга Любимова с главой Кировской области Александром Соколовым.
Подробности...

В Тверской области запланировали торжества в честь 350-летия Петра I

Мероприятия в честь 350-летия со дня рождения Петра I в 2022 году вошли в перечень культурного развития Верхневолжья, сообщили в правительстве Тверской области, где рассмотрели реализацию национального проекта «Культура».
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
    НОВОСТЬ ЧАСА: Португалия с разгромным счетом победила Швейцарию и вышла в четвертьфинал ЧМ

    Главная тема


    Американцы перестают поддерживать Украину

    контрмеры Москвы


    Россия рассматривает введение фиксированной цены на нефть

    «защищал русскую культуру»


    Папа римский назвал свои слова о бурятах и чеченцах «фигурой речи»

    христианская церемония


    Эксперт: Факт венчания Пугачевой и Галкина лишает их прав на гражданство Израиля

    Видео

    вердикт Запада


    Телеканал «Дождь» погубила эмиграция

    угроза атаки


    Тыловые аэродромы России требуют усиления защиты

    «чужие проблемы»


    Как меняют мнение казахстанцев о спецоперации

    угольный «майдан»


    Кому нужна монгольская революция

    гарант безопасности


    Украина загнала Европу в финансовую зависимость от США

    найти предлог


    Владимир Можегов: Повод для вторжения на Украину Польше даст Тайвань

    принять решение


    Ирина Алкснис: Главный ресурс России в СВО – время

    русофобия и нацизм


    Игорь Караулов: Цель Запада – перепрошивка наших мозгов

    на ваш взгляд


    Является ли для вас авторитетным мнение Аллы Пугачевой?

    Как «Лубянка» накрыла полковника МВД в Дагестане

    Гази Исаев в зале суда
       9 декабря 2020, 17:15
    Фото: Агентство «Москва»
    Текст: Юрий Васильев, Дагестан – Москва

    Полковник полиции Гази Исаев подозревается в беспрецедентном, чудовищном преступлении – пособничестве в организации теракта в Москве, унесшего десятки жизней. Почему многие чиновники и коллеги обвиняемого заступаются за своего бывшего сослуживца и что происходит в Дагестане после объявленной победы над терроризмом – на месте разбирался специальный корреспондент газеты ВЗГЛЯД.

    Строго говоря, когда вы читаете что-то вроде «начальник ОМВД по Кизлярскому району Дагестана полковник Гази Исаев был арестован по подозрению в причастности к терактам на станциях московского метро «Лубянка» и «Парк культуры» 29 марта 2010 года, когда погибли 39 человек и более 100 получили ранения» – сразу следует уточнить для себя как минимум два пункта.

    Во-первых, никакого Гази Исаева в описываемый период не было. А был Гази Исамагомедов, чуть позже сменивший фамилию. Заместитель начальника районной криминальной, тогда еще, милиции Исамагомедов Г.М.

    Во-вторых, начальником Кизлярского райотдела он стал уже после теракта в Москве. И уж точно после того, как, по версии следствия, доставил одну из смертниц на автовокзал в Кизляре, чтобы посадить ее на проходящий автобус до столицы.

    После – но почти сразу. Когда в Кизляре произошел двойной теракт: 31 марта, десять погибших, большинство – местные силовики. От второго взрыва погиб полковник Виталий Ведерников, возглавлявший Кизлярский РОВД. К нему подошел одетый в милицейскую форму смертник, сработало устройство. Следователи сразу же замкнули московские и кизлярские теракты в одну цепь: два дня разницы, общность происхождения – стало быть, и объединение очевидно.

    А вскоре взяли и организаторов кизлярского теракта. В частности, Пахрудина Ахмедова, который в 2011 году получил пожизненный срок. В числе бравших Ахмедова сотрудников был и Гази Исаев. Именно показания Ахмедова, подчеркивают адвокаты полковника, в 2020-м легли в основу обвинений против уже бывшего начальника Кизлярского ОМВД. Впрочем, не против него одного, как чуть позже мы сможем убедиться.

