Глеб Простаков Глеб Простаков Запад готовится перенести конфликт с Россией на море

Война с Россией на море, где США чувствуют себя более уверено, чем в сухопутных конфликтах, может всерьез рассматриваться демократами как возможность избежать выборов как таковых.

29 комментариев
Вадим Трухачёв Вадим Трухачёв Большая геополитика Орбана с «местечковым» отливом

Играя в большую геополитику, премьер Венгрии Виктор Орбан стремится добиться вполне «местечковых» целей. Но для их достижения ему понадобятся Россия, Турция, Китай и, конечно, Евросоюз. И Украина в качестве объекта.

0 комментариев
Дмитрий Орехов Дмитрий Орехов Почему англосаксы создали культуру лжи

Выкрутив до предела ручки громкоговорителей своей информационной машины, англосаксы убедили самих себя, что это именно они до сих пор брали верх во всех мировых конфликтах. Правда, они не заметили другой процесс: в последние сто лет они стремительно теряли уважение мирового большинства.

26 комментариев
5 апреля 2022, 21:05 • Политика

В Буче хотят запустить югославский сценарий для Украины

В Буче хотят запустить югославский сценарий для Украины
@ REUTERS/Mikhail Palinchak

Tекст: Станислав Борзяков

Президент Украины в обращении к Совбезу ООН в свойственной ему литературной манере заявил: нет таких преступлений, которые российская армия не совершила бы в городе Буче. Постпред России парировал: нет никаких доказательств и свидетельств этих «преступлений». Но Киев будет пытаться запустить то, что часто называют «югославским сценарием».

Случай из периода югославских войн, которой достоин методички по манипулированию: если вы хотите, чтобы в конфликт на вашей стороне вмешались солдаты НАТО, для этого необходим казус белли – массовое убийство, желательно – гражданских лиц.

Это не домыслы и не теория. Ровно такой разговор в 1993 году состоялся между президентом США Биллом Клинтоном и президентом Боснии Алией Изетбеговичем – архитектором самой кровавой со времен Гитлера европейской войны, который хотел сделать из своей родины шариатское государство, но Западом воспринимается как представитель жертвы.

В случае Боснии казусом белли в 1994-м мог стать взрыв на мусульманском рынке в осажденной части Сараева, от которого погибли 68 и были ранены 200 человек. Кто несет ответственность за взрыв и с чьей стороны был «прилет», не установлено до сих пор, но, поскольку жертвами были мусульмане, в произошедшем практически единодушно обвинили сербов.

Тем не менее НАТО вмешалась в конфликт только через полтора года – после резни в Сребренице, принудив сербов к, как им тогда казалось, унизительным Дейтонским соглашениям. Трагедия Сребреницы не была геноцидом (убивали только мужчин, способных держать оружие) и не стала случайностью. Можно утверждать, что сербы были спровоцированы нечеловеческой жестокостью, можно спорить о том, насколько завышено количество жертв, но в фейк те события не превратятся – счет убитым все равно пойдет на тысячи, и их не на кого списать, кроме как на сербов.

Несколько сложнее и одновременно проще с так называемым инцидентом в Рачаке, после которого Мадлен Олбрайт уговорила Брюссель бомбить Белград и другие города Югославии. 

Нельзя сказать со всей определенностью, кем были погибшие в той албанской деревне (точнее, какова среди них доля боевиков Армии освобождения Косова) и при каких обстоятельствах они погибли – в бою или в рамках казни. Знаменитый Гаагский трибунал (МТБЮ) не стал предъявлять обвинения по этому «инциденту» после смерти Слободана Милошевича, утверждавшего постановочный характер резни и своз в Рачак трупов со всех окрестных селений.

Зато известно точно, что количество жертв от бомбардировки албанских беженцев в деревне Кориша, совершенной НАТО по ошибке, превышает количество жертв, приписываемых инциденту в Рачаке: как минимум 48 человек против 45. Но для жерновов истории это не так важно – они свое уже перемололи: борьба за Косово была проиграна в тот день, когда под предлогом массового убийства гражданских лиц в конфликт вступил Североатлантический альянс.

