Деловая газета «Взгляд»
https://vz.ru/opinions/2018/11/1/948797.html

Додон просит Москву о поддержке. Стоит ли ему доверять?

   1 ноября 2018, 17::20
Фото: Alexei Druzhinin/Global Look Press

Пророссийских стран среди бывших республик нет и не было в принципе. Условная «пророссийскость» чаще всего оборачивалась стремлением получить от Москвы максимум преференций, не дав ничего взамен.

В среду, 31 октября, начался визит президента Молдавии Игоря Додона в Москву. Не первый, но особенно важный – через три месяца там состоятся выборы парламента, от исхода которых зависит, будет ли преодолен перманентный политический кризис, длящийся с момента переворота апреля 2009-го, и каким будет вектор развития страны на ближайшие годы.

Как заранее сообщила пресс-служба Кремля, молдавский лидер со своим российским коллегой обсудит ключевые вопросы взаимодействия двух стран в торгово-экономической и гуманитарной сферах, а также актуальные региональные проблемы.

О каких ключевых вопросах могла идти речь?

Существуют три основные проблемы между нашими странами, достичь взаимовыгодного компромисса по которым пока не удается. Ну, разумеется, если не считать факта нахождения у власти в Молдавии прозападного правительства, проводящего откровенно недружественную по отношению к нашей стране политику, сопровождающуюся попытками законодательно закрепить курс в НАТО, запретить в Молдавии российские телеканалы, высылкой российских дипломатов, объявлением персонами нон грата ряда российских журналистов и политиков, в том числе Дмитрия Рогозина и т. д.

Итак, эти проблемы, как их обозначал сам Додон: мигранты, возвращение молдавской продукции на российский рынок и, конечно же, приднестровское урегулирование.

Если последняя тема стоит на повестке дня все годы двусторонних отношений, то первые две спровоцированы действиями нынешних молдавских властей.

Проблема миграции не нова для Молдавии. Почти треть населения страны находится на заработках за ее пределами, главным образом – в России. Что касается молдавской продукции, то Россия также была, есть и будет для местных производителей ключевым рынком.

Эти две темы в последние годы стали своеобразным рычагом давления на молдавское руководство со стороны Москвы.

Всякий раз, когда оно начинает предпринимать какие-либо недружественные, а то и откровенно враждебные шаги по отношению к России, в нашем политикуме поднимаются разговоры о высылке молдавских гастарбайтеров и запрете на ввоз молдавской продукции в Россию.

Если высылка молдаван представляется совсем уж радикальным шагом, способным поставить отношения наших стран на грань полного разрыва, а молдавскую экономику – на грань полного краха (речь идет лишь об ужесточении правил пребывания), то на торговое эмбарго молдавские русофобы нарываются регулярно. Простые жители России могут легко это заметить по исчезновению и новому появлению молдавских вин на полках российских магазинов.

Последний и самый острый конфликт случился в 2014-м, когда ассоциацию с ЕС приняла не только Украина, но и Молдавия. После подписания Кишиневом соглашений об ассоциации и создании зоны свободной торговли с ЕС Москва вынуждена была реагировать, чтобы не допустить попадания в нашу страну европейских товаров из Молдавии: ввела пошлины и запрет на импорт ряда продукции, ужесточила контроль на границе.

Отношения с Кишиневом вполне могли бы развиваться даже по радикальным сценариям, вплоть до украинского (и повод для обвинения в агрессии есть – Приднестровье), однако в Молдавии антироссийские силы, хоть и контролировали парламент и правительство, все же не пошли на тотальное обострение, тем более что пример соседней страны с гражданской войной вряд ли прошел мимо, а молдавское общество точно так же расколото, как и украинское, даже, пожалуй, в большей степени.

На волне массовых протестов против политики властей, в том числе экономической, те были вынуждены пойти на уступку оппозиции, вернув в стране прямые президентские выборы, победу на которых и одержал тогдашний лидер партии социалистов, выступающей за укрепление диалога с Россией, Игорь Додон.

Тем не менее, на курс государства это существенного влияния не оказало.

Напомню, Молдавия – парламентская республика, и президент весьма ограничен в своих правах. В том числе он даже не может отклонить предложенные правящей в парламенте партией кандидатуры министров или законы, которые считает антиконституционными. До этого в истории страны просто не было такого, чтобы президент и парламент были в жесткой оппозиции друг к другу, что неизбежно приводило бы к политическому кризису.

