11 декабря, вторник  |  Последнее обновление — 03:04  |  vz.ru
Разделы

Что общего у христианства и феминизма

Максим Ваганов, публицист
То, что понимают под словом «традиционализм», вовсе не есть традиция. «Традиционные» роли в семье, когда муж работает и в одиночку обеспечивает жену и детей, есть феномен относительно нового времени. Появился он тогда же, когда появился и средний класс. Подробности...
Обсуждение: 13 комментариев

Кровавое месиво с дикой душевной болью – это и есть русский рэп

Эдуард Биров, журналист
Это мычание берёт за душу молодых ребят, цепляет их, уводит за собой в «фиолетовый туман». Причиной тому – полная деградация массовой культуры. Мычание рэперов свежее и понятнее, чем коммерческая пошлятина российской эстрады. Подробности...
Обсуждение: 40 комментариев

США и Китай развязывают «мировую цифровую войну»

Дмитрий Дробницкий, политолог, американист
Арест топ-менеджера Huawei Менг Ваньчжоу в Канаде – грязный прием. Как, впрочем, и кража интеллектуальной собственности, а также нарушение санкций, за которые единогласно проголосовал Совбез ООН. Китай тоже знает толк в грязных приемах. Подробности...
Обсуждение: 10 комментариев

    Названа самая красивая девушка мира

    На конкурсе «Мисс мира» определили самую красивую девушку 2018 года. Победительницей состязания стала 26-летняя жительница Мексики Ванесса Понсе, которая работает директором реабилитационного центра. Россиянка смогла войти лишь в 30-ку лучших
    Подробности...
    Обсуждение: 38 комментариев

    «Яндекс» представил новый телефон

    Компания «Яндекс» презентовала собственный смартфон с 5,65-дюймовым экраном с разрешением 2160 × 1080 точек. В гаджет встроен восьмиядерный процессор Qualcomm, 630,4 Гбайт оперативной и 64 Гбайт встроенной памяти. Продажи телефона начнутся 6 декабря
    Подробности...

    В Лос-Анджелесе открылся ежегодный автосалон

    Один из самых престижных в мире автосалонов открылся в Лос-Анджелесе. Ставка в этом году, похоже, сделана на новые электрокары. Так, на автосалоне представлен первый электрокар компании Infinity. Компания утверждает, что модель станет самой совершенной в истории марки
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Бутина согласилась признать себя виновной

        Егор Холмогоров

         
        Обозреватель телеканала «Царьград». Профессиональный русский националист и историк-любитель (мог бы стать историком-профессионалом, но услышав на истфаке МГУ «нам еще отличники не нужны» повернулся к нему задом). Родился в Москве в 1975 году, но, на четвертом десятке, уехал жить в наукоград за 101 километр. Один из ветеранов рунета (с 1998 г.) и русской блогосферы (завел ЖЖ в марте 2001). Стоял у истоков самых разных памятных читателям изданий – от боевых листков до интеллектуальных журналов, «Спецназ России», «Отечественные Записки», «Консерватор». В 2008 году создал и возглавил сайт «Русский Обозреватель». В 2005 году открывал с Казанской иконой Божией Матери первый «Русский Марш». Пожалуй, самый востребованный в электронных СМИ русский националист – долгие годы был политобозревателем «Маяка», а в 2012-2013 вел на канале НТВ программу «Реакция Вассермана» вместе с эрудитом Анатолием Вассерманом. Православный ортодокс, верящий в то, что небо и земля сотворены в 6 дней, а в конце времен свернутся как свиток. Известен экстравагантным стилем – от русских косовороток до австрийских кителей и пристрастием к тростям. Превратил свою страсть книголюба в уникальный твиттер-проект «100 книг» (http://100knig.com). Женат на многодетной матери, но сам еще до планки многодетности не дотянул – дочь Александра (2005) и сын Владимир (2011).

        Мнения

        Максим Ваганов
        То, что понимают под словом «традиционализм», вовсе не есть традиция. «Традиционные» роли в семье, когда муж работает и в одиночку обеспечивает жену и детей, есть феномен относительно нового времени. Появился он тогда же, когда появился и средний класс.
        Обсуждение: 14 комментариев

        Эдуард Биров
        Это мычание берёт за душу молодых ребят, цепляет их, уводит за собой в «фиолетовый туман». Причиной тому – полная деградация массовой культуры. Мычание рэперов свежее и понятнее, чем коммерческая пошлятина российской эстрады.
        Обсуждение: 40 комментариев

        Дмитрий Дробницкий
        Арест топ-менеджера Huawei Менг Ваньчжоу в Канаде – грязный прием. Как, впрочем, и кража интеллектуальной собственности, а также нарушение санкций, за которые единогласно проголосовал Совбез ООН. Китай тоже знает толк в грязных приемах.
        Обсуждение: 10 комментариев

        Дмитрий Ольшанский
        Каждый народ в двадцатом веке нашел свой дом. У кого-то хороший, у кого-то плохой, но у каждого – свой. И только русский народ так и сидит на ступеньках казенной коробки с открытыми настежь дверями.

        Геворг Мирзаян
        Да, нынешний хозяин Белого дома является прагматиком и не отягощен фобиями в отношении Москвы. Однако в то же время Трамп принципиально не готов принять новый многополярный мир, который строят Россия и Китай.
        Обсуждение: 19 комментариев

        Виталий Лейбин
        Зло – не сама правда о событиях, и даже не ее моральная оценка. Злом является тезис, что все, кто с тобой не согласен, уже по другую сторону моральной границы. Не люди, орки, и к ним законы человеческие неприменимы.
        Обсуждение: 32 комментария

        Игорь Молотов
        Для одних он международный террорист, преступник, агент КГБ, образ которого был создан СМИ и Голливудом; для других – борец за свободу, создатель вооруженного подполья в Европе и последний солдат холодной войны.
        Обсуждение: 14 комментариев

        Игорь Мальцев
        Куда делась та самая знаменитая «свобода обмена информацией» которой, как тараном, раскачивали советскую идеологию? А не стало СССР – так можно сворачивать тезис, он был сугубо пропагандистским и его время ушло.
        Обсуждение: 16 комментариев

        Тимофей Бордачёв
        Пекин говорит: у нас есть деньги, которыми вы можете воспользоваться для своего развития – строительства железных дорог, портов. Впервые появилась альтернатива Всемирному банку или МВФ. Это прямой вызов монополии США и Запада.

        Глеб Кузнецов
        Почему и как российская правоохранительная система решила, что к посадкам «детей» нужно обязательно добавить посадку наших же «родителей». Какой толк в этом символическом действии. Логика выстраивается очень странная
        Обсуждение: 26 комментариев

        Егор Холмогоров: Это было время, когда люди согревали друг друга

        22 сентября 2015, 09:30
        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Лучшие фотографии 90-х сохраняет, конечно, не пленка, а память. Она, как и на фото, отрезает края, наводит фокус, нужная выдержка – и вот в твоем уме почти законченный снимок, а этого времени больше нет.

        Говорят, что флешмоб про 90-е запустил фонд Ельцина. По этому поводу могу лишь повторить то, что говорил много раз ранее: «Ельцин – это ад». И фото из прошлого это в целом подтверждают. Я вижу множество молодых, но некрасиво одетых и отвратительно сфотографированных людей, в глазах которых читается потерянность в истории.

        «На рубеже 1998-1999 родились «нулевые», закончившиеся лишь в феврале 2014-го»

        Разделение, касающееся оценки 90-х, проходит по простому критерию – для одних это было время возможностей. Для других – время невозможностей. Я, несомненно, отношусь к числу вторых. Когда кто-то говорит, что «при дедушке был порядок», это означает лишь одно: что такие, как они, получали прибыль, в том числе и на том, что таким, как я, не давали возможности печататься и выступать.

        90-е не были фотовременем. Цифровые фотоаппараты появились лишь в конце 90-х, и использовать их правильно научились не все и не сразу. А до того момента люди фотографировались где попало, как попало и на что попало.

        Лучшие фотографии 90-х сохраняет, конечно, не пленка, а память. Она, как и на фото, отрезает края, наводит фокус, нужная выдержка – и вот в твоем уме почти законченный снимок.

        1990 год

        Представьте: я в нашей калужской деревне сижу на дереве с радиоприемником и книжкой набоковских «Других берегов». Карманы набиты вкуснейшим «белым наливом».

        Защищаясь от социального холода, люди охотно согревали друг друга и держали двери нараспашку (фото: из личного архива)
        Защищаясь от социального холода, люди охотно согревали друг друга и держали двери нараспашку (фото: из личного архива)

        Я читаю о том, как Набокова дразнили и даже били за то, что его отец – кадет и вместе с Милюковым Россию продал, а радио «Свобода» вперемежку рассказывает о гибели Виктора Цоя и дает радиоспектакль «Невозвращенец» по повести Александра Кабакова о том, как перестройка закончится диктатурой, развалом и убийствами.

        Картина «Невозвращенца», кстати, очень напоминает сегодняшнюю постмайданную Украину. Не рой другому яму.

        В «Литературной газете» на четырех листах опубликован трактат Солженицына «Как нам обустроить Россию». Листы надо каждый сложить вчетверо, и получается 16-