23 октября, понедельник  |  Последнее обновление — 11:10  |  vz.ru
Разделы

Дмитрий Дробницкий: Не услышим ли мы теперь о причастности Москвы к убийству Кеннеди?

Теорий заговора вокруг дела Кеннеди существует масса. Их авторы возлагают вину за смерть 35-го президента и на ЦРУ, и на Линдона Джонсона, и на кубинских агентов, и на мафию, и на правых националистов, и на КГБ. Но был ли сам заговор? Подробности...

Антон Крылов: Отменить и запретить: либеральный манифест – 2017

Собчак, в отличие от Трампа, не собирается выигрывать выборы, поэтому ее программа крайне далека от популизма – это чистый либеральный манифест. Так чего же хотят для себя и для других российские либералы по состоянию на конец 2017 года? Подробности...
Обсуждение: 61 комментарий

Руслан Осташко: Путин предлагает Западу красную таблетку

Выступление нашего президента – это в некоторой степени психотерапия, но еще это важный инструмент внешнеполитического воздействия. А тут инфополе буквально взрывает опорный тезис Путина. Подробности...
Обсуждение: 44 комментария

    В Сочи прошла церемония закрытия Всемирного фестиваля молодежи и студентов

    Всемирный фестиваль молодежи и студентов (ВФМС) в Сочи побил абсолютный рекорд по количеству участников: на него приехали почти 25 тыс. молодых людей из 188 стран. В субботу в ледовом дворце «Большой» в Сочи прошла церемония закрытия фестиваля, в которой принял участие президент России Владимир Путин
    Подробности...

    Впервые за долгие годы в России спущено на воду судно на подводных крыльях

    Россия возобновляет производство судов на подводных крыльях (СПК), и свидетельством тому стал прошедший в Рыбинске спуск на воду СПК нового поколения «Комета 120М». Планируется, что корабль будет использоваться в Крыму
    Подробности...
    Обсуждение: 13 комментариев

    «Остров мечты» станет крупнейшим в стране парком развлечений

    Появились новые изображения проекта детского парка развлечений «Остров мечты», который уже в 2018 году должен быть открыт в Нагатинской пойме в Москве. Основными мультипликационными героями, которые станут развлекать посетителей, будут персонажи советских, а не западных мультфильмов
    Подробности...
    Обсуждение: 21 комментарий

        НОВОСТЬ ЧАСА:Детский омбудсмен помогла вернуть ребенка россиянам в Эстонии

        Главная тема


        «Реализация генных эффектов зависит от воспитания человека»

        «война почти закончилась»


        Тиллерсон потребовал от Ирана вывести войска из Ирака

        1/4 финала Всемирной суперсерии


        Россиянин нокаутировал польского боксера ударом по печени

        Рабинович говорит Финкельштейну


        Познер объяснил заявления о поддержке Собчак еврейским анекдотом

        письмо в фсб


        Заключенные с Украины попросили 1 млн долларов за отмену «терактов» в России

        археологические раскопки


        Уникальное массовое захоронение русских воинов обнаружено в Крыму

        ракетные двигатели


        «Энергомаш» отозвался о попытках США создать замену РД-180

        фото класса


        В США разгорелся скандал из-за чернокожей девочки на поводке

        нато у границ


        Восстановить военный потенциал Калининграда будет крайне сложно

        «Президент Собчак и русский характер»


        Лев Пирогов: Девяностые Ксении Анатольевны еще не закончились

        «Психотерапевт глобальной элиты»


        Ирина Алкснис: Беседы Путина стали одним из стабилизирующих стержней распадающейся мировой системы

        «Отменить и запретить»


        Антон Крылов: Чего же хотят для себя и для других российские либералы по состоянию на конец 2017 года?

        на ваш взгляд


        Если бы в выборах президента участвовали только Ксения Собчак и Алексей Навальный, за кого бы вы проголосовали?

        Левитация по-питерски

        На следующей неделе выйдет роман Дмитрия Быкова о ленинградских мистиках 1920 годов

        13 ноября 2010, 18:01

        Текст: Кирилл Решетников

        Версия для печати

        Дмитрий Быков склонен не только к сочинению прозы монументальных объемов, но и к объединению своих романов в многозначительные концептуальные серии. Конструкция, состоявшая из криптоисторических «Оправдания» и «Орфографии», достроена за счет третьего «О» – романа «Остромов, или Ученик чародея».

        Борис Акунин как-то сказал в одном из интервью, что может варить из исторических сухофактов любой компот.

        Ингредиенты, использованные Дмитрием Быковым в книгах вышеозначенной трилогии, и особенно в «Остромове», не назовешь «сухофактами». В качестве материала здесь выступает не просто история, но история культуры, история создания текстов, история общественной, равно как и самой что ни на есть антиобщественной мысли. Налицо особый жанр, для определения которого не подходит штамп «исторический роман». Дух времени, его стиль, его интеллектуальные тренды и оставшиеся от него окололитературные предания, а также биографии творческих людей служат здесь фактурой в большей степени, чем те или иные «центральные» события, о которых можно прочесть в исторических монографиях. А уж компот, приготовляемый из этих отнюдь не сухих фактов, действительно может быть любым: авторский вымысел решительно преобладает над реальностью.

