19 апреля, пятница  |  Последнее обновление — 15:58  |  vz.ru
Разделы

Поднимите руки, кто хочет работать в Газпроме

Ольга Ускова, президент группы компаний Cognitive Technologies
Программистам, людям творческих специальностей можно шляться всю жизнь по коридорам. Министерским, газпромовским, вэбовским. Но они, как известно, кончаются стенкой. Тупик. А можно прорубать тоннели к свету, к новой реальности. Подробности...
Обсуждение: 17 комментариев

Майор не звонит

Дмитрий Ольшанский, публицист
Всеобщий и обязательный призыв исчез. Ну, почти исчез. И войны, проводимые силами призывников, тоже исчезли. Большое счастье, на самом деле – и незаметное, как любое счастье. Наверное, это и называется «болото насилия и лжи». Подробности...
Обсуждение: 14 комментариев

«Мракобесы» не хотят экспериментов за свой счет

Наталья Холмогорова, правозащитник
Пока столичные деятели культуры просаживают сотни государственных миллионов на антирусское искусство, в Воронеже привлекают к ответственности скромного директора одного из самых интересных музеев мира. За растрату, которой не было. Подробности...
Обсуждение: 19 комментариев

    Открылся 18-й Шанхайский международный автосалон

    Открылся 18-й Шанхайский международный автосалон, собравший множество ярких новинок от ведущих автопроизводителей из 20 стран мира. В центре внимания – электромобили. Скажем, Audi привезла в Китай настоящий автомобиль будущего – концепт AI:me, полностью электрический беспилотник
    Подробности...

    Появились первые фото из сгоревшего Нотр-Дама

    Появились первые фотографии из сгоревшего собора Парижской Богоматери. Горевший всю ночь храм получил серьезные повреждения: обрушился деревянный шпиль, пострадала несущая конструкция. С полыхавшим всю ночь огнем удалось справиться только к утру
    Подробности...

    Собор Парижской Богоматери сгорел

    Знаменитое на весь мир здание собора Парижской богоматери, кажется, уже не будет прежним. Легендарная церковь пострадала от сильнейшего пожара, дым от которого был виден на весь Париж
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Издатель «Новой газеты» опроверг инфаркт головного мозга у Быкова

        Главная тема


        Чем Россия встретит французских танкистов

        «живой организм»


        Экс-главком Черноморского флота прокомментировал поломку «Цезаря Куникова»

        громкое дело


        Опубликовано полное видео избиения чиновников Кокориным и Мамаевым

        очевидное – невероятное


        В США перечислили «шокирующие факты» о российской экономике

        Видео

        вопросы чести


        Почему отношения с Эстонией важны для России

        поставки нефти и угля


        Угроза Медведева Украине содержит намек и для Лукашенко

        великая отечественная война


        Как советские пленные угнали немецкий танк

        война в ливии


        Проиграл ли «пророссийский фельдмаршал» битву за Триполи

        корабль тонет, крысы бегут


        Команда Порошенко приготовилась к бегству

        Российский автопром


        Антон Любич: Автомобиль для миллионеров дарит шанс экономике

        История войны


        Алексей Колобродов: Несвоевременный роман, который очень вовремя

        Дорога в ад


        Сергей Худиев: Транс-активисты вплотную принялись за детей

        на ваш взгляд


        Должна ли Россия помочь Франции в восстановлении собора Парижской Богоматери?

        «Документ революционный»

        Проект международного договора о торговле оружием провалился из-за слишком разных интересов сторон

        30 июля 2012, 21:18

        Текст: Анна Аналбаева

        Версия для печати

        «Международная обстановка не очень благоприятствует подписанию подобных договоров. Так что момент для проведения подобной конференции был выбран неудачный», – заявил газете ВЗГЛЯД эксперт ПИР-центра Вадим Козюлин. Он рассказал о своей версии причин провала Конференции ООН по разработке международного договора о торговле оружием.

        В Нью-Йорке со 2-го по 27 июля состоялась Конференция ООН по международному договору о торговле оружием (МДТО). В соответствии с резолюцией ГА ООН 64/48 мандат конференции заключался в выработке максимально возможных общих международных стандартов в области передачи обычных вооружений, передает «Интерфакс».

        «Напряженная работа делегаций по формированию основных положений договора продолжалась практически до последнего дня. Только 26 июля председатель конференции распространил официальный проект. В таких условиях уже не оставалось времени на его серьезное обсуждение, не говоря уже о собственно переговорах по тексту», – поясняет МИД России в понедельник.