    – Всякое было в органах. Экономические преступления. Наркотрафик и контрабанда. Убийства – встречалось и такое. Многое было. Но обвинения против начальника райотдела в прямом пособничестве террористам… Да еще в составе «Имарата Кавказ*» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ)… Нет, не припоминаю, – говорит Фатина Убайдатова, подполковник в отставке, много лет работавшая пресс-секретарем министерства внутренних дел Республики Дагестан.

    * * *

    Аким Микиров исполняет обязанности главы Кизлярского района без малого полгода. Предыдущий глава, Александр Погорелов, отстранен на время разбирательств: подозрения в служебном подлоге и превышении полномочий. В послужном списке Микирова, уроженца соседнего с Кизлярским Тарумовского района, многие годы службы в СОБРе на Северном Кавказе. С начальником отдела полиции Исаевым и. о. районного главы Микиров более-менее плотно успел поработать лишь однажды – когда чиновники, судебные приставы и постовые вместе ловили на дорогах Кизлярского района неплательщиков транспортного налога.

    Поэтому и. о. главы Кизлярского района говорит в основном о делах хозяйственных. Главная проблема – вода. Новые артезианские скважины в районе приходится бурить на полкилометра. И еще промывать старые. Счет и тем, и другим – на многие десятки. Газификация – из 85 сел 28 без газа. Предстоит строительство нескольких школ – чтобы ликвидировать трехсменное обучение. «Не двухсменное, как по всей стране, – подчеркивает Микиров. – У нас ситуация посложнее». Ковид? Все в городской больнице Кизляра – «да, той, что захватил [Салман] Радуев» в середине девяностых. В резерве 120 койко-мест, лекарствами и СИЗами обеспечены на две недели вперед. С обычной медициной посложнее:

    – Новая районная больница необходима, – обращает внимание Микиров. – На 300 мест. Людям за многим приходится или обращаться в частные клиники, или ехать в Махачкалу.

    На первом этаже администрации – галерея: «Руководители Кизлярского района». Слева от фото Александра Погорелова – Андрей Виноградов. Арестован пять лет назад, в 2018-м приговорен к 15 годам строгого режима: посягательство на жизнь сотрудника органов, пособничество в финансировании терроризма. На Сагиде Муртазалиеве, который возглавлял Кизлярский район с 2007 по 2010 год, набор обвинений по тем же эпизодам. Муртазалиев был арестован тогда же, но заочно, поскольку успел уехать в Эмираты – излюбленное место состоятельных дагестанцев, особенно в проблемное для них время.

    Сагид и Андрей, принявший ислам и имя Юсуп – родственники: Муртазалиев женат на сестре Виноградова. Ему же и оставил район, когда в 2010-м возглавил республиканское отделение Пенсионного фонда России.

    Тему «не снять ли эти два портрета?» Микиров не развивает:

    – Принял решение – и довел его до коллег: работаем с чистого листа. С теми проблемами, что есть сейчас. Не оглядываясь на то, что и как было.

    Настоящие причины нежелания связываться с прошлым, хотя бы и в виде портретов – долго искать не надо. Достаточно просто пройтись по Кизляру. Тут – детский сад, построенный за несколько месяцев в бытность Сагида Муртазалиева главой Кизлярского района. Не за бюджетные деньги. Там – несколько десятков домов, куда расселили десятки семей из ветхого жилья – еще до того, как была запущена федеральная программа; тоже «при Сагиде» либо «при Андрее». Здесь – детско-юношеская спортивная школа. Муниципальное бюджетное учреждение дополнительного образования имени олимпийского чемпиона С.М. Муртазалиева: золотая медаль Олимпиады-2000, Сидней, вольная борьба.

