Владимир Добрынин Владимир Добрынин В Британии начали понимать губительность конфронтации с Россией

Доминик Каммингс завершил интервью эффектным выводом: «Урок, который мы преподали Путину, заключается в следующем: мы показали ему, что мы – кучка гребанных шутов. Хотя Путин знал об этом и раньше».

9 комментариев
Тимофей Бордачёв Тимофей Бордачёв Выстрелы в Фицо показали обреченность Восточной Европы

Если несогласие с выбором соотечественников может привести к попытке убить главу правительства, то значит устойчивая демократия в странах Восточной Европы так и не была построена, несмотря на обещанное Западом стабильное развитие.

7 комментариев
Евдокия Шереметьева Евдокия Шереметьева «Кормили русские. Украинцы по нам стреляли»

Мариупольцы вспоминают, что когда только начинался штурм города, настроения были разные. Но когда пришли «азовцы» и начали бесчинствовать, никому уже объяснять ничего не надо было.

46 комментариев
1 ноября 2012, 22:35 • Политика

«Люди, КПД которых нулевой»

Александр Брод: Совет при президенте все это утаил

«Люди, КПД которых нулевой»
@ РИА "Новости"

Tекст: Екатерина Ермакова

«При составлении списка для голосования Михаил Федотов и некоторые члены совета руководствовались своими личными вкусовыми ощущениями, а не подготовкой, уровнем знаний и опыта кандидатов», – заявил газете ВЗГЛЯД правозащитник Александр Брод. Он по-прежнему намерен создать параллельную СПЧ новую правозащитную организацию.

Как сообщала газета ВЗГЛЯД, в четверг председатель Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов представил Владимиру Путину список кандидатов в новый состав совета. Список был составлен по итогам интернет-голосования, которое председатель упорно называл «обсуждением».

К интернет-обсуждению было немало претензий. Говорили, что обсуждение проходит непрозрачно, что подкручивают голоса. Поэтому к самому голосованию я отношусь неоднозначно

«При голосовании мы всегда исходим из того, что есть избиратель, который выбирает: или этого, или этого, – сказал Федотов. – В этом процессе избиратель только один – президент Российской Федерации». 
Президент, обратив внимание на массовый характер голосования, предложил расширить состав совета до 65 человек (ныне их – 40), включив туда трех победителей голосования в Сети по каждой номинации.

«Это было бы справедливо, имея в виду, что люди, которые голосовали в интернете, серьезно к этому отнеслись, – заметил Путин. – Из даже просто уважения к тем, кто принял активное участие в этой работе». Федотов посчитал такое предложение радикальным.

Напомним, Совет по правам человека был создан указом президента в 2004 году на базе Комиссии по правам человека при президенте Российской Федерации, существовавшей с 1993 года. Процедура отбора членов в СПЧ неоднократно подвергалась критике из-за своей закрытости. В июне она была принципиально изменена.

Скандалы начали сотрясать совет весной, когда о выходе из его состава заявили более десятка из 40 его членов. Ранее, в декабре, совет покинули Ирина Ясина и Светлана Сорокина. Таким образом, число ушедших достигло 13.

1 сентября начались «общественные интернет-консультации», которые должны определить, кто из 83 кандидатов, отобранных рабочей группой, войдет в совет. Правозащитники, которые не вошли в число кандидатов на вакантные места в президентском Совете по правам человека, пообещали создать новую правозащитную организацию как альтернативу СПЧ, сообщил один из них – директор Московского бюро по правам человека Александр Брод. В знак протеста против несправедливых, по его мнению, условий отбора Брод даже объявил тогда голодовку.

О том, не считает ли он, что его тогдашние призывы были все же услышаны в Кремле, в интервью газете ВЗГЛЯД рассказал директор Московского бюро по правам человека, сопредседатель Ассоциации по защите избирательных прав «Гражданский контроль» Александр Брод.

ВЗГЛЯД: Александр Семенович, вы поддерживаете идею о расширении совета до 65 человек, включение туда победителей голосования в интернете?

Александр Брод: В первую очередь, в совете должны быть профессионалы. Я не считаю, что количественное увеличение совета автоматически приведет к его качественному улучшению. Все зависит от людей: от их профессионализма, от их настроя, желания работать. Может быть и 60, и 70, но половина из них не будет посещать заседания и участвовать в работе.

Проблема – в том списке, который представил Михаил Федотов. Меня удивило, почему председатель совета в беседе с президентом не рассказал о возникших при формировании совета сложностях, о наличии списка более чем сотни общественников, экспертов, юристов, правозащитников, необоснованно отклоненных от участия в голосовании. В том списке есть немало профессионалов, активных людей, которые могли бы украсить совет.

В списке же, представленном председателем, я вижу людей, которые могут просто числиться, но не станут активными участниками данного совета. Не смогут оперативно подходить к рассмотрению вопросов нарушения прав человека в самых разных сферах.

Но я поддерживаю желание президента соблюсти объективность и не потерять ценных людей. Президент хочет видеть дееспособный совет. Поэтому я его усилия поддерживаю, хотя и считаю, что список отклоненных кандидатов мог бы помочь ему в формировании более работоспособного совета.

ВЗГЛЯД: Как вы относитесь к расширению совета за счет победителей в интернет-голосовании? Как оцениваете потенциал отобранных таким образом деятелей?

А.Б.: Половина, я думаю, достойные, авторитетные люди. Половину же я просто не знаю. Не могу сказать обо всех, что это люди, которые смогут хорошо работать. Среди этих фамилий я вижу людей, от которых КПД нулевой. Потому что при составлении списка для голосования Михаил Федотов и некоторые члены совета руководствовались своими личными вкусовыми ощущениями, а не подготовкой, уровнем знаний и опыта кандидатов.

К интернет-обсуждению было немало претензий. Говорили, что обсуждение проходит непрозрачно, что подкручивают голоса. Поэтому к самому голосованию я отношусь неоднозначно.

ВЗГЛЯД: А насколько эффективной будет работа всего нового состава?

А.Б.: Пока мы не знаем окончательный состав, трудно об этом говорить. В прежние годы совет работал неэффективно, не охватывал ряда проблем, практически не занимался вопросами местного самоуправления, регионального развития. Что будет теперь, покажет время.

ВЗГЛЯД: Объявляя два месяца назад голодовку, вы требовали именно расширения совета. Можно ли сказать, что теперь ваше требование отчасти выполнено?

А.Б.: Нет. Основным требованием людей, не согласившихся с процедурой отбора, было расширение списка за счет необоснованно отклоненных кандидатов. Вот это требование так и не было реализовано. Список из 100 с лишним кандидатов затерялся и, судя по стенограмме беседы, так и не был представлен президенту. Люди просто были вычеркнуты. И этот общий список нам никто не предоставил. Равно как и положение об отборе, состав отборочной группы. Совет все это утаил.

К сожалению, никто не озаботился тем, чтобы эти люди тоже были представлены президенту. Хотя все понимали, что процедура отбора была крайне непрозрачной и субъективной.

ВЗГЛЯД: Вы по-прежнему намерены создавать правозащитную организацию, альтернативную совету?

А.Б.: Конечно, мы ведем консультации, работу с регионами. Он пока формируется, идет текущая работа. У нас уже сформировался актив. Однако сначала мы хотим дождаться окончательного формирования совета.

ВЗГЛЯД: А как бы вы сейчас расставили приоритеты для нового совета?

А.Б.: Заняться широким кругом тем, а не только резонансными делами, связанными с оппозицией. Более активно работать с письмами и обращениями граждан. Работать с регионами. Защищать права соотечественников. Охватывать темы, волнующие большинство россиян: социальные проблемы, вопросы ЖКХ...

Надо быть ближе к людям, к народу. Больше думать о заботах, проблемах, нарушениях прав рядовых граждан.

..............