13 декабря, среда  |  Последнее обновление — 18:08  |  vz.ru
Разделы

За избавление от украинского языка придется платить

Денис Селезнев, блогер
Рассудить, является ли закон об образовании достаточно европейским по своей сути или нет, взялась Венецианская комиссия. И, в общем-то, получилось как всегда. Ответ комиссии напоминает известный диалог из «Убить дракона». Подробности...

Почему у Грузии получилось, а у Украины не очень?

Андрей Бабицкий, журналист
Если в 2012-м не слишком хорошо знали детали происходящего в Грузии, то сегодня информации о событиях в другой стране, тоже вставшей на путь демократизации, достаточно для того, чтобы точно оценить существо вопроса. Подробности...
Обсуждение: 20 комментариев

Пять главных слагаемых сирийской победы

Игорь Димитриев, политический эмигрант
За два года войны через Хмеймим прошло много солдат и офицеров. Каждые несколько месяцев практически полностью менялся состав группировки. Эта российская армия разительно отличается от пестрого войска, переходившего в 2008-м Рокский тоннель. Подробности...
Обсуждение: 29 комментариев

    Путин прилетел на авиабазу Хмеймим в Сирии и объявил о выводе российских войск

    Владимир Путин впервые посетил Сирию. Он принял там парад личного состава авиабазы Хмеймим и пообщался с президентом САР Башаром Асадом. В ходе этого исторического визита он объявил о победоносном завершении российской военной кампании в этой стране и велел приступить к возвращению наших военных на Родину
    Подробности...

    Умер Леонид Броневой

    Артист театра и кино, полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством» Леонид Сергеевич Броневой ушел из жизни на 89-м году жизни. Прощание с ним пройдет в понедельник в Большом зале «Ленкома». Власти Москвы уже заявили о готовности увековечить его память
    Подробности...

    Решение Трампа признать Иерусалим столицей Израиля взорвало исламский мир

    Заявление президента США Дональда Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля арабский мир встретил протестами. На улицах Турции, Ливана, Иордании, Малайзии и Палестины прошли антиамериканские демонстрации, сопровождавшиеся беспорядками
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Дуда заявил о договоренности с Порошенко об отказе от чествования спорных личностей

        Главная тема


        Радоваться успехам российского кино пока слишком рано

        «серьезная ситуация»


        Украинский генерал: Наши танки неэффективны, а боеприпасы скоро закончатся

        «Год в поиске»


        Google и «Каста» рассказали о самых популярных темах 2017 года

        «писалось очень быстро»


        Депутат из ЯНАО объяснила слова про «город Бундестаг»

        второе поколение


        Экипировку «Ратник» не удалось пробить во время боевого применения

        российские ВКС


        Опубликовано видео экстремального обгона Су-30 истребителем Су-35

        «200 тысяч людей занятых»


        Помощник президента: Роскосмос ни фига не может заработать деньги

        «где кумбуля?!»


        Российский инструктор отругал суданского солдата за забытую гранату

        армия и вооружение


        Новейший американский эсминец вынужден был прервать испытания

        «на дальних подступах»


        Игорь Димитриев: Пять главных военно-политических достижений, которых удалось добиться в Сирии

        Сменяемость власти


        Сергей Худиев: «Сменяемость» – это такая вишенка на торте, и для начала надо иметь торт

        победы американцев


        Дмитрий Дробницкий: Американский миф куда сильнее, чем это пытаются представить наши политики

        на ваш взгляд


        Сборную России отстранили от участия в Олимпийских играх - 2018. Должна ли наша страна в ответ бойкотировать Олимпиаду?

        Франция может выбрать свободу

        Уже очень давно французские выборы не имели такого важного значения    21 апреля 2017, 08:06
        Фото: Michel Euler/AP/ТАСС
        Текст: Петр Акопов

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Никогда еще выборы во Франции не имели такого большого значения. Впервые результат президентских выборов в этой стране может оказать серьезнейшее влияние на мировые дела. Впрочем, это произойдет лишь в том случае, если 25-м президентом станет Марин Ле Пен или Жан-Люк Меланшон. Шансы на победу у них есть, но пока что им нужно выиграть первый тур, который состоится 23 апреля.

        Во Франции было пять республик (то есть конституций и принципов устройства власти) – и большую часть времени президентов избирал парламент.

        «Фактически в первом туре будет дан ответ на один вопрос – кто будет соперником Марин Ле Пен во втором туре»

        Прямые выборы начались лишь в 1959-м – когда президентом был избран де Голль. Это были эпохальные выборы – в том числе и потому, что спустя несколько лет Франция лишилась не только своих колоний, но и Алжира, считавшегося департаментом республики. Столь же эпохальными были и единственные прямые выборы главы государства, проходившие до этого – когда в 1848-м Луи Бонапарт был избран президентом республики, а через три года провозгласил себя императором.

        Понятно, что Наполеон Третий и де Голль являются самыми сильными фигурами в новейшей, посленаполеоновской истории Франции, но и нынешнее голосование может оказаться в одном ряду с этими выборами. В том случае, если президентом станет представитель контрэлит. Из четырех кандидатов, имеющих шансы выиграть выборы, таких два – Жан-Люк Меланшон и Марин Ле Пен.

        Если 65-летний Меланшон предлагает покончить с пятой республикой – приняв новую конституцию и ограничив полномочия президента, ликвидировав «президентскую монархию» – то 48-летняя Ле Пен не призывает к изменению системы власти. Но оба они являются откровенно антисистемными, антиэлитными кандидатами. Они категорически неприемлемы для французской элиты – формально двухпартийной, но в реальности надпартийной.