    И все же – странное впечатление возникает. И при виде портретов, и при углублении в административную историю Кизлярского района. Вот, скажем, список специфической для Дагестана – и Северного Кавказа 2010-х в целом – комиссии по оказанию содействия в адаптации к мирной жизни бывших членов НВФ (незаконных вооруженных формирований) за 2012 год. В комиссии – четверо. Районный глава Андрей, он же Юсуп Виноградов – на строгом режиме. Начальник Кизлярского ОМВД Гази, уже Исаев – тоже понятно, где и почему.

    Третий член комиссии, Джамалудин Джамалутдинов (в то время начальник районного отдела ФСБ) – уже не в Кизляре, а в Махачкале, в республиканском управлении. Возглавляет службу по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом. А Иса Рамазанов как был в ту пору замом главы Кизлярского района, так им и остается. В беседе со спецкором газеты ВЗГЛЯД Рамазанов – «16 лет на муниципальной службе» – подчеркивает: Исаев всегда проявлял себя как полицейский, непримиримый в борьбе с террористами.

    – Как-то я попросил Гази устроить в милицию сына моего друга, – вспоминает Рамазанов. – По возможности, конечно. Исаев ответил: «Кого угодно возьму. Главное, чтобы не бородач (религиозный экстремист, участник незаконных вооруженных формирований – прим. ВЗГЛЯД). Это мои враги, и я их враг».

    * * *

    Схожие аргументы выдвигают и сотрудники ОМВД по Кизлярскому району, вступившиеся за арестованного начальника. Причем публично. То есть переходя на служебный лексикон – с явным нарушением субординации. Таким же небывалым, как и характер обвинений против высокопоставленного полицейского офицера. Через несколько дней после ареста Исаева заместитель начальника ОМВД Семен Сосников и дюжина его коллег составили письмо-характеристику в Следственный комитет России. Копия – в дагестанскую газету «Черновик», которая опубликовала выдержки из документа:

    «Им постоянно принимались меры, направленные на нейтрализацию и ликвидацию участников незаконных вооруженных формирований и их пособнической базы, установление местонахождения приверженцев религиозно­-экстремистского течения и их задержание, а также выявление и раскрытие преступлений данной направленности».

    Через день подчиненные Гази Исаева пошли еще дальше – проведя сход на несколько десятков человек близ офиса районного ОМВД. Тезисы те же: Исаев невиновен, обвинения сфальсифицированы. Помимо прочего, кизлярские полицейские напомнили о том, что «за непримиримую борьбу с терроризмом и экстремизмом» на жизнь Исаева неоднократно покушались. В частности, был упомянут «обстрел из гранатометов и автоматического оружия административного здания ОМВД, организованный участниками НВФ 6 апреля 2011 года, в результате которого кабинету начальника отдела и другим кабинетам административного здания из­-за попадания в них пуль и снарядов был причинен значительный материальный ущерб».

    – По этому случаю напомню вам, что здание администрации Махачкалы, когда мэром был Саид Амиров, тоже обстреливали из гранатомета, – говорит Фатина Убайдатова, бывший пресс-секретарь дагестанского МВД. – Снаряд попал прямо в кабинет, но никто не пострадал, кроме штукатурки. Где сейчас Амиров, думаю, напоминать не надо.

    Ну почему же, можно и напомнить. Саид Амиров в 2014 году получил десять лет за подготовку к покушению на Сагида Муртазалиева. В приговоре фигурировал переносной зенитно-ракетный комплекс «Стрела-2М», из которого намеревались сбить самолет с главой дагестанского отделения ПФР. А годом позже бывший мэр Махачкалы по другим обвинениям получил пожизненный срок – несмотря на то, что после одного из покушений Амиров долгие годы и по сей день прикован к инвалидной коляске.

    В общем, с покушениями как таковыми – не аргумент. И даже не довод.  

    * * *

    Считать ли серьезным аргументом заявления адвокатов по поводу того, можно ли сажать полковника полиции, отталкиваясь от показаний Пахрудина Ахмедова – боевика, которого Гази Исамагомедов (Исаев) брал лично? Ответить на этот вопрос легче, если вспомнить, что Ахмедов уже однажды давал показания. Против Андрея Виноградова и Сагида Муртазалиева, в 2015 году.

