Взгляд
6 июля, понедельник  |  Последнее обновление — 05:56  |  vz.ru
Разделы

Безвольным тюфяком сейчас быть модно

Анна Долгарева, журналист, поэт, военный корреспондент
Поп-психология в массы, поп-психология, которую несут эйчары, блогеры, фитнес-тренеры, психологи-недоучки – тренд. Иметь «диагноз» становится в чем-то даже престижно. Подробности...
Обсуждение: 14 комментариев

У фашизма либеральные корни, у либерализма – фашистские

Андрей Бабицкий, журналист
Сущностная близость фашизма к либерализму станет очевидной в период установления профашистских военных диктатур в Индонезии, Аргентине, Бразилии, Чили, Уругвае, на Филиппинах. Подробности...
Обсуждение: 84 комментария

Давлением на «Северный поток – 2» США ставят ЕС перед выбором

Глеб Простаков, бизнес-аналитик
Американская игра на обострение обусловлена не только жесткими сроками – время играет на руку Газпрому и другим акционерам трубопроводного проекта – но и пониманием того, что возможности ЕС для адекватного ответа США крайне ограниченны. В этой патовой ситуации у Брюсселя и стоящего за ним Берлина есть только один выбор – идти на сближение с Москвой. Подробности...
Обсуждение: 24 комментария

    В Копенгагене борцы с расизмом осквернили статую Русалочки

    Знаменитая статуя Русалочки, стоящая в порту Копенгагена, в очередной раз подверглась вандализму. На этот раз на ней написали «Расистская рыба» – очевидно, это стало отголоском мировых протестов, начавшихся со смерти в США Джорджа Флойда, скончавшегося после жесткого задержания полицейскими
    Подробности...

    Россия проголосовала за поправки в Конституцию

    Голосование по поправкам в Конституцию завершилось в России. По предварительным данным, решительную победу одержали сторонники внесения изменений в Основной закон России. Как проходило голосование?
    Подробности...

    Открыт Ржевский мемориал Советскому солдату

    Президенты России и Белоруссии открыли монумент Советскому солдату подо Ржевом – красивый, эмоционально насыщенный и уникальный по исполнению памятник. Пятиметровая скульптура словно «вырастает» из кургана.
    Подробности...
    Обсуждение: 4 комментария

        НОВОСТЬ ЧАСА:Госдеп оценил опасность обстрелов «зеленой зоны» Багдада

        Главная тема


        Лукашенко идет к пирровой победе на выборах

        Особый случай


        Российский гонщик F1 отказался вставать на колени в знак протеста против расизма

        «они к этому шли»


        В СовФеде прокомментировали создание в США аналога ракетных двигателей РД-180

        Медицина и физиология


        Ученые раскрыли замедляющий старение продукт

        Видео

        «поставлена точка на i»


        Соловьев обнародовал результаты экспертизы по делу о ДТП с Ефремовым

        здоровье нации


        Русская деревня избавилась от повального пьянства

        новейшие вооружения


        В России ответили на призыв США закрыть «ужасные» проекты «Буревестник» и «Посейдон»

        грузовое сообщение


        Крымский мост полностью раскрыл свои преимущества

        до и после


        Андрей Манчук: Европа сливает Украину

        крупный скандал


        Анна Долгарева: В современном мире прав тот, кто якобы угнетен

        неподсудная «элитка»


        Сергей Мардан: Дело Серебренникова несет метастазы по всему организму общества

        викторина


        Как мировые лидеры выглядели в детстве?

        на ваш взгляд


        Как вы относитесь к вывешиванию флага ЛГБТ на здании посольства США?


        Егор Холмогоров

        Почему умер «Русский марш»

        Егор Холмогоров
        Публицист
        4 ноября 2018, 13:00

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Подготовка к «Русскому маршу – 2018» побила рекорд по отсутствию всякого общественного интереса к данному мероприятию. И он был бы еще меньше, если бы не задержание 2 ноября в Москве 14-летнего подростка-восьмиклассника, соратника бомбиста из Архангельска, по подозрению в изготовлении бомбы, которую он якобы собирался взорвать на марше в Люблино.

        Спецслужбы и общество внезапно, к своему глубокому удивлению, обнаружили, что, оказывается, не русские националисты, пусть даже самые радикальные, представляют террористическую опасность в современной России, а леваки-анархисты, как какие-нибудь старые недобрые 120 лет назад. Правые же, напротив, могут оказаться для этих террористов напрашивающейся естественной жертвой. 