        Социалисты и голлисты давно уже превратились просто в два лагеря одной правящей бюрократии – система, по сути, не отличающаяся от американского двухпартийного уклада с его борьбой нанайских мальчиков. Разница между политикой двух последних президентов (социалиста Олланда и голлиста Саркози), конечно, есть, но она совершенно непринципиальна для обычных французов. За последние годы правящие элиты окончательно дискредитировали себя, а процесс евроинтеграции, то есть глобализации, еще и подчеркнул абсолютную несамостоятельную и безыдейную роль системных политиков.

        То есть во Франции происходит тот же процесс, что и в других европейских странах – размывание полномочий национального государства обнажает убогость национальной элиты, ее полное перерождение в наднациональную. Недовольство избирателей приводит к эрозии всей партийной системы, к появлению новых, в самом деле растущих снизу, от народа, партий и движений – как в Италии и Испании – или к резкому росту популярности тех, кто не боится честно говорить о существующих проблемах, тех, кого десятилетиями травили как «маргиналов» или «популистов».

        Точно такой же процесс идет и в англосаксонских странах – только там он привел к «Брекситу» и победе Трампа, а сами проигравшие элиты пытаются взять под контроль как невыгодный им процесс (выхода Великобритании из ЕС), так и настроенных на самостоятельную политику правителей (случай Трампа).

        Так что Ле Пен и Меланшон бросают вызов не только французской элите, но и всему глобальному атлантическому истеблишменту, управляющему Западом.

        Это проявляется хотя бы в том, что они говорят по поводу внешней политики – и левый Меланшон, и патриот Ле Пен предлагают выход из ЕС и НАТО. Причем даже сложно назвать это вопросами внешнеполитическими – в конце концов, евроинтеграция имеет своей целью ликвидацию национальных государств, так что речь идет о национальном суверенитете.

        Сохранится ли независимая Франция или нет? Да, в случае победы Меланшона или Ле Пен Франция сразу не покинет ЕС – более того, референдум по ЕС, который обещает провести Марин, вполне могут выиграть и сторонники сохранения членства Франции в союзе. Но сам факт победы антиглобалистских кандидатов окажет огромное воздействие на весь мир.

        Во-первых, победа несистемного политика в одной из пяти великих держав (Франция – член Совета Безопасности ООН и ядерная держава) подтвердит всю глубину кризиса проекта атлантической глобализации. После Brexit и победы Трампа, которые были категорически не нужны национальным элитам, бунт еще и Франции окончательно дезинтегрирует единый атлантический Запад.

        Во-вторых, победа Ле Пен или Меланшона станет серьезнейшим ударом по Евросоюзу. Сейчас даже сложно представить себе реакцию Германии, локомотива и центра евроинтеграции, на победу во Франции противника ЕС – и, кроме того, понятно, что такой результат французских выборов скажется и на сентябрьском голосовании в ФРГ, на выборах в бундестаг. Рост популярности евроскептикам – «Альтернативе для Германии» – будет обеспечен.

        Евросоюз не развалится, но ради его сохранения придется или переходить к политике «двух скоростей» (то есть фактически выделять два Евросоюза – основной, «настоящий», и внешний, периферийный) или сильно ограничивать полномочия Брюсселя в пользу национальных правительств, то есть проводить децентрализацию, полностью противоречащую всей логике атлантического проекта евроинтеграции.

        В-третьих, приход к власти франкоцентричного и антиатлантического президента может привести к изменению всей европейской архитектуры безопасности. На фоне выхода Великобритании из ЕС и попыток Трампа существенно ослабить противостояние с Россией в Европе Франция может стать инициатором не просто примирения с Россией, но и разворота Европы с Атлантики в Евразию и выстраивания новой оси. Париж – Москва, Париж – Берлин – Москва или даже Париж – Берлин – Москва – Пекин.

        Конечно, для того чтобы даже подступиться к этому, мало одной победы на выборах, но учитывая, что Франция раньше всегда была законодателем политической моды в Европе, роль хозяина Елисейского дворца не стоит недооценивать.

        Да, Марин Ле Пен или Жан-Люк Меланшон, даже выиграв выборы, будут существенно ограничены в свободе действий – в июне во Франции пройдут парламентские выборы и ни Национальный фронт, ни тем более «Непокоренная Франция» не смогут получить в Национальном собрании большинство. И значит, у нового президента не будет своего правительства. Но все равно его влияние на внутреннюю и внешнюю политику Франции будет велико.

        Но всё это определится 7 мая, а сейчас, в это воскресенье, 23 апреля, пройдет первый тур президентских выборов. Ни один из 11 кандидатов не наберет 50 процентов голосов – и два набравших больше всех претендента выйдут во второй тур.

        Сейчас шансы на это есть у четырех кандидатов – кроме Ле Пен и Меланшона пройти дальше могут ставленник истеблишмента и атлантистов Эммануэль Макрон и бывший премьер Франсуа Фийон. Наиболее вероятная пара финалистов, если ориентироваться на данные соцопросов, – Ле Пен и Макрон. У них в районе 23–25 процентов. У Меланшона и Фийона – в районе 19–20 процентов.

        Но опросы могут ошибаться, причем как сознательно, так и случайно. Ну и степень мобилизации избирателей у разных кандидатов разная – выше всего она у Ле Пен и Меланшона. Не говоря уже о том, что число неопределившихся крайне велико и на них окажут влияние итоги заключительных теледебатов, которые состоялись в четверг вечером.

        Так что финальная пара может оказаться самой неожиданной – впрочем, присутствие в ней Марин Ле Пен практически гарантировано. И дальше впереди будут две недели страшной медиа- и политической атаки на лидера Национального фронта. А если в паре с ней окажется Жан-Люк Меланшон, то французская политическая система просто «зависнет».


        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2017 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost Apple iTunes Google Play
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............