    Почему же у Исаева не начались проблемы тогда же? Здесь может быть много ответов, касающихся следственной практики. Один из наиболее вероятных: «пажи» – п/ж, пожизненно осужденные – имеют обыкновение делиться со следствием не всем и не сразу. Не дождавшись помощи извне, из желания разнообразить особый режим – причины найдутся. В любом случае Ахмедов рассказал следствию об Исаеве в 2019-м. Дальше, судя по всему, потребовался год на подтверждение показаний и сбор доказательств. Бывает и больше.

    Так что вопрос не в том, кто о ком сказал и кто кого брал. А кого – вполне возможно – могут взять еще. По связям с теми, чьи портреты до сих пор украшают собой администрацию Кизлярского района.

    «Он оказывал и продолжает оказывать большую материальную помощь всем, кто к нему обращается. Это не каждому дано, и я рад, что у дагестанцев, которые сегодня переживают не лучшие времена, есть свой «Робин Гуд» в его лице». Сказано Андреем Виноградовым о Сагиде Муртазалиеве – разумеется, до того, как первый был арестован, а второй покинул пределы России.

    Об экономической основе авторитета Муртазалиева – действительно, много сделавшего и для района, и для дагестанцев, обращавшихся к нему за помощью – в республике можно услышать многое. И разумеется, не под запись. В разговорах фигурируют врезки в нефтепроводы и «самоварные» НПЗ – со сбытом по аграрным хозяйствам в Кизлярском и соседних районах. К примеру, у границы Зеленокумского района Ставрополья. «Левый» спирт – это уже за пределы региона, с указанием конкретного завода неподалеку от Азербайджана. Контрабанда икры, разумеется – здесь далеко ходить не надо, в том же Кизлярском районе 80 километров побережья Каспия. И еще несколько лет назад бытовавшая практика «флешек счастья» – дани с бизнесменов «на джихад» и другие подобные деяния: на носителе – текстовый файл, в нем – сумма, место и время передачи денег, а также перспективы того, что будет в противном случае. Иногда курьеры от бандформирований исчезали, но чаще им все же платили.

    Вероятность того, что Гази Исаев не имел представления обо всем этом и о многом другом, безусловно существует. Какова она – предстоит выяснить следствию и рассмотреть в судебном процессе, если до такового дойдет. Но кого в этом случае может назвать начальник Кизлярского ОМВД – имена, должности, структуры, и это только по своеобычному экономическому джамаату, – даже представить сложно.

    Еще сложнее – представить, что может рассказать сам Сагид Муртазалиев, переместившийся из Эмиратов на Украину. По пособничеству террористам, по заказным убийствам, по коррупционным схемам – короче, по всему. Вероятность того, что он окажется перед российским судом, невелика, но существенно отличается от нулевой. По некоторым сведениям, с Муртазалиевым в этом году общались сотрудники Интерпола – в рамках запроса со стороны РФ, действующего с середины 2010-х и до недавних пор пребывавшего без особых движений. Детали разговора неизвестны, а вот некоторые предположения вполне допустимы.

    Особенно если учесть, что с просьбой походатайствовать о возможности и об условиях возвращения на родину Сагид Муртазалиев в последние годы обращался как минимум дважды. К Хабибу Нурмагомедову, встретившемуся с беглецом в ОАЭ. И к Рамзану Кадырову. Предполагаемый адресат – один: Кремль. И глава Чечни, и чемпион смешанных единоборств сохраняли добрые отношения с Муртазалиевым. Первый для Сагида, судя по его Instagram* – «брат», второй – «младший брат». Однако от передачи прошения уклонились оба.

    Так что теперь остается только наблюдать, как именно – в ту или иную сторону – повлияет арест Гази Исаева на желание Муртазалиева вернуться и обменять показания на приемлемый для него приговор. Однако в том, что каким-то образом повлияет – сомнений мало.