        Никакого парадокса тут, впрочем, нет. На самом деле националисты в минимально адекватно устроенном обществе представляют собой главную охранительную силу, главный стержень порядка, и если и выходят из берегов (иногда, бывает, очень далеко), то на встречной волне противодействия штурма общества радикально антинациональными, глобалистскими, левыми силами.

        Именно такая встречная волна и породила в 2005 году «Русский марш».

        Напомню, что незадолго до него, в декабре 2004-го, отгремел первый украинский Майдан. Российские элиты и общество впервые столкнулись с вероятностью «цветных революций». По столицам начали плодиться малочисленные, но очень шумливые клоны международного цветного движения, представленного сербским «Отпором», грузинской «Кмарой», украинской «Порой» – с до боли одинаковым кулачком на эмблеме. 

        Фото: Алексей Даничев/РИА «Новости»

        Возникло ощущение, что аналогичный киевскому цирк скоро начнется и в России. А стало быть, вырос и запрос на активное охранительство.

        Его официальная ветка была представлена всевозможными «Нашими» и их аналогами – «прокремлевскими молодежными движениями», как тогда говорили. Эти движения имели мощную оргструктуру, десятки тысяч волонтеров и финансирование. Одна беда – в них было слишком много карьеристов, в большинстве своем безыдейных, в лучшем случае – расплывчатых общепатриотов. А особенностью цветных революций является разрушение ненасильственными методами всех структур госаппарата и его воли к активному сопротивлению революционерам. Иными словами, «карьерист» при сопротивлении такой революции был абсолютно бесполезен, так как он предаст хотя бы для того, чтобы понравиться новому начальству.

        Чтобы всерьез существовала надежда на то, что в назначенный извне час революции кто-то выйдет на площадь, чтобы реально сказать ей нет, у этих вышедших людей должны были быть идеи, за которые они готовы сражаться и которым потенциальная революция как нож в горло.

        Таких активных групп в тогдашней России было не так уж много – это были левые патриоты неосталинистского толка. И это были правые – православные консерваторы, евразийцы и националисты от умеренных интеллектуалов до довольно радикальных борцов с нелегальной миграцией, среди которых еще немало было парней в берцах, с бритыми головами и масками на лицах (впоследствии эта западническая мода совершенно, по счастью, исчезла).

        Для того, чтобы символизировать наличие этого течения, его готовность выйти на площадь и его противоречие либерально-революционной повестке, и было принято смелое для тогдашней бюрократии решение разрешить проведение в центре Москвы «Правого марша», организатором которого выступил дугинский «Евразийский союз молодежи» (ЕСМ).

        Насколько это была националистическая организация, говорит тот факт, что тогда ее возглавлял мистический евразиец Павел Зарифуллин, бывший лидером первого оргкомитета «марша», а растяжку с надписью: «Русские идут» держал покойный Владимир Карпец, всегда отличавшийся крайней враждебностью к русскому национализму.

        Однако собственных ресурсов ЕСМ для проведения представительного шествия было недостаточно, и потому дугинцы заключили пакт с ДПНИ* Белова-Поткина, НДПР Александра Севастьянова, РОНС* Игоря Артемова, небольшими организациями вроде РОД, возглавляемого Константином Крыловым, Натальей Холмогоровой и по мере сил поддерживавшегося и мною, тогда работавшим обозревателем радио «Маяк» и числившимся кандидатом в депутаты Мосгордумы от совершенно бессмысленной спойлерной партии (однако корочка была при этом вполне настоящая). 

        Из этих союзников некоторой массовостью обладало только ДПНИ*, однако достаточно было и того, что власти никак не препятствовали ни агитации, ни сбору участников. Информационных ресурсов националистов было вполне достаточно, чтобы привлечь массы слабоорганизованного народа и футбольных фанатов, выступавших не официально фратриями, а как частные лица. В агитации унылое «Правый марш» было почти сразу заменено на боевое «Русский марш», ДПНИ* наняло группу барабанщиц, что придавало всему действу дополнительную стилистическую привлекательность.

        Накануне марша националистическая и евразийская части оргкомитета переругались (без чего не обходится у нас ни одна попытка организации общественно-политической активности), а потому, просыпаясь утром 4 ноября 2005 года, я искренне планировал не идти на «еще одно бессмысленное мероприятие».