Казалось бы, спецоперация российской армии застрахована от подобного вмешательства НАТО на том основании, что у РФ, в отличие от Югославии или Ирака, действительно есть ОМУ – оружие массового уничтожения, в частности, атомное. В Брюсселе и Вашингтоне уже полтора месяца и практически ежедневно заявляют, что прямое вмешательство военных НАТО в ситуацию на Украине недопустимо, поскольку недопустим вооруженный конфликт с Россией. Это казус белли уже для ядерной войны.

Однако Киев не оставляет попыток подключить альянс к активным действиям – для него ставки настолько высоки, что мировое пожарище его не пугает, «сгорел сарай – гори и хата». Навязчивая, раз от разу отвергаемая просьба закрыть небо над Украиной – она именно об этом, о вступлении НАТО в воздушный конфликт с ВС РФ.  

С учетом, что на Украине с 2014 года штудируют хроники распада Югославии и на официальном уровне перенимали опыт Хорватии по борьбе с сербами, появление кейса с массовым убийством гражданских и стало неизбежным. Он просто должен был возникнуть рано или поздно, но не позже, чем российская армия оставит более-менее крупный населенный пункт из ранее занятых.

Можно гадать, кем на самом деле были убитые гражданские в городке под Киевом с запоминающимся для английского уха названием Буча (butcher – «мясник»), сколько было жертв (звучали цифры от 20 до 400) и при каких обстоятельствах они погибли. Это люди, сотрудничавшие с российскими властями и «защищенные» украинской теробороной? Это случайные жертвы войны, попавшие под перекрестный обстрел и перемещенные после смерти, или жертвы немотивированных всплесков насилия, которыми всегда чреваты военные конфликты?  

Многие обстоятельства «инцидента в Рачаке» не прояснены до сих пор. Жертвы бойни в Сребренице точно не подсчитаны. Но Запад будет верить украинским властям, которым не только бесконечно выгодна, но и жизненно необходима «круговая порука» вокруг «резни в Буче», даже если этой резни на самом деле не было.

При этом Киеву даже необязательно плодить «материальные фейки» – постановочные кадры с предполагаемыми жертвами, поскольку они появятся и сами собой – по инициативе снизу, от украинского интернет-ополчения, ведущего собственную информационную войну, но по югославскому же сценарию.

В прямых аналогиях с событиями в Боснии и Косове, которые украинская сторона в своих мечтах о закрытом небе горячо поддерживает, есть уязвимые места – и они делают такие аналогии менее состоятельными.

Например, балканские войны подразумевали совсем другую степень ожесточения. Эта степень всегда крайне высока в этнополитических конфликтах, имеющих характер «народной войны», чьи основные участники – наспех собранное ополчение, добровольческие бригады или откровенные банды под руководством бандитов. Такая среда значительно чаще порождает военные преступления, чем регулярная армия с четкой системой командования и политзанятиями по соблюдению Женевской конвенции.

То есть под описание чудовища, способного осуществить резню, скорее подходит украинская тероборона, которой автоматы на улицах раздавали, нежели Вооруженные силы Российской Федерации.

Напомним, что в зверствах, творимых украинской стороной, Минобороны РФ чаще обвиняет не ВСУ, а хрестоматийные «добробаты», даже на официальном уровне отделяя одних от других.

Еще одна значимая деталь: ход боев в Боснии и Косове предполагал такие маневры, как спешное отступление, когда в покинутых городах оставались свидетельства расправ над местными жителями. Но ВС РФ уходили из Бучи организованно и в плановом порядке – на основании решения о передислокации сил, которые теперь могут быть брошены на закрытие крышки «котла» с 50-тысячной группировкой ВСУ внутри и географическим центром в районе агломерации Славянск – Краматорск. 

Однако все эти несостыковки будут учитываться общественным мнением западнее Бреста в последнюю очередь, а украинская версия событий, какой бы она ни была, восприниматься будет там как основная – несмотря на все соображения о выгоде, заговоре и риске ядерной войны.    

Наверняка состоится международное расследование, которое многое прояснит, но, как это всегда бывает, закончится оно в глубоко мирное время, а вопросы военного противостояния решаются именно сейчас. В силу этого «буча» и байденовский «бутчер» в адрес Кремля – не последние в своем роде удары, это только начало.

Киев заинтересован в том, чтобы предлогов для обвинений России было как можно больше, и от югославской методички не откажется даже в том случае, если она работает не совсем так или совсем не так, как в Хорватии, Боснии или Косове.

..............