Молдавские власти быстро нашли выход, воспользовавшись лазейкой в конституции – если президент идет наперекор парламенту и правительству, его временно отстраняют от власти.

За неполных два года президентства Додона отстраняли уже четыре раза, сегодня ему вновь обещают отстранение – уже пятое, за то, что он не согласится подписать три закона, в том числе ограничивающий трансляции российских телеканалов, а также передающий посольству США территорию республиканского стадиона.

Таким образом, президент в Молдавии фактически лишен реальных рычагов управления. Изменить ситуацию могут разве что парламентские выборы, на которых пропрезидентская партия наберет необходимое большинство голосов для формирования правящей коалиции. Только тогда можно будет говорить о полноценном претворении в жизнь всего того, о необходимости чего говорит сегодня Додон, в том числе касаемо отношений с Россией.

И в этом плане ему крайне необходима поддержка Москвы – она должна мобилизовать его электорат, тех, кто выступает за сближение наших стран. Тех, кто выступает за сближение с Западом, мобилизовать не нужно – они всегда это делают в преддверии выборов. И их – половина населения страны.

Напомню, что победа в 2016 году не была легкой прогулкой для Додона: победить в первом туре не удалось, а во втором он вырвал у основной конкурентки – ставленника прозападных сил Майи Санду – лишь чуть более четырех процентов. Это говорит о значительной поляризации страны, и на нынешних выборах ставки будут высоки.

Так что выборы социалистам надо еще выиграть. И с уверенным отрывом, чтобы не дать противникам кричать о фальсификациях и призывать своих сторонников на улицы, как чуть было не случилось после победы самого Додона.

Повторю, мобилизовать своих сторонников, прикрываясь «российской угрозой» (в том числе с помощью Запада), они умеют, мы это уже видели в апреле 2009-го.

Кстати, сам Додон вполне допускает, что добиться убедительной победы в феврале не удастся.

«Либо после выборов будет сформировано парламентское большинство из социалистов и независимых депутатов, либо нас ждут досрочные выборы. Вероятность такого исхода составляет больше 50%, и для нынешней власти это означает большие проблемы», – заявил он недавно в эфире одного из молдавских каналов.

Сегодня Москва уже дала Додону два козыря: назначила спецпредставителя по развитию торгово-экономических отношений с Молдавией (параллельно упразднив должность спецпредставителя по Приднестровью), а ранее объявила амнистию для мигрантов.

При этом России стоит понимать, что, даже если Додону удастся стать полноценным лидером страны, это не значит, что Молдавия стразу станет пророссийской.

#{author}Пророссийских стран среди бывших республик нет и не было в принципе. Условная «пророссийскость» чаще всего оборачивалась стремлением получить от Москвы максимум преференций, не дав ничего взамен.

Тут нельзя забывать о бывшем президенте-«коммунисте» Воронине, который, когда рвался к власти, обещал и русский язык сделать вторым государственным, и решить приднестровскую проблему на основании компромисса с Тирасполем и Москвой, оставив там нашу базу, и вообще чуть ли не в Союзное государство России и Белоруссии вступить.

Чем все кончилось, мы знаем прекрасно. Все стало окончательно ясно и понятно, когда в 2003 году Ворониным по указке из-за океана было отменено подписание меморандума Козака.

Позже я общался с одним из советников Воронина, который открытым текстом рассказал мне не только о колоссальном давлении со стороны Запада, но и со стороны внутренней оппозиции.

«Нас бы просто свергли, если бы мы законодательно закрепили наличие российской военной базы», – сказал, оправдываясь, он.

Можно не сомневаться, что с тех пор влияние как Запада, так и внутренней оппозиции в стране усилилось, так что даже если Додон действительно хочет воплотить в жизнь то, о чем говорит, ему будет в разы сложнее, чем предшественникам.

Тем более что страна реально расколота практически пополам, и накал противостояния в обществе увеличивается. Так что в этой ситуации главное – не допустить повторения событий на Украине, где агрессивное меньшинство силой оружия навязало свою волю всей стране, ввергнув ее в пучину гражданской войны.