        Однако обстоятельства сложились так, что я не только на него отправился, но еще и оказался во главе колонн. На подходе к рамкам металлоискателей у памятника Грибоедову меня встретил известный православный активист Кирилл Фролов и не допускающим возражений жестом вручил Казанскую икону Божией Матери – в честь праздника которой и был установлен в 2004 году по инициативе тогда еще митрополита Кирилла День народного единства. Как человек, внимательный к агиополитической символике и знакам, я послушно эту икону принял и встал во главе колонны, перед ЕСМ, как говорится – куда сказали, тем самым оказавшись первой жертвой столпившихся журналистов.

        В таком виде, с иконой в руках, автор этих строк и попал в новейшую историю России, что зафиксировано в томе «Намедни. Наша эра. 2001–2005», где в статье «Русский марш» поместили почему-то именно мою фотографию.

        Успеху марша невероятно способствовали два обстоятельства. Первое – великолепная погода в этот день. Значительное количество людей разной степени умеренности русских взглядов узнало о событии из соцсетей, а хорошая погода и незапрещенный статус мероприятия побудили их прийти. На самом деле этих людей было тысяч пять, вряд ли больше. Однако маршрут от Чистых Прудов до Китай-города вынуждал колонны сильно растянуться по бульварам, а потому марш казался нескончаемым.

        Второе – атмосфера истерики, которую с первой же секунды начали нагнетать вокруг марша либеральные СМИ. Они отправили туда десятки корреспондентов с поручением фотографировать «зиги» (охота на «зиги» с тех пор стала главным развлечением либеральных журналистов в дни русских маршей). Левацкие экстремисты намеревались «сорвать» марш, закидывая его петардами, чем напугали только юных барабанщиц.

        Главная опасность была, конечно, в том, что скины начнут после очередного хлопка избивать леваков, вмешается ОМОН, кем-то шибко умным привезенный откуда-то из азиатской части РФ... Но все обошлось. 

        Сочетание солнца, исторического центра Москвы, ощущения собственного многолюдства, чувства опасности и в то же время законопослушности (все же официально разрешено) создало то непередаваемое ощущение драйва, которое на последующих маршах ни разу не повторялось.

        А дополнялось оно истошным визгом либеральных СМИ, который сигнализировал и самим националистам, и политическому истеблишменту, что «эти нас боятся». Если бы не тот факт, что некоторые националистические группы, например Демушкин с товарищами, не отметились откровенной работой на эти СМИ, выразившейся в художественном позировании с «зигами», все можно было бы считать удавшимся.

        Надо помнить, что в 2005 году национализм рассматривался и властью, и обществом как совершенно нелигитимная идеология.

        Националистов рассматривали априори как «фашистов», которые находятся вообще вне поля воображаемого общественного консенсуса. Поэтому указанием «Смотрите, это нацики!» журналисты рассчитывали спровоцировать массовые репрессии в наш адрес.

        Но на деле эта истерия сыграла с либералами злую шутку – они представили националистов более сильной и организованной группой, чем мы были на самом деле. Поскольку в российском обществе существовал сильнейший скрытый запрос на сильный национализм, то истошные крики про «пришедших фашистов» и фото бритоголовых вызвали реакцию, обратную предполагаемой – множество людей сказали: «Наконец-то». 

        Именно истерия в СМИ куда в большей степени, чем сам факт прохождения колонн, изменила политическую конфигурацию.

        Было признано, что в обществе есть официоз, есть коммунисты (тогда еще влиятельные, но унылые) и немножко всяких леваков, есть либералы, которые хотят у нас майдана, и есть националисты, которые, может, чего-то и хотят, но уж точно не майдана. И с националистами тоже надо считаться. Это был тот коридор идеологических возможностей, с которым можно (и нужно) было работать.

        К сожалению, большинство националистов занялось вместо этого чем-то другим. А именно,

        сперва они вообразили, что сейчас власть придет к ним на поклон и их «востребует», а затем страшно обиделись, когда подобное востребование не состоялось.

        Всю верхушку нашего националистического сообщества начал с чрезвычайной плотностью «выпасать» политтехнолог Станислав Белковский, решивший превратить националистов в таранное орудие при атаке на Кремль, не востребовавший его услуг.

