21 ноября, четверг  |  Последнее обновление — 20:52  |  vz.ru
Разделы

От Минздрава не зависит продолжительность жизни

Глеб Кузнецов, политолог, глава экспертного совета ЭИСИ
Жрецы объясняли необходимость существования фараона и его богатства тем, что без его ритуалов Нил не разольется. Многие верили. Каждый раз про это вспоминаю, когда читаю очередную статистику нашего Минздрава. Подробности...

Человечество бьется в экологической истерике

Максим Кронгауз, лингвист, доктор филологических наук
Словом года стало словосочетание (что само по себе неприятно) climate emergency. Русский перевод «чрезвычайная климатическая ситуация» (или «климатическое ЧП») выглядит просто отталкивающе. Подробности...
Обсуждение: 12 комментариев

Европа и Украина разочарованы друг в друге

Глеб Простаков, журналист
21 ноября Украина буднично празднует шестую годовщину Евромайдана. Спустя шесть лет после этого события число граждан, считающих, что страна движется в неправильном направлении, продолжает расти. Подробности...
Обсуждение: 10 комментариев

    В Москве запустили МЦД

    В российской столице запустили первые две ветки центральных диаметров (МЦД) – нового транспортного проекта, который в перспективе соединит десять радиальных направлений московского железнодорожного узла. Диаметры должны существенно облегчить жителям пригородов доступ к центру и другим районам столицы
    Подробности...

    Проект нового плацкартного вагона

    Макет нового плацкартного вагона в натуральную величину показали на ежегодной выставке «Транспорт России», проходящей в московском Гостином дворе. Главная особенность концепта – наличие индивидуального пространства для пассажиров
    Подробности...
    Обсуждение: 6 комментариев

    Историк Соколов в бронежилете на следственном эксперименте

    В пятницу арестованного историка Олега Соколова привезли на следственный эксперимент на набережную реки Мойки в Санкт-Петербурге, где, по данным следствия, он пытался утопить отрубленные руки своей убитой молодой невесты
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Директора Центра наркологии Сербского уволили после скандала с тестами для водителей

        Главная тема


        До Европы дошел масштаб совершаемых мигрантами преступлений

        «это чушь»


        Путин резко раскритиковал попытки ввести новый порядок медосмотра для водителей

        уголовное дело


        Появилось объяснение снятому оборудованию и оружию с украинских кораблей

        особый случай


        Генератор паролей Сбербанка посоветовал клиенту «убивать евреев»

        Видео

        ошибки СССР


        Зачем Россия «отдавала последнее» союзным республикам

        «главный противник США»


        Китайцы не случайно нашли у России «слабые места»

        комиссары в погонах


        Победа над коррупцией убила еще одну реформу Сердюкова

        ранок газа


        У Газпрома появился новый конкурент в Европе

        викторина


        Стихи вождя или стихи поэта?

        Русский крест


        Сергей Худиев: Русским не хватает любви к жизни

        Стенограффити


        Николай Гурьянов: Как нам обустроить вандалов

        Уступка Москвы


        Ирина Алкснис: Встреча «четверки» России не нужна, но состоится

        на ваш взгляд


        Вы знаете слова гимна России наизусть?

        «Она вдруг закричала «Полиция!»

        Российский журналист, обвиненный в «драке с беременной», рассказал свою версию произошедшего

        3 августа 2012, 20:05

        Текст: Елена Сидоренко,
        Роман Крецул

        Версия для печати

        «Ко мне подошли два полицейских и сказали, что та женщина обвинила меня в умышленном нанесении ей телесных повреждений, которые имели последствия для здоровья. Я сказал, что это ложь», – рассказал газете ВЗГЛЯД российский журналист Андрей Митьков. Он поделился своей версией скандальной истории, из-за которой его могут лишить олимпийской аккредитации.

        В пятницу пресс-атташе олимпийской команды России Мария Киселева заявила, что у российского журналиста Андрея Митькова, которого в Лондоне обвинили в нанесении телесных повреждений беременной женщине-волонтеру, а затем отпустили, аннулирована аккредитация.

        В то же время сам он настаивает, что все претензии к нему были сняты, он никого не трогал, следовательно, оснований для лишения его аккредитации нет. Впрочем, о том, что решили делать с его аккредитацией, он сам не знает, поскольку затрудняется перевести соответствующие документы МОК. Свою позицию журналист изложил в интервью газете ВЗГЛЯД.

        ВЗГЛЯД: Расскажите, пожалуйста, что, собственно, произошло?

        Андрей Митьков: Во вторник после завершения турнира в женской тяжелой атлетике в весовой категории до 63 кг я со своим российским коллегой спустился в смешанную зону, чтобы записать интервью со Светланой Царукаевой, которая выиграла в этих соревнованиях серебро. Некая женщина в форме волонтера с первых же минут моего пребывания там начала чинить препятствия, указывая, где можно стоять, а где нет. Аргументировала это неким приоритетом волонтеров, собирающих комментарии для системы олимпийских новостей при общении со спортсменами.

        Когда появилась Светлана Царукаева, я попытался подойти к ней в самом начале смешанной зоны для пишущей прессы, но женщина в форме волонтера вместе со своим коллегой преградили мне путь. Я попытался подойти к Светлане Царукаевой с другой стороны, но эта женщина вновь преградила мне путь. Никакого физического контакта в эти моменты между нами не происходило.

        ВЗГЛЯД: Претензии этой женщины были обоснованными?

        А.М.: Я не нарушал регламент работы прессы: находился строго в том месте, которое предназначено для пишущей прессы. Там не было особого отделения для волонтеров, работающих на систему олимпийских новостей. Более того, услышав заявление женщины в форме волонтера, что я не могу стоять там, где я стою, я обратился к руководителю смешанной зоны с вопросом: «Какие проблемы? Разве я что-то нарушаю?» Он ответил отрицательно, с улыбкой подтвердив правомерность моих действий. На попытки ущемления своих профессиональных прав со стороны женщины в форме волонтера я реагировал эмоционально, но никого не оскорблял.

        Я сказал, что подготовлю официальное письмо в Международный олимпийский комитет о препятствиях для работы прессы и попросил показать аккредитацию, чтобы зафиксировать ее имя и фамилию. Она отказалась, а когда я начал записывать эти данные с аккредитации руководителя смешанной зоны, она вдруг закричала «Полиция!» и убежала.

        Когда мы с коллегами завершили беседу со Светланой Царукаевой, ко мне подошли два полицейских и сказали, что та женщина обвинила меня в умышленном нанесении ей телесных повреждений, которые имели последствия для здоровья. Я сказал, что это ложь, и попросил просмотреть запись камер видеонаблюдения. Через полтора часа выяснилось, что этой видеозаписи нет.

        ВЗГЛЯД: Вам объяснили, что с ними случилось?

        А.М.: Мой уровень знания английского не позволил мне понять причины. Полицейские заявили, что мне придется проехать в отделение.

        Там я провел около 1618 часов (с вечера 31 июля до середины дня 1 августа). На допросе я узнал, что первоначальное обвинение после медицинского освидетельствования женщины было изменено на более мягкое – неумышленное нанесение телесных повреждений. Врачи констатировали, что нет никаких следов «телесных повреждений», как и угроз состоянию здоровья. Насколько я помню перевод с английского, в ее показаниях так и было записано: состоялся случайный контакт (я якобы задел ее своей левой рукой, протягивая диктофон в сторону Светланы Царукаевой).

        ВЗГЛЯД: Чем все в итоге кончилось?

        А.М.: По результатам следственных действий с меня сняли все обвинения, объявили, что дело закрыто, и отпустили. Мне даже не стали выносить «предупреждение» (как объяснила мне предоставленный адвокат, с учетом всех обстоятельств дела это могло оказаться для меня максимальным наказанием).

        Я, по совету адвоката, принес женщине извинения за возможный неумышленный контакт. А вечером 1 августа, вскоре после выхода из полицейского участка, вылетел в Москву – в соответствии со своими профессиональными планами я должен был вернуться в Россию. Новый визит в Лондон планирую начать 6 августа, чтобы осветить события последней недели Олимпийских игр.

        ВЗГЛЯД: Как сейчас обстоят дела с вашей аккредитацией? Мария Киселева (пресс-атташе олимпийской сборной России прим. ВЗГЛЯД) заявила, что вы лишены ее. Вы видели эти документы?

        А.М.: Я запросил у Марии Киселевой по электронной почте документы МОК о лишении меня аккредитации, и документы, на основании которых МОК принял такое решение. В тех документах, которые я получал, насколько позволило мне понять мое знание английского, говорится, что комитет рекомендует лишить меня аккредитации.

        Сегодня у меня была переписка с пресс-атташе нашей сборной Сергеем Аверьяновым, и он сказал, что в настоящее время выясняет статус моей аккредитации. Если я ее лишен, то приехать 6-го числа, как планировал, конечно, не смогу. Ожидаю ответа.

        Также сообщается о том, что были опрошены четыре человека – волонтер, с которой возник конфликт, руководитель смешанной зоны и еще неизвестные мне люди. Но в документах ни слова не говорится о моих показаниях, которые я давал в полиции, ни о показаниях вице-президента Международной федерации спортивной прессы Николая Долгополова, других российских журналистов.

        Сегодня обратился к своему адвокату с просьбой рассмотреть возможность обращения в суд по целому ряду пунктов, связанному с описанным инцидентом.

        ВЗГЛЯД: Что вы намерены дальше предпринимать?

        А.М.: Мы обратимся с адвокатом в МОК с требованием пояснить ситуацию. И уже в зависимости от их реакции, от позиции, которую займет российский Олимпийский комитет,  будем рассматривать наши дальнейшие шаги.

        ВЗГЛЯД: С вами случались раньше подобные истории?

        А.М.: У меня большой опыт работы на крупнейших мировых соревнованиях, в том числе на семи Олимпийских играх, и я прекрасно знаком с регламентом работы прессы. Более того, за первые пять дней Олимпийских игр в Лондоне я посетил более 20 матчей и сессий в разных видах спорта (плавание, прыжки в воду, дзюдо, баскетбол, гандбол и другие) – и нигде не происходило никаких недоразумений.

        В смешанных зонах олимпийских турниров не было никаких приоритетов для работы волонтеров для системы олимпийских новостей. Все они присоединяются к журналистам из стран, которые представляют интересующие их спортсмены, и записывают ответы. С некоторыми волонтерами лично у меня установились добрые неформальные отношения.

        ВЗГЛЯД: В целом, с какими негативными ситуациями приходится сталкиваться работникам СМИ на Олимпийских играх в Лондоне?

        А.М.: Это касается каких-то человеческих отношений. Большую часть времени я провел на соревнованиях по плаванию, и там с волонтерами установились теплые, дружеские отношения. Вот, например, стоят русские журналисты в смешанной зоне, все понимают, что не удастся записать эксклюзивное интервью, поэтому вопросы задают по очереди. В этот момент может подойти волонтер, которому необходимо написать короткий комментарий спортсмена, а ведь они не знают ни виды спорта, ни каких-то нюансов. В таких случаях они подходят к журналистам и спрашивают: а можно мы постоим рядом с вами и запишем комментарий? Конечно, можно! Но у этой девушки были какие-то особые амбиции вроде того, что волонтер должен записывать эксклюзивное интервью.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............