    * * *

    – Я могу прокомментировать только то, что говорит народ, – подчеркивает Абдулмумин Ибрагимов, в июле нынешнего года избранный главой Общественной палаты Дагестана. – Если обвинение [против Гази Исаева] будет доказано в суде – то, конечно, общее мнение народа осуждающее. Вот буквально таким языком, которым я излагаю. Это будет совершенно недопустимый факт: если так могут поступать работники правоохранительных органов – кому тогда верить, на что рассчитывать людям?

    Сейчас, однако, по этому поводу в ходу и второе народное мнение, говорит Ибрагимов:

    – Как может быть, что Исаев пособник [исполнителей теракта в Москве] – когда он был тем, кто уничтожал этих боевиков?..

    Таким образом, делает вывод Ибрагимов, налицо парадоксальное состояние:

    – Биение, расщепление народной мысли. И любой вариант нехорош с точки зрения доверия народа.

    Абдулмумин Ибрагимов считает, что сам он не вправе оценивать ситуацию. Прежде всего – достоверность информации, по которой было принято решение об аресте Исаева.

    – Это компетенция правоохранительных органов, – подчеркивает глава Общественной палаты Дагестана. – Но бывает так: задержали человека – все понятно, все давно ждали этого. И в данном случае кто-то мог бы предположить именно так. Если бы не было второй информации – о его действиях по уничтожению бандформирований. Это то, что говорят люди, то, что имеет место в разговорах…

    Дагестан, напоминает Ибрагимов, за последние годы привык ко многим ситуациям разного порядка:

    – Поэтому сейчас люди будут наблюдать и в высказываниях своих оставаться весьма осторожными.

    – И все же, на ваш взгляд, что представляет собой арест Гази Исаева? Отдельно стоящий случай? Или логичное развитие антикоррупционной борьбы, начатой несколько лет назад в Дагестане?

    – Здесь нет особой специфики. И [в других регионах] мэры городов сидят на скамьях подсудимых. И губернаторы. И видим мы по телевизору, сколько у кого денег изъяли – и совсем не в Дагестане, – говорит Ибрагимов. – Другое дело, что в нашей республике все это находит совершенно особый, живой отклик.

    – Может, потому что ситуация на земле другая? И мэру Махачкалы Амирову, и муниципальному главе Виноградову, и чиновнику Муртазалиеву вменяют совершенно иные, не хозяйственные статьи…

    – Может, Дагестан был меньше готов к таким действиям, – формулирует глава республиканской Общественной палаты. – Но терроризма и подобных явлений тоже стало куда меньше. Не хочу сказать, что раньше с этим плохо боролись. Свершится – смотрят, куда ведут нити. А нынче больше разоблачают пособников, чем самих террористов – не по факту, а до того, как что-то произойдет. Выявляют источники того, что могло бы произойти. И да – слава Всевышнему, что наступает не только радость от того, что терактов стало меньше. Но и некоторое душевное спокойствие у людей появляется. А это – уже достижение последнего времени, когда процесс стабилизации устойчив.

    В любом случае, подчеркивает Ибрагимов, надо дождаться убедительных аргументов. И прежде всего решения суда:

    – Все остальное – очень рискованно. В том числе и на уровне рассуждений...

    * * *

    Риск, безусловно, есть. Хотя некоторые вопросы можно задать уже сейчас – исходя из предъявленных начальнику Кизлярского ОМВД обвинений.

    Например, о том, как и кто контролировал службу Гази Исаева. Аттестации, характеристики и, самое главное, визирования всего этого. Начальник райотдела, да еще в таком районе, как Кизлярский – который в плане борьбы с терроризмом многие десятилетия был на особом контроле, – должен был находиться под пристальным вниманием коллег извне. Как надзорных органов (прокуратуры, проще говоря), так и «смежников» из спецслужб. Чьи подписи, одобряющие и назначение, и дальнейшее пребывание Исамагомедова / Исаева на должности в течение десяти лет – стоят на упомянутых документах? И нет ли у следователей желания как минимум познакомиться с теми, кто оставлял эти автографы?