        Белковский в короткий срок разработал идеологию «антипутинского национализма». Одно время под националиста гримировался даже самый успешный проект Белковского – Навальный. Насколько Белковский был «русским националистом», показало его заявление 2014 года, когда он призвал США нанести ядерный удар по Севастополю.

        Зачарованность этой сиреной имела для русского национализма довольно трагические последствия – фактически он был подбит на взлете. Во-первых, националисты банально перессорились между собой – национал-оппозиционеры с национал-государственниками и патриотами. Во-вторых, нац-оппозиционеры сошли с наиболее естественных для себя на тот момент рельсов критичной к власти, но фундаментально государственной силы, превратились во «врагов государства» и в глазах бюрократии, и в собственных.

        Начало развиваться антинациональное охранительство с его мифологемой «русского майдана», особенно активно эксплуатировавшейся последователями Кургиняна – эта мифологема нанесла русскому национализму огромный ущерб.

        В-третьих, этот сдвиг привел к серьезным идеологическим и психологическим мутациям. Среди нац-оппозиционеров начала формироваться своего рода культура ненависти к российскому государству и ко всем, кто смеет не относиться к нему как к врагу, формулировались исторические и политические теории, подогнанные под этот вывод.

        Наконец, в-четвертых, для личного развития большинства националистов как публичных фигур «белковщина» оказалась страшным тормозом – одни оказались в тюрьме или под статьей, другие получили на долгие годы клеймо нелояльности, и затормозилась их карьера.

        Автора этих строк, бывшего всегда самым решительным противником этого нелепого уклона, много лет разнузданно травили, все требуя, чтобы он раскаялся за «путинизм».

        «Русский марш» все эти годы из демонстрации силы мутировал в демонстрацию слабости – его официально запрещали и он превращался в опасное мероприятие, его численность стагнировала и была незначительной. Потом его перестали прессовать, однако вытеснили из Москвы на окраины – в Люблино. Численность участников марша заметно возросла, однако происходило это за счет «навальнистов», следовавших тогдашней стратегии своего лидера соединять националистические лозунги с либеральными.

        Характерно было то, что самые громкие уличные выступления с националистическим окрасом в Москве вообще не укладывались в повестку «Русского марша» и не были связаны с проводившими его организациями – это были протесты против этнокриминала на Манежной площади в декабре 2010 года и в Бирюлево в октябре 2013-го.

        И там и тут «маршевики» были абсолютно ни при чем. И там и тут власть в той или иной мере прислушалась к протестам именно потому, что в них были народные, а не «маршевые» элементы. Иными словами, «маршевый» национализм оказался загнан в определенный субкультурный загончик. Это были даже не «все националисты», а только «националисты «Русского марша».

        Момент истины наступил в 2014 году, когда маршевое движение, по сути, раскололось на русских националистов, поддержавших Новороссию, и на ультраправых неонацистов, поддержавших «арийских братьев Украины». Попытка представителей двух направлений ходить вместе успехом не увенчалась, бренд «Русских маршей» остался по большей части за проукраинцами (хотя оспаривается, к примеру, «Великой Россией» Савельева).

        «Русских маршей» стало столько, что идти хоть на один из них попросту не хотелось.

        На самом деле десятилетняя история «Русского марша» была историей вымученных попыток повторить успех 2005 года. Однако поскольку сам этот успех был по большей части медийным фантомом, продуктом соцсетей и либеральной истерии, то второе попадание снаряда успеха в ту же воронку было практически невероятным.

        «Русский марш» как манифестация сильного русского национализма, заставляющего с собой считаться, случался неоднократно, но только в других местах и других формах – и с другими людьми.

        Когда в декабре 2010 года буйная молодежь заставила государство обратить внимание на проблему этнокриминала – это был настоящий Русский марш. Когда в феврале 2014-го русские люди с русскими флагами шли по Севастополю и Одессе – первые, как оказалось, на победу, а вторые – на сожжение, это был Русский марш. И когда ополченцы входили в Дебальцево – это был Русский марш. 

        По счастью, ошибки «маршевиков» не смогли всерьез повредить становлению русского национального сознания и у общества, и в медиа, и у элит, включая президента. Это был естественный исторический процесс, связанный как с восстановлением нормальности самой России и самих русских, так и с мировым трендом на национализм.

