Взгляд
19 августа, воскресенье  |  Последнее обновление — 13:16  |  vz.ru
Разделы

Не было бы в моей жизни Успенского – не было бы меня

Марина Собе-Панек, писатель, сценарист
Его часто поливали в прессе и в интернете помоями, обвиняли в жлобстве и в меркантильности, рассказывали, как он с кем-то судился, отвоевывая три копейки авторских. Все вранье и клевета. Успенский воевал только за свои права. Подробности...

Чтобы отменить оценки в школе, нужно быть Сталиным

Лев Пирогов, публицист, литературный критик, главный редактор детского развивающего журнала «Лучик 6+»
Министр просвещения России Ольга Васильева положила конец разговорам о переводе школьных оценок на 12-балльную систему. В целом министр права: нам не нужна 12-балльная система. И вот почему. Подробности...
Обсуждение: 86 комментариев

Герои Успенского объединяют нас в нацию сильнее, чем герои Толстого

Дмитрий Дабб, кинокритик
Матроскин и Гена одинаково «свои» менту из увэдэшной пыточной и профессору хирургии, Людмиле Мизулиной и Филиппу Киркорову, Гарри Каспарову и Александру Проханову, а между ними не так уж много общего. Подробности...
Обсуждение: 34 комментария

    Путин станцевал на свадьбе главы МИД Австрии

    В Австрии прошла свадьба главы МИД Карин Кнайсль с предпринимателем Вольфгангом Майлингером. Торжество посетил президент России Владимир Путин, который потанцевал с Кнайсль и преподнес ей необычный подарок
    Подробности...
    Обсуждение: 76 комментариев

    В Казани представили стратегический ракетоносец Ту-22М3М

    В Казани состоялась выкатка первого опытного самолета Ту-22МЗМ. Он был создан в рамках масштабной программы модернизации авиационных комплексов стратегической и дальней авиации, которую выполняет ПАО «Туполев». После презентации ракетоносец будет передан на этап наземных и летных испытаний
    Подробности...

    В Италии обрушился автомобильный мост, десятки погибших

    В итальянском городе Генуе рухнул автомобильный мост. По предварительным данным пожарной службы, жертвами обрушения стали десятки человек. Завалы разгребают около 40 спасателей. Из одного автомобиля удалось вытащить двоих пострадавших
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Российские дипломаты: К Бутиной применяются практики на грани пыток

        Главная тема


        «Здесь несколько дивизий полегло почти в полном составе»

        почетный гость


        Опубликовано видео тоста и танца Путина на свадьбе главы МИД Австрии

        игрок российской команды


        Отвернувшийся от флага России украинский футболист объяснил свои действия

        особая тактика


        Российский вертолетчик рассказал о «свободной охоте» в Сирии

        латвийская певица


        Вайкуле может лишиться возможности выступать в России

        Энергетическая стратегия


        Москва потребовала согласовывать с ней газопровод в обход России

        «коммунистическая Япония»


        Соловьев посмеялся над американской телеведущей

        необычный презент


        Названа стоимость подарка Путина на свадьбу главы МИД Австрии

        «еще 20 лет назад»


        Украинцам объяснили пользу отказа от горячего водоснабжения

        Школьная реформа


        Лев Пирогов: Закручивать гайки, делая ставку на «китайскую модель» или идти по «финскому» пути?

        «поток насилия»


        Игорь Мальцев: Мне одному кажется, что крови совершенно нет на руках доброй Mutti Меркель?

        кафе «Ленинград»


        Елена Кондратьева-Сальгеро: Никогда еще Рига не была таким русским городом, как сегодня

        на ваш взгляд


        За кого вы болеете в ближневосточном конфликте?


        Егор Холмогоров

        Зачем нам нужен памятник Солженицыну

        Егор Холмогоров
        Публицист
        3 августа 2018, 11:22

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Большую часть жизни я прожил рядом с улицей Солженицына, ходил по ней едва ли не ежедневно, идя по ней десять лет назад в августе 2008 года, я и узнал, что писателя больше с нами нет.

        Тогда она носила мрачноватое название Большая Коммунистическая и, по иронии истории, была одной из наиболее сохранившихся улиц старой Москвы с шикарными купеческими усадьбами, соперничавшими в роскоши с дворцами аристократов, античными барельефами на особняках, доходными домами в стиле «модерн со львами» и парящей над всем этим церковью Мартина Исповедника. Величественный классицистический храм Матвея Казакова превращен был в книгохранилище. Сегодня это снова церковь, куда мы ходим на службы и где крестили мою дочь.

        А пройдя по улице до конца, можно выйти к Спасо-Андроникову монастырю, посреди которого стоит древнейший в Москве храм, в котором похоронен святой иконописец Андрей Рублев.

        Теперь среди этой роскоши неизгаженной былой России может появиться памятник её защитнику и певцу – Александру Солженицыну, аккурат на пустыре, оставшемся от сноса палаткообразного кафе между домами 11 – усадьбой купчихи Пелагеи Кононовой – и 13 – усадьбой городского головы Москвы мануфактур-советника И.А. Колесова.

        Солженицын очень любил эту Таганскую часть Москвы – небедную, мастеровитую, купеческую, богомольную. Описание им в «В круге первом» храма Никиты Мученика на Швивой горке, над Яузой способно растрогать до слез. Думаю, самому Александру Исаевичу было бы приятно находиться в окружении этих работящих людей, добившихся богатства своим трудом и смекалкой. Семейство его матери, Щербаки, за одно поколение усилиями деда, полуграмотного и смекалистого малоросса Захара Федоровича Щербака, поднялось из поденных рабочих до первостатейных предпринимателей-аграриев Юга России.

        Фото: Зинин Владимир/ТАСС

        С идиллической картины дома Щербаков («Томчаков») начинается первый акт созданного писателем исторического эпоса – «Август четырнадцатого». Красное колесо раздавило Щербаков, как и сотни тысяч других людей, вся вина которых была в том, что они умели создавать, а не только разрушать до основанья, а затем.

        Захара Фёдоровича, презрев «классовый подход», долго скрывали и кормили его бывшие рабочие, но в 1930 году ГПУ всё-таки нашло его и увело, рассчитывая заставить классового врага сдать мифические «спрятанные миллионы». С того ареста дед Солженицына уже не вернулся, упокоившись где-то в безымянной могиле.

        Без этих корней невозможно понять Солженицына. Ни его личной боевитой предпринимательской жилки, феноменального трудолюбия и усидчивости, умения устраивать жизнь и защищать свои права, так контрастирующих со стилем окружавшей его литературной богемы. Ни его рациональной влюбленности в старую Россию, как в общество, где можно было трудиться, создавая свою собственность и богатство своими руками, где человеку дела не нужно было гоняться за миражами демократии и социализма, прогресса и прав человека, когда можно было конкретными действиями и по уму устраивать свою и общую жизнь.

        Без этих корней невозможно понять, конечно, и того неприятия Солженицыным коммунистической системы, которая убила эту жизнь, а его самого и таких, как он, ограбила и лишила «и чаши на пире отцов, и веселья, и чести своей».

        Советчина была для Солженицына убийственной антижизнью, раковой опухолью, уничтожающей жизненные силы русского народа. А с онкологической антижизнью церемониться нельзя. Как она не станет церемониться с тобой – её нужно вырезать скальпелем, облучать рентгеном, травить химией, изводить и засушивать «народными средствами», которые самому писателю в борьбе с собственным раком помогли, кажется, более всего.

        Этот процесс излечения исключительно мучителен, как показано в «Раковом корпусе», порой практически сводит с ума, слишком часто не оканчивается победой. Однако альтернатива ему одна – торжество антижизни над жизнью в момент смерти, даже если смерть спокойная и перед нею тебя отпустили «на побывку», чтобы не портить статистику медучреждения.

        Не лечить, а значит – не мучить, Солженицын не мог. Именно этих мучений и не могут ему простить фанатичные сторонники метастаз.

        В ненависти к Солженицыну, которая грозит и предполагаемому рядом со мною памятнику, есть нечто иррациональное, необъяснимое политической логикой.

        Разве это Солженицын первым начал «клеветать на товарища Сталина»? Нет. Сотни и сотни авторов до Солженицына, от бежавшего из лагерей Ивана Солоневича до советского вождя Хрущева, с разных позиций разоблачали сталинские преступления.

        Несомненно, большая заслуга Солженицына в том, что он показал – никакого «сталинизма» не было, был ленинизм, была коммунистическая ненависть к исторической России, устремленная к её разрушению и уничтожению всех сопротивлявшихся слоев русского народа. Но и тут Александр Исаевич не был первым – об этом писали и тот же Солоневич, и историк красного террора Мельгунов, и многие другие.

        Но, может быть, Солженицын «клеветал» на советский строй талантливей прочих и именно поэтому заслуживает особой ненависти? Однако его враги и это отрицают. Среди них распространена точка зрения, что Варлам Шаламов писал о сталинских лагерях талантливей Солженицына, коего они стремятся выставить бездарностью. Казалось бы, тогда логичней ненавидеть именно его, но нет… особой ненависти к троцкисту Шаламову у них не обнаруживается.

        Но, может, дело не в лагерях, а в антисоветизме, диссидентстве, атаке на социалистический строй, при котором сотни миллионов человек жили счастливо, ели пюре в детсадике и стояли в очереди за кефиром, а их выбросили в ужасы капиталистической системы, где детсадики стали платными, а очередей не стало вообще? Однако нет.

        Солженицын не был главным диссидентом Советского Союза. Скорее он был диссидентом среди диссидентов – отвергал демократию, западничество, еще в брежневские времена предостерегал против поспешных «рыночных реформ» и угрозы со стороны международных финансовых организаций типа МВФ.

        Однако вся ненависть достается именно Солженицыну, а не, к примеру, академику Сахарову, чьи прямые идеологические последователи устроили нам ад 1990-х.

        Не так давно скончавшийся писатель Владимир Войнович прославился на ниве самых грязных антисоветских памфлетов с отчетливым русофобским душком. Разве провожала его в могилу свистом вся та клака, что борется с Солженицыным? Даже не заметили, а кто-то еще и похвалил. За что? Правильно, за клевету Войновича на Солженицына. Нет, и не в антисоветизме дело.

        Может быть, дело в мифическом «переходе на сторону внешнего противника»? На эту тему напридумано действительно много, от «литературного власовца» до «призыва разбомбить СССР атомными бомбами».

        С власовцами, в отличие от своих оппонентов, фронтовик и дважды орденоносец (орден Отечественной войны – 1943, орден Красной Звезды – 1944) капитан артиллерии Солженицын лично воевал на фронте, о чем и рассказал в «Архипелаге», а потому имел и полное право сказать, что это были несчастные люди, загнанные в капкан между двумя ненавидевшими русский народ и желавшими ему смерти силами.

        Еще смешнее, когда с «солженицынскими фальсификациями истории войны» полемизируют при помощи… топорной фальшивки – поддельного «открытого письма маршала Чуйкова», состряпанного лет двадцать назад в неокоммунистической прессе.

        Про «бомбу» речь идет о чистой выдумке. Когда просишь подтвердить её конкретной цитатой, то собеседник начинает юлить и приводить ссылки на разные солженицынские тексты, в расчете на то, что ты их не читал – одна беда, я все их читал и отлично знаю, что подобный «призыв» нигде не содержится. Он бы попросту противоречил убеждениям Солженицына, призывавшего Америку не пытаться «помочь» освобождению России от коммунизма, отказавшегося встречаться с президентом Рейганом (из-за русофобии его советников и призывов американских генералов прицельно разбомбить русские области СССР), отказавшегося от американского гражданства. Писатель осознавал, что клятва предполагала обязанность воевать против всех противников США, а значит, возможно, и против России.

        Сотни действительных перебежчиков и изменников – все эти Резуны, Калугины и прочие – не удостаиваются и сотой доли адресованной Солженицыну ненависти. Нападчики не идут громить книжные магазины, заваленные бреднями Резуна и ему подобных (да и за что громить-то? Товарища Сталина восхваляет, 37-й год оправдывает, да тут хоть в мавзолей неси), вся их ненависть снова сосредоточена на Солженицыне.

        Ну и венец глупости – «Солженицын развалил СССР». Это об идее Солженицына в работе «Как нам обустроить Россию» создать союз России, Украины, Белоруссии и Казахстана, то есть единое русское государство. И вновь предельный цинизм. Этот текст был обнародован 18 сентября 1990 года, когда СССР трещал по швам, когда во многих республиках Союза уже пришли к власти сепаратистские правительства, когда Горбачев начал экономическую блокаду Литвы, когда уже три месяца прошло с принятия печально знаменитой «Декларации о государственном суверенитете РСФСР».

        Предстоящий распад СССР был очевиден к этому моменту всем, а имена его организаторов – от Горбачева, Шеварднадзе, Ельцина до Гамсахурдии, Прунскене, Чорновола – были у всех на слуху. Работа Солженицына среди этой общей атмосферы распада ставила один вопрос: как бы самим русским не распасться.

        Писатель предлагал единственное представлявшееся ему логичным решение: не дать мертвому утащить с собой в могилу живого, не дать советской системе расчленить и убить русский народ, а для этого создать общее государство всех трех ветвей русского народа. В 1990 году еще было не поздно начать к этому подготовку, а разбегание окраин сделать цивилизованным – без геноцида русского населения, потоков беженцев и введения расистской сегрегации на граждан и «неграждан».

        Призыв Солженицына не был услышан. Как не был услышан и его призыв к Ельцину в августе 1991-го не признавать административные границы республик государственными, добиваться возвращения Крыма, Южной Сибири, Нарвы. Добиваться, чтобы референдум о независимости Украины проходил не всей республикой, а по областям, чтобы дать возможность Донбассу не ехать на Запад в одной упряжке со Львовом. Как не был услышан его призыв устранить нелепое дискриминационное для русских административное устройство внутри самой РФ, обрекающее нас на разгул сепаратизма и вечный страх повторения Россией судьбы СССР.

        Подлинных организаторов той катастрофы (и живых, и мертвых) те же самые деятели, что борются с Солженицыным, не травят даже с сотой долей энергии. Потому приходится делать вывод, что подлинные причины ненависти к писателю со стороны организаторов антисолженицынской кампании бесконечно далеки от декларируемых.

        Солженицына ненавидят не за то, что у него было общего с антисоветчиками, диссидентами, антисталинистами, антикоммунистами, критиками советской имперской модели, а за то, чем он от них отличался.

        А чем он от них отличался?

        В отличие от большинства диссидентов (убежденных западников, веривших в «демократию, рыночную экономику и права человека», а еще больше в «право на эмиграцию»), Солженицын имел положительный русский идеал. Этот идеал – не Запад, но дореволюционная царская Россия, органичное продолжение истории которой было бы, конечно, для нас куда лучшим будущим, нежели революция.

        Высшей ценностью для Солженицына был русский народ, сохранение его идентичности, выживание и развитие. Он был категорическим противником принесения исторической жизни народа в жертву абстракциям – коммунистическим или либеральным.

        Именно Солженицын обратил внимание на такое явление, как русофобия нашей образованщины, ставшей из советской неприкрыто западнической, и вступил с ним в полемику, позднее развитую его ближайшим другом и соратником академиком Игорем Шафаревичем. Продолжил полемику с русофобами Александр Исаевич и в годы изгнания, разоблачая бредни американских профессоров типа Ричарда Пайпса, натравливавших президента Рейгана и американский истеблишмент не на коммунистическую систему, а на русский народ.

        Получив возможность вернуться к участию в общественной жизни России, Солженицын выступил самым непримиримым оппонентом ельцинского курса разрушения страны. Он первый заговорил не только о несправедливости границ, о дискриминации русских в ходе парада суверенитетов, но и о геноциде на Кавказе, о ненужных чиновникам потоках беженцев из Средней Азии, о нашествии нелегальных и полулегальных мигрантов, о разграбе приватизации и авантюризме «рыночных реформ».

        Его выступление в Госдуме в 1994 году и памфлет «Россия в обвале» были тем более убедительной квинтэссенцией неприятия духа 90-х, что сформулированы были не с позиций советской ностальгии, а из жизненных интересов русского народа.

        Не менее определенно Солженицын обозначил и наши внешние интересы.

        Еще в 1978 году в перевернувшей мировую политическую мысль Гарвардской речи он сформулировал принцип: мир – это сообщество самобытных исторических миров, цивилизаций, среди которых есть место и России. Запад – только один из этих миров. И часть не может подменить собой целое, не может диктовать законы всему миру, тем более что сам Запад далеко отступил от тех христианских принципов, которые когда-то его создали.

        Солженицын призвал и Россию, и Запад отказаться от безумного бунта против Бога – у одних выражающегося в воинствующем коммунистическом атеизме, у других – в либеральном потребительском обществе, отойти от идей французских просветителей и вернуться на путь Традиции.

        Нельзя не заметить, что эта политическая философия вкупе с солженицынской критикой расширения НАТО легла в основу современной политики путинской России, геополитики «мюнхенской речи» – установка на цивилизационный суверенитет, неприятие натовского наступления, готовность России стать центром здоровых традиционных сил всего мира, неприятие капитуляции перед русофобским либеральным миропорядком.

        Возвращение Крыма – это прямое исполнение солженицынского завета, задания, которое он ставил в письмах, статьях, интервью начиная с 1991 года.

        Мы наблюдаем, как на наших глазах сбывается и еще одно солженицынское пророчество. Уже на рубеже 1970–1980-х писатель начал предсказывать, что Западу предстоит пройти через свою коммуно-тоталитарную диктатуру, не менее поработительную для человека, нежели советская. Главное, нам, русским, получив в ХХ веке прививку, не соблазниться на второе издание той же болезни.

        Наблюдая за сегодняшней тоталитарной толерантностью, превращающей Европу в Гейропу, а Америку – в болото, невозможно не признать, что Солженицын и тут оказался прав. И этого вновь не могут ему простить.

        Для самой России солженицынское наследие – это противоядие против революций. Его «Красное колесо», особенно «Март семнадцатого» – мощнейший манифест против революционного зуда и «феврализма». Это анатомия политического безумия, когда общество ради нелепых фантазий, поддаваясь на клевету и провокации иностранных агентов, уничтожает своё органическое развитие и устраивает себе такие «перемены», которые убивают большинство их участников и инициаторов.

        Почему любители революций всех мастей так боятся включения солженицынских произведений в школьную программу? Тогда наш школьник поймет (из «Архипелага ГУЛАГ»), чем заканчивается желание устроить встряску «до основанья, а затем». Из «Марта семнадцатого» – кто и как такие встряски готовит и производит. А кто предупрежден, тот вооружен.

        И вот, пожалуй, главное в наследии Солженицына: выраженное и в его прозе, и в его публицистике страстное желание нормальности – русский народ имеет право на спокойное органическое развитие, на то, чтобы им правили цари, а не диктаторы, чтобы его реформаторами были Столыпины, а не Гайдары. Чтобы наш народ мог оставаться собой, богатеть из поколения в поколение трудом своих рук, верить в своего Бога, завещанного святыми и преподобными. Не лезть в чужое, но не отдавать ни крохи своего, ни у кого ничего не просить, ни перед кем не унижаться – ни перед вертухаем, ни перед начальником, ни перед чужеземцем.

        Солженицын нам указал на то, что историческая традиция народа – это не косность, а вечная самообновляющаяся преемственная жизнь. И оставил предупреждение о том, как дорого может обойтись желание оборвать и растоптать эту жизнь во имя головных заграничных утопий и своеволий.

        Для России нет лучшего будущего, чем её прошлое. И пусть памятник Солженицыну на улице, почти не изуродованной рубцами ХХ столетия, служит об этом напоминанием.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

        Другие мнения

        Не было бы в моей жизни Успенского – не было бы меня

        Марина Собе-Панек, писатель, сценарист
        Его часто поливали в прессе и в интернете помоями, обвиняли в жлобстве и в меркантильности, рассказывали, как он с кем-то судился, отвоевывая три копейки авторских. Все вранье и клевета. Успенский воевал только за свои права. Подробности...

        Чтобы отменить оценки в школе, нужно быть Сталиным

        Лев Пирогов, публицист, литературный критик, главный редактор детского развивающего журнала «Лучик 6+»
        Министр просвещения России Ольга Васильева положила конец разговорам о переводе школьных оценок на 12-балльную систему. В целом министр права: нам не нужна 12-балльная система. И вот почему. Подробности...
        Обсуждение: 5 комментариев

        Герои Успенского объединяют нас в нацию сильнее, чем герои Толстого

        Дмитрий Дабб, кинокритик
        Матроскин и Гена одинаково «свои» менту из увэдэшной пыточной и профессору хирургии, Людмиле Мизулиной и Филиппу Киркорову, Гарри Каспарову и Александру Проханову, а между ними не так уж много общего. Подробности...
        Обсуждение: 9 комментариев

        Как немецкий врач оплатил собственное убийство

        Игорь Мальцев, писатель, журналист, публицист
        Публика научилась читать газеты боковым зрением, как в СССР: если написано, что произошла Messerangriffe, то не обязательно рассказывать о национальности нападавшего. Потому что это целиком импортированный массовый вид развлечений. Подробности...
        Обсуждение: 20 комментариев

        Никогда еще Рига не была таким русским городом, как сегодня

        Елена Кондратьева-Сальгеро, журналист (Франция), главный редактор парижского литературного альманаха «Глаголъ»
        Кафе «Ленинград» в Риге закрутили и наворотили молодые и модные ребята, причисляющие себя к латышским националистам. Как это согласовывается с партийной линией, понять трудно и исчерпывающе объяснить невозможно. Подробности...
        Обсуждение: 24 комментария

        Кого поддержал бы Цой в споре Макаревича и Сукачева

        Захар Прилепин, писатель
        Короче, чем занимался бы Цой. Цой не писал бы политических песен (он их и тогда не писал), Цою претили бы и радикальные либералы, и радикальные патриоты. Подробности...
        Обсуждение: 14 комментариев

        Россия ускоренными темпами догоняет Запад в сфере прав и свобод

        Ирина Алкснис, обозреватель РИА «Новости»
        Ролик из свежего американского сериала сейчас широко тиражируется в социальных сетях из-за дела «Нового величия». В связи с этим российскому обществу стоит осознать важную вещь. А уж хорошая она или плохая, каждый может решать сам. Подробности...
        Обсуждение: 74 комментария

        Поначалу можно было и розгами обойтись. По-деникински

        Андрей Медведев, Политический обозреватель
        Про дело «Нового величия» сказано много. Но все же добавлю от себя. Государство обязано бороться с бунтами, крамолой, террором. Вопрос лишь в том, как бороться и ко всем ли применимы одни и те же методы. Подробности...
        Обсуждение: 35 комментариев

        «Запрос на справедливость» становится инструментом манипуляций

        Глеб Кузнецов, политолог, глава экспертного совета ЭИСИ
        Наше постклассовое общество не готово хотеть универсального решения для всех. Оно хочет конкретного мгновенного решения по сиюминутной «больной» теме из повестки, требует «исключительной справедливости» по отношению к «исключительным людям» в «исключительных обстоятельствах» вместо справедливости универсальной. Подробности...
        Обсуждение: 70 комментариев

        Каспаров призвал на борьбу Тайвина Ланнистера

        Андрей Бабицкий, журналист
        Гарри Каспаров продолжает традицию Валерии Новодворской, которую после смерти бабушки диссидентского протеста ее соратник Константин Боровой умудрился замусорить полной ахинеей. Шахматист обратился к любителям фэнтези «Игры престолов». Подробности...
        Обсуждение: 16 комментариев
         
         
        © 2005 - 2017 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost Apple iTunes Google Play
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............