        И, тем не менее, Быков в конечном счете работает не с прошлым литературы или философии, но с прошлым вообще, и не с вымышленным, а с реальным: речь, собственно, о конкретных периодах советской эпохи. Именно реальному историческому прошлому, а вместе с ним и настоящему ставит он свои велеречивые экзальтированные диагнозы. Которые, в свою очередь, вполне однозначно работают на создание авторского мифа, причем работают с такой же эффективностью, что и вымысел.

        Если действие «Оправдания» происходит в конце 1940-х и в середине 1990-х, а действие «Орфографии» в 1918-м, то «Остромов» переносит нас во вторую половину 1920-х.

        Документальной основой на этот раз послужила деятельность малоизвестного человека по имени Борис Кириченко, фигурировавшего также под фамилиями Кириченко-Уотсон и Астромов. Этот странный авантюрист, в биографии которого, насколько можно понять, осталось немало белых пятен, попытался осуществить совершенно безумный на первый взгляд проект. Внедрившись в среду ленинградской интеллигенции, еще не утратившей околосимволистской мистической закваски, он основал собственную масонскую ложу. Точнее, сформировал небольшой эзотерический кружок, где выступал учителем жизни, причастным к оккультным тайнам и способным ввести учеников во врата тонкого мира. Не без участия Астромова появились отдельные ложи в Москве и Тифлисе.

        В «Остромове» много аллюзивно насыщенных диалогов и не всем ясной интеллектуальной сатиры (обложка книги) (Фото: club366.ru)
        В «Остромове» много аллюзивно насыщенных диалогов и не всем ясной интеллектуальной сатиры (обложка книги) (Фото: club366.ru)

        Подопечные делились с гуру кто чем мог, в частности деньгами и даже столовыми приборами, а он учил их медитации и левитации. Вернее, каким-то хитрым образом убеждал их в том, что они всему этому учатся. Но самое главное, что этот Остап Бендер от оккультизма вовсе не собирался быть подпольщиком и маргиналом. Напротив, он активно налаживал связь с советскими властями, и, уже будучи арестованным, писал Сталину, предлагая ему проект взаимовыгодного сотрудничества с масонами. Участники астромовской авантюры с с самого начала находились под «колпаком» у органов; понятно, что ничем хорошим, в том числе и для самого гуру, это не кончилось.Астромов-Кириченко превратился у Быкова в Остромова-Кирпичникова, но ведет он себя в целом весьма похоже. Вокруг него, а также в отдалении, на различных ветвях сюжетного древа – масса других лиц, имеющих реальные прообразы, порой куда более известные. Михаил Алексеевич, то есть поэт Михаил Кузмин, со своей обманчиво простоватой, просветленно-смиренной речью, знакомой просвещенному читателю по дневникам и воспоминаниям. Живущий в Судаке пафосно-инфантильный Валериан Кириенко, «стройный, как три кипариса», то есть житель Коктебеля Максимилиан Волошин. Балерина Лидочка Поленова, попавшая под пароход во время катания на лодке, то есть балерина Лидия Иванова, чья трагическая гибель была именно такова. Бубуины, то есть обэриуты, и так далее.

        Есть прототип и у главного героя Дани Галицкого, единственного из учеников Остромова, кто сподобился созерцания эгрегоров и приобщения к тайне левитации. Даниил Жуковский, сын поэтессы волошинского круга Аделаиды Герцык, расстрелянный в 1938-м, был филологом-стиховедом и вообще интересовался очень нетривиальными вещами; правда, жил он в Москве, с ленинградским гуру вроде бы никак не пересекался и оккультистом, насколько известно, не был. Впрочем, есть в Дане Галицком и кое-что от мистика Даниила Андреева, автора «Розы мира», в то время как мысль о связи с Даниилом Хармсом уводит, пожалуй, по ложному следу.

        Одного этого узла из трех Даниилов достаточно, чтобы почувствовать, насколько непрост быковский компот. В «Остромове», как всегда у Быкова, много аллюзивно насыщенных диалогов и не всем ясной интеллектуальной сатиры; для читателя, не знакомого с кодами Серебряного века и не способного считывать изощренные биографические и именные отсылки, останется недоступным довольно большой смысловой пласт. Но искушенность во всех этих премудростях для полноценного восприятия «Остромова» на самом деле необязательна, как не обязательно и знакомство с «Оправданием» и «Орфографией», которые связаны с «Остромовым» некоторыми общими персонажами.

        Это роман, начинающийся серией карикатурных зарисовок и заканчивающийся своеобразным катарсисом – о лжеучительстве, неожиданно обернувшемся учительством реальным, о парадоксах веры и о том, что для достижения сверхчеловеческих высот нужно оставаться человеком.

        Как и другие романы Быкова, «Остромов» транслирует специфическую историософию, отмеченную несколько кликушеским пафосом, и вбивает в читательскую подкорку отнюдь не бесспорные идеи автора относительно судеб России. Но способствующий этим операциям словесный инструментарий безукоризнен, и местами в тексте даже появляется какая-то новая, не встречавшаяся раньше у Быкова языковая алхимия, что как минимум интересно.

        Как всегда, с помощью обращения к прошлому Быков пытается отвечать на современные вопросы, но на этот раз общение героев не производит впечатления перебранки автора с самим собой, и образы не грешат картонностью. Это большой шаг вперед по сравнению со «Списанными» и даже с зажигательным «ЖД». Правда, к истинному пониманию описываемой эпохи «Остромов» приближает меньше всего, но это уже мелочи.


        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2017 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost Apple iTunes Google Play
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............