        «Во многом из-за этого документ председателя получился сырым и недостаточно качественным, явно не соответствующим традиционно высоким стандартам международных договоров, разрабатываемых под эгидой ООН. Главное же – принятие проекта в представленном виде не способствовало бы эффективному решению проблем, связанных с неконтролируемым оборотом оружия», – подчеркивается в сообщении МИД РФ.

        «В этой связи российская делегация выступила за продолжение переговоров по тексту с целью приведения проекта в надлежащий вид. Данную инициативу поддержал и ряд других участников конференции», – отметили в российском внешнеполитическом ведомстве.

        Разобраться, почему конференцию ООН постиг провал, помог в интервью газете ВЗГЛЯД эксперт ПИР-центра Вадим Козюлин.

        ВЗГЛЯД: Вадим Борисович, в феврале подписание международного договора о торговле оружием так и не состоялось из-за процедурных споров и других разногласий. Чем теперь объясняется провал очередного обсуждения по разработке документа?

        Вадим Козюлин: От этой конференции были великие ожидания. Этот документ революционный. Много других документов было до этого, отчасти похожих на этот. Но они были, скажем так, добрыми пожеланиями. Государства подписывались под тем, что они будут при поставках оружия учитывать соблюдение прав человека, следить за тем, чтобы закупка не нарушала устойчивого развития государства, не вносила дестабилизацию в регионе, чтобы не шло избыточное накопление оружия и т. д. Но это все носило декларативный характер. В реальности нельзя было проконтролировать исполнение, а если и было очевидно нарушение, механизмов наказания не было.

        Вадим Козюлин (Фото:  arms-expo.ru)
        Вадим Козюлин (Фото: arms-expo.ru)

        Нынешний договор подразумевает юридически обязывающий характер с мерами контроля и мерами наказания. Все говорят, что движение идет в правильном направлении, но каждый понимает его по-своему, поэтому согласовать его на конференции среди всех членов ООН – серьезная проблема.

        ВЗГЛЯД: То есть вы не были удивлены итогами конференции по МДТО?

        В. К.: Заранее было видно, что это в нынешней ситуации не очень посильная задача. Но когда на практике оказалось, что это действительно так, многие испытали сильное разочарование.

        ВЗГЛЯД: А почему непосильная?

        В. К.: Международная обстановка не очень благоприятствует подписанию подобных договоров. «Арабская весна» принесла неизвестно какие последствия, экономические проблемы в Европе, в Азиатско-Тихоокеанском регионе уже началась гонка вооружений. Так что момент для проведения подобной конференции был выбран неудачный.

        Но это не говорит о том, что на договоре надо ставить крест.

        ВЗГЛЯД: По настоянию США конференция приняла решение, что договор должен быть одобрен единогласно, то есть решающей могла стать позиция любой из 193 делегаций. Какие тогда страны повлияли на исход конференции?

        В. К.: Здесь затрагиваются не только интересы торговли, но и интересы национальной безопасности. Поскольку поставки оружия – вещь, связанная с национальными интересами, в том числе и коммерческими. Для России в первую очередь это, конечно, вопрос поставок оружия в Сирию, за что Россию сегодня активно критикуют. Также Россию критикуют и за поставки другим государствам, таким как Венесуэла, Судан, Мьянма, когда-то Узбекистан и Белоруссия, то есть те государства, в которых, по мнению стран Запада, нарушаются права человека.

        В эту компанию, которую сегодня называют государствами-скептиками по отношению к данному договору, также входят Китай, Венесуэла, Северная Корея, Куба и, как ни странно, Соединенные Штаты. США и Россия – это два крупнейших поставщика вооружения. Китай сегодня активно осваивает мировой рынок оружия, а кроме того, сам находится под эмбарго. Евросоюз и Соединенные Штаты не поставляют оружие Китаю, поскольку считают Китай нарушителем прав человека после событий на площади Тяньаньмэнь. Так что для Китая это чувствительный вопрос как для экспортера и импортера вооружений.

        Под разнообразными предлогами эти государства высказались за то, что проект, предложенный на рассмотрение конференции ООН, еще сыроват. Все сказали, что договор хорош, есть зерно, но над ним надо поработать.

        ВЗГЛЯД: По каким вопросам остаются разногласия?

        В. К.: Во-первых, если говорить о России, то ее позиция заключалась в том, что нужно сконцентрироваться не на легальной торговле оружием, а на нелегальной. Никто не видел нелегально используемых самолетов, подводных лодок и кораблей. Так зачем же их тогда контролировать? Опасность представляет стрелковое вооружение – его и нужно контролировать.

        Другие говорят о транспарентности – отчетности перед международной общественностью, то есть о том, что нужно сообщать о своих закупках и поставках в регистр ООН. Но многие беспокоятся за собственную чувствительную конфиденциальную информацию, государственные секреты и т. д. Для многих государств закупка вооружений действительно связана с национальной безопасностью.

        Другой пункт, который вызвал дискуссии, это механизмы реализации договора: каким образом будет отслеживаться его исполнение, кто станет органом, который будет вести наблюдение, и, если будут найдены нарушения, каков будет механизм согласования того, была ли правомочна та или иная поставка, и если вдруг понадобится вести расследования, то как далеко могут зайти международные инспекторы, каковы будут их полномочия.

        ВЗГЛЯД: Между какими участниками конференции состоят основные противоречия?

        В. К.: В основном этот договор поддерживают страны Евросоюза, страны Африки и Латинской Америки, то есть те государства, которые страдают от избыточного количества вооружений, от его бесконтрольного оборота. Они реально почувствовали на себе, что оружие может нести угрозу гражданскому населению. Эти страны выступают за принятие этого договора и полностью его поддерживают.

        Там даже очень активны общественные движения за принятие договора, проводятся кампании, сборы подписей, общественность выступает и видные представители от религиозных и научных кругов. Есть движение лауреатов Нобелевской премии. И есть просто кампании среди местных футболистов, спортсменов и т. д. А против, как я уже упомянул, Россия, Китай, Венесуэла, Северная Корея, Куба, Египет, Соединенные Штаты, отчасти Индия и т. д. Перечень стран-противников невелик, но территориально и по количеству населения он большой.

        ВЗГЛЯД: Чем отличается российский подход к МДТО от концепции, предложенной инициативной группой договора? Кто нам противостоит и почему? Кто, наоборот, нас поддерживает?

        В. К.: Россия выступает за то, чтобы договор сузить и сконцентрировать на стрелковом и легком вооружении, а также против нелегальной торговли оружием. Россия предлагала провести исследования того, каким образом оружие попадает в нелегальный оборот. До тех пор пока мы не знаем, как это происходит, Россия считает, что вообще преждевременно рассматривать эту тему, то есть нужно ее изучить.

        Россия предлагает обратить внимание на негосударственных брокеров. У нас в стране торговлей оружием занимается государство. Россия говорит, что нужно ограничить передачу оружия негосударственным брокерам.

        У государственного брокера на первом месте стоит задача соблюдения государственных интересов и исполнения законодательства, а на втором – извлечение прибыли. У частной же компании на первом месте – извлечение прибыли, а соблюдение законодательства – на втором. Многие частные компании наверняка занимаются тем, что мухлюют и переводят значительные объемы оружия с белого рынка на серый и черный. Приблизительный оборот этого оружия оценивается от 2 до 10 млрд долларов ежегодно. Можно сказать очень приблизительно, что каждая пятая сделка в результате оказывается нечистоплотной, то есть оружие попадает не туда, куда его официально отправляли.

        Но дело в том, что во всем мире действует другой порядок. Компании получают лицензии, государство должно их контролировать. Где-то это происходит эффективно, государство действительно жестко контролирует своих брокеров, где-то нет. Россия предлагает просто избавиться от частных компаний, которые имеют право торговать оружием, но в мире к этому не прислушиваются.

        И еще один вопрос, в котором Россия твердо стоит на своем, – это торговля без лицензии и по срочной лицензии. В первую очередь все вспоминают автомат Калашникова. Как известно, из 10 автоматов Калашникова, которыми торгуют на рынке, только один производится в России, а девять – в других государствах. Как правило, без лицензии и без ведома России.

        Россия предлагает, чтобы ответственность за определенную торговую марку оружия нес только оригинальный владелец патента, владелец торговой марки. Но в мире к этому относятся подозрительно, полагая, что Россия просто хочет получать дивиденды с продаж автоматов Калашникова и прочей бывшей советской техники, которая производится за рубежом.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............