        В мире, где все больший вес парламентским путем набирают правые и крайне правые националисты, где вторую (почти уже первую) по населению страну возглавляет крайний националист Нарендра Моди, Россия давно уже в умеренно отстающих по реализации общественного запроса на национализм.

        И эта задержка, увы, вызвана была не только косностью бюрократии, но и неадекватностью идей и политической практики самих националистов, зачем-то становившихся на подтанцовку глобальным элитам в деле разрушения российского государства, а то и украинцам... в деле дерусификации русских (последнее вообще дикость).

        Центральная идея любого национализма – это идея национального государства, государства, которое оберегает определенную нацию. Чтобы государство было национальным, оно должно быть государством.

        * Организация, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности».


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

        Другие мнения

        Безвольным тюфяком сейчас быть модно

        Анна Долгарева, журналист, поэт, военный корреспондент
        Поп-психология в массы, поп-психология, которую несут эйчары, блогеры, фитнес-тренеры, психологи-недоучки – тренд. Иметь «диагноз» становится в чем-то даже престижно. Подробности...

        У фашизма либеральные корни, у либерализма – фашистские

        Андрей Бабицкий, журналист
        Сущностная близость фашизма к либерализму станет очевидной в период установления профашистских военных диктатур в Индонезии, Аргентине, Бразилии, Чили, Уругвае, на Филиппинах. Подробности...
        Обсуждение: 62 комментария

        Давлением на «Северный поток – 2» США ставят ЕС перед выбором

        Глеб Простаков, бизнес-аналитик
        Американская игра на обострение обусловлена не только жесткими сроками – время играет на руку Газпрому и другим акционерам трубопроводного проекта – но и пониманием того, что возможности ЕС для адекватного ответа США крайне ограниченны. В этой патовой ситуации у Брюсселя и стоящего за ним Берлина есть только один выбор – идти на сближение с Москвой. Подробности...
        Обсуждение: 21 комментарий

        Когда говорит травма, разум молчит

        Алексей Алешковский, сценарист
        Мы можем или воевать, или договариваться: третьего не дано. Признание за другими таких же прав и свобод не означает их победы над вами, оно означает вашу победу над самим собой. Подробности...
        Обсуждение: 16 комментариев

        Каким будет мир без лидерства США

        Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ
        Ангела Меркель предложила европейцам начать готовиться к миру без американского лидерства и поразмыслить о том, каким этот мир будет. В Москве ответ на этот вопрос готов давно. Однако, объективно говоря, всей планете лидерство США пока выгодно. В том числе и России. Подробности...
        Обсуждение: 58 комментариев

        Сам не занимаешься своей молодежью – ей займутся другие

        Андрей Медведев, Политический обозреватель
        Студенты, пока они в среде, или же вот такие не нужные никому, неприкаянные, вечные студенты, которые уверены, что в их бедах виновата не та страна и «несменяемая» власть (ему же так рассказывали пять лет все профессора), по большому счету идеальное топливо протеста. Подробности...
        Обсуждение: 45 комментариев

        Триумф Путина

        Алексей Чеснаков, директор Центра политической конъюнктуры
        Некоторых комментаторов корежит от слова «триумф». Напрасно. Результат голосования – несомненный триумф. Личный триумф Путина. Подробности...
        Обсуждение: 134 комментария

        Очень трудно спорить с зеркалом

        Ирина Алкснис, обозреватель РИА «Новости»
        Все минимально вменяемые люди, даже если им сильно не нравится происходящее и они лично не любят российскую власть, отдают себе отчет, что полученные в ходе голосования цифры отражают истинное положение дел в стране. Подробности...
        Обсуждение: 49 комментариев

        Нас загоняют в цифровую бедность

        Евгений Фатеев, Руководитель Екатеринбургского отделения Русского художественного Союза
        Все говорят о цифровом детоксе – отдыхе, очищении от гаджетов и интернета, но что-то массовым это явление никак не становится. И вряд ли в ближайшее время станет – мы уже слишком зависимы от этих прямоугольных штук. Подробности...
        Обсуждение: 12 комментариев

        Джокер как инструкция к Революции

        Владимир Можегов, публицист
        Голливуд на глазах меняет культурный код целой нации, а то и всего мира. Этот сегодняшний коллективный Карл Маркс жаждет новой мировой революции. Поджигать Америку, петь музыку революции, «видеть мир в огне» и ввергать его в хаос. Подробности...
        Обсуждение: 23 комментария
         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............