    Отдельным пунктом – разумеется, контроль за руководителем райотдела со стороны собственного ведомства, МВД по Республике Дагестан. Каким этот контроль был – а в описываемом сюжете, вполне возможно, и не был – лучше всего может выяснить проверка из МВД РФ, из Москвы. Проверка всех, кто может иметь отношение. Начиная с республиканского министра внутренних дел. Проверка его замов – по работе с подразделениями, по личному составу, по собственной безопасности. Проверка в управлении собственной безопасности как таковом. В центре по противодействию экстремизму. Чуть не написал «обычная для подобных случаев проверка» – так нет же, где тут обычное и тем паче подобное: полковник, глава райотдела обвиняется в причастности к терактам в московском метро…

    Наверняка же идет такая проверка? Даже при отсутствии рутинных, формальных пресс–релизов – «в таком-то региональном подразделении, такими-то силами центрального аппарата…», – не может ведь быть, чтобы проверка не шла. Потому что, если она не проводится, то вопросов может быть куда больше.

    * * *

    На уровне республики разговор о главных вопросах в связи с делом Гази Исаева, наверное, можно начать вот с чего.

    В Кизлярском районе, по словам Акима Микирова, активно налажена работа с муфтиятом – духовные лица беседуют с верующими об актуальных проблемах. Сейчас беседы о насущном касаются того, что принято называть комфортной средой. Что не надо мусорить. Что надо принимать активное участие в благоустройстве. Ходить на субботники, например. И так далее, и тому подобное.

    В тех же самых мечетях те же умудренные проповедники еще несколько лет назад призывали остановить поток наемников в Сирию – потому что молодежь из республики ехала туда сотнями. А до того – не уходить «в лес», то есть в бандиты и террористы. Стало быть, повестка сменилась – причем кардинально. И это можно понять, не заходя в мечеть.

    «Лес» прорежен до последнего предела. Коммерсантам не «закидывают флешки». Терактов – крупных, резонансных – не наблюдается, слава Аллаху: чиновники, офицеры, простые люди больше не гибнут от пуль и взрывов. «Бородач» стал особенно редок после убийства лейтенанта полиции Магомеда Нурбагандова – призыв «Работайте, братья» реально был воспринят дагестанскими коллегами как руководство к действию.

    Соответственно, вопрос: с чем федеральный центр имеет дело после того, как в Дагестане – тьфу-тьфу-тьфу – истребили терроризм?

    Два с небольшим года назад ответ казался ясным: следующая остановка – борьба с коррупцией в республике. Теперь же вопрос звучит по-иному: на что вывели последние годы этой последовательной, активной борьбы – с громкими арестами министров, вплоть до председателя правительства, со вскрытием преступных схем в экономике, в распределении бюджетов, в медицине и т. д.?

    Говоря проще – во что эта самая борьба переходит с арестом Гази Исаева.

    В общее, мощное, тотальное очищение на всех уровнях власти, включая уровни, ранее недоступные? Особенно по части деяний, срока давности не имеющих. Или перед нами все же шокирующий, но единичный эксцесс, связанный с откровенностью террориста-«пажа»?

    Пока же все выглядит так, как будто подход, описанный Абдулмумином Ибрагимовым – «все рискованно, особенно на уровне рассуждений» – возобладал не только в Дагестане, но и в Москве. Учитывая, что официальных новостей по беспрецедентному делу нет уже более двух недель. Кроме той, что из органов уволены пятеро кизлярских полицейских, вышедших на сход в поддержку Гази Исаева. За нарушение закона о полиции, причем явное. Что ж, хотя бы тут ясность есть.

    * Организация (организации) ликвидированы или их деятельность запрещена в РФ

     
     
    © 2005 - 2022 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •