Взгляд
21 марта, четверг  |  Последнее обновление — 13:19  |  vz.ru
Разделы

Как «образование для всех» убивает Францию

Елена Кондратьева-Сальгеро, журналист (Франция), главный редактор парижского литературного альманаха «Глаголъ»
Паренёк из Нигерии по имени Баба (ударение на последнем слоге) – студент четвертого курса французского университета, изучает литературу. По-французски Баба изъяснялся на уровне «один палка, два струна» и «велик могучим этот языкa». Подробности...

Белоруссия стала второстепенной для России

Ирина Алкснис, обозреватель РИА «Новости»
Если вы вдруг пропустили, то у нас тут очередное обострение с Белоруссией. Там все дымится и бурлит – резкие слова официальных лиц, сливы о подковерных раскладах. В России же практически штиль на эту тему. Подробности...
Обсуждение: 20 комментариев

В «загибах» феминизма виноваты мужчины

Сергей Лукьяненко, писатель
Помните, было недавно даже у нас – требование к мужчинам не сидеть раздвинув ноги. Это же классическое требование к благопристойным девицам – дабы не провоцировать ни мужчин, ни себя, вообще забыть, что между ногами что-то имеется! Подробности...
Обсуждение: 28 комментариев

    «Это был взрыв эмоций!» В Сочи чествовали победителей конкурса «Лидеры России»

    «Вы одержали главную победу: над своей слабостью, над своим страхом!» – напутствовал победителей состязания управленцев «Лидеры России» наставник конкурса, первый замглавы администрации президента Сергей Кириенко (на фото Кириенко поздравляет с победой москвичку Александру Добрынину)
    Подробности...

    В мечетях Новой Зеландии расстреляли десятки людей

    Новая Зеландия пережила один из самых страшных терактов в своей истории. В пятницу несколько человек совершили вооруженное нападение на мечети городка Кристчерч. Убиты полсотни верующих, десятки получили ранения. Главный подозреваемый Брентон Таррант транслировал бойню в Сети
    Подробности...

    Отчеканены пять рублей с Крымским мостом

    Банк России выпустил в обращение памятную монету номиналом 5 рублей, посвященную пятой годовщине референдума о государственном статусе Крыма и Севастополя и воссоединения Крыма с Россией
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Роскосмос адаптирует ракету «Союз-5» для «Морского старта»

        Главная тема


        Приглашение Бразилии в НАТО продемонстрировало презрение США к союзникам

        Вторая мировая война


        Польше не понравилась «историческая логика» России

        «мы победим»


        Трамп сравнил американские танки с российскими

        русский адмирал


        Правозащитники решили добиться обнародования дела Колчака

        Видео

        мэр в отставке


        Лужков рассказал о гигантской сумме, выплаченной Россией Украине «по пьяни ельцинской»

        возрождение дивизий


        Как и зачем меняется структура российской армии

        «подтолкнуть Вучича»


        Каковы шансы на то, что Сербия отвернется от России

        спор вокруг Huawei


        США проигрывают Китаю битву за Европу

        рынок еврооблигаций


        Желающие дать России в долг бьют рекорды

        Свобода слова


        Андрей Бабицкий: Я убил себя во время Крымской весны

        Право на аборт


        Анна Долгарева: В чем причина материнского безумия

        Бывший СССР


        Ирина Алкснис: Белоруссия стала второстепенной для России

        на ваш взгляд


        Зарплата в 250 тысяч рублей в месяц достойна командира подводной лодки?


        Владас Повилайтис

        Наша нелюбовь к Тургеневу – симптом для нас

        Владас Повилайтис
        доктор философских наук, БФУ имени И. Канта
        9 ноября 2018, 09:44

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Тургенев, двухсотлетие со дня рождения которого мы отмечаем в эти дни, вне всякого сомнения великий русский писатель. В этом не сомневается никто – в том числе благодаря тому, что статус его многократно утвержден хоть школьной программой, хоть памятниками, расставленными по стране, и улицами, названными в его честь.

        И вместе с тем он странный персонаж в этом перечне.

        Ведь великая русская литература – в конце концов непременно не про литературу. Хотя «поэт в России больше чем поэт», но и писатель – больше чем писатель, он традиционно тяготится своим статусом литератора. Поэту хочется примерить на себя роль пророка, писатель в итоге обращается в учителя жизни.

        В отличие от Толстого или Достоевского, Тургенев именно писатель. И потому он совершенно не русское явление – в том смысле, в котором привыкли понимать русскую культуру со времен разночинцев.

        Добролюбов прямо учил, что основное назначение литературы – социальное. Не суть важно, соглашались ли с ним другие или спорили – все были согласны в одном. В том, что литература – лишь трамплин, нечто, что важно по отношению к другому – и было ли это другое социальным, политическим, религиозным, моральным – спор о деталях.

        Фото: Фотохроники ТАСС

        Литература одинаково понималась всеми спорящими сторонами как средство завладеть умами, инструмент – и, при всем пафосе, отношение к ней было преимущественно инструментальным. Она понималась как орудие установления справедливости, а дальше начинался бесконечный русский спор – как понимать справедливость, в чем правда, брат, и кто тебе товарищ.

        Россия – это про то, что человек – средство. В этом смысле Россия принципиально антикантианская страна. Человек в России средство для собственного спасения – ценой преодоления, отрицания, возвышения.

        Человек здесь звучит гордо, низко, пошло – он только никогда не звучит обыденно.

        Это не про то, что средством становится другой – хотя и это не претит местным традициям. В первую очередь ты сам средство для себя, чтобы стать иным – в итоге, чтобы превзойти человеческое. А чем именно будет это сверхчеловеческое – деревом Толстого или богочеловеком Достоевского – уже детали, основное – в инаковости, становлении иной природы, прорастающей или прорывающейся через тебя посредством тебя.

        Русская литература – про отношения человека с Богом. А Тургенев – про отношения человека с человеком, с природой, со временем, с самим собой.

        У Тургенева человек не требует преодоления. Он не требует оправдания. Не порождает пафоса.

        Пафос Тургенева – в прекрасном переживании, в ушедшем или уходящем мгновении, в красоте чувства – и слабости уходящей натуры. В способности любить и любоваться – в том числе слабым героем, который все делает не так – который сам рушит собственное счастье.

        Впрочем, сама возможность этого счастья – плод, возможно, иллюзии – ведь ему никак не удается состояться – или, как в «Дыме», оно остается уделом последней главы, за рамками слов.

        Наша нелюбовь к Тургеневу – это симптом для нас.

        Великая русская литература требует от нас многого, слишком многого. Она требует самопреодоления. Тургенев не требует ничего подобного – он не исправитель, а наблюдатель. В первую очередь – за самим собой.

        И если иногда он оказывается в роли воспитателя – то на собственном примере. В способности рассказать о том опыте слабости, ранимости, который пережил сам. Это про негероического человека – замечательно, что даже Бакунина он обратил в Рудина, заставив его нелепо умереть, несчастным влюбленным, на никчемной баррикаде.

        Тургенев – это про то, что человек не требует оправдания, а жизнь – не всегда требует подвига. Или, точнее, требует совсем других, более сложных подвигов – смелости по отношению к себе, способности сделать первый шаг, признаться в своих чувствах – хотя бы перед самим собой.

        Это про способность быть сентиментальным и трогательным – и не стыдиться этого, и о способности любоваться нежностью другого – его открытости, столь беззащитной в попытках прикрыться показным отчуждением. Про то, что любовь не требует другого оправдания – кроме полноты чувства, невозможности жить без нее.

        Тургенев, попавший в интеллигентский канон, оказался там во многом по случайности и отчасти по собственной вежливости и стремлению нравиться, по нежеланию огорчать других несогласием.

        Он всегда желал нравиться другим – быть предметом любви, обожания, почитания. Любовь других значила для Тургенева очень много. И ради нее он был готов почти на все – почти на любые интерпретации собственных романов, на официальные речи, на участие во всех правильных мероприятиях – кроме одного: он упорно продолжал писать то, что чувствовал, и так, как понимал эти чувства, отпуская на волю толкования, даваемые иными.

        Идеи для него не значили слишком много – в отличие от разночинцев. Ведь разночинец – это история про двумерность, он весь себя, целиком определяет через положение в мире идей, хотя бы потому, что источником его существования являются продаваемые им тексты, идеи, поставляемые на рынок.

        Но дело даже не в этом – для разночинца именно потому, что он не имеет своего собственного, бесспорного места в мире – его статус всегда под вопросом и, что важнее, всегда под сомнение поставлено основное: вопрос – кто он? И всякое место, которым обладает на данный момент – оно и то, которое требует регулярного доказывания, подтверждения права владеть им. Тургенев – совершенно про другое, писательство для него – важно, но не определяет его целиком.

        Он был собой до него, оставался собой и тогда, замолкал на годы – он был русским помещиком, владельцем Спасского-Лутовиново, добрым барином, завсегдатаем петербургских, московских и парижских гостиных, любимым романистом императора – который в силу привычки к высочайшим докладам велел переписывать его романы для себя писарским почерком, дабы читать в свое удовольствие.

        Толстой и Тургенев – на фоне их дружбы и последующей вражды – замечательно гармоничны в своей непричастности и неприятии русской интеллигенции. Они как мамонты, которые каким-то непонятным образом пережили ледниковый период. Они – большие русские баре, занятые своими делами и использующие для собственной жизни, для поисков способов жить с собой то орудие, которым умели пользоваться лучше всего, – слово.

        Но, в отличие от Толстого, Тургенев не тяготился этим. Для него литература не была чем-то требующим оправдания, а человеческая жизнь не требовала искупления.

        (в соавторстве с Андрей Тесля)


        Смотрите ещё больше видео на YouTube-канале ВЗГЛЯД

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

        Другие мнения

        Как «образование для всех» убивает Францию

        Елена Кондратьева-Сальгеро, журналист (Франция), главный редактор парижского литературного альманаха «Глаголъ»
        Паренёк из Нигерии по имени Баба (ударение на последнем слоге) – студент четвертого курса французского университета, изучает литературу. По-французски Баба изъяснялся на уровне «один палка, два струна» и «велик могучим этот языкa». Подробности...

        Белоруссия стала второстепенной для России

        Ирина Алкснис, обозреватель РИА «Новости»
        Если вы вдруг пропустили, то у нас тут очередное обострение с Белоруссией. Там все дымится и бурлит – резкие слова официальных лиц, сливы о подковерных раскладах. В России же практически штиль на эту тему. Подробности...
        Обсуждение: 18 комментариев

        В «загибах» феминизма виноваты мужчины

        Сергей Лукьяненко, писатель
        Помните, было недавно даже у нас – требование к мужчинам не сидеть раздвинув ноги. Это же классическое требование к благопристойным девицам – дабы не провоцировать ни мужчин, ни себя, вообще забыть, что между ногами что-то имеется! Подробности...
        Обсуждение: 28 комментариев

        На Казахстан будут давить с удвоенной силой

        Тимофей Бордачёв, Программный директор клуба "Валдай"
        Несмотря на общий позитивный фон в отношениях России и Казахстана, постепенно накапливается критическая масса недоговоренностей и двусмысленностей, которые в определенный момент могут начать связывать политикам руки. Подробности...
        Обсуждение: 16 комментариев

        Назарбаев прощается, но никуда не уходит

        Андрей Манчук, политолог
        Бывший президент сохраняет полный контроль над Советом безопасности, который превратился во влиятельную структуру, координирующую деятельность силовиков. Это дублирующее, а вернее, основное настоящее правительство Казахстана. Подробности...

        Как олигарх Игорь Коломойский спасет Украину

        Глеб Простаков, журналист
        Последние опросы фиксируют преобладание в украинском обществе запроса на мир. Мир становится более выгодным вложением. В 2014–2015 годах Игорь Коломойский неудачно инвестировал в войну. В 2019-м может стать спонсором мира. Бизнес, ничего личного. Подробности...
        Обсуждение: 35 комментариев

        В чем причина материнского безумия

        Анна Долгарева, журналист, поэт, военный корреспондент
        Дискуссия о том, обладает ли душой эмбрион, стара как мир. Разумом, впрочем, точно не обладает. И жестоко, но факт: изъятый из тела женщины эмбрион не будет, корчась от жажды, есть стиральный порошок, ожидая мать, которая не придет. Подробности...
        Обсуждение: 85 комментариев

        Скорбь по погибшим в Новой Зеландии превратили в дешевый трюк

        Игорь Мальцев, писатель, журналист, публицист
        Когда глава Германии Ангела Меркель соболезнует жертвам расстрела в Новой Зеландии, мы ее понимаем. Но мы помним, что в Берлине от теракта погибло 12 человек, и только спустя год Меркель нашла время и силы встретиться с родственниками жертв. Подробности...
        Обсуждение: 17 комментариев

        В Крыму был сделан выбор судьбы России

        Андрей Медведев, Политический обозреватель
        Множество моих знакомых – чиновники, креативный класс и бизнесмены – рассуждали, что лучше потерять Крым, чем возможность ездить за границу отдыхать, и курс доллара/евро куда важнее. Это все такая большая отечественная традиция. Подробности...
        Обсуждение: 46 комментариев

        Украинский национализм выдыхается

        Сергей Худиев, публицист, богослов
        Украинский национализм москвоцентричен. Отнимите у него Москву, и у него не останется ни смысла жизни, ни идентичности, ни даже лозунгов. Можно, конечно, переключиться на поляков. Но, как говорил Остап Бендер, «не будет того эффекта». Подробности...
        Обсуждение: 72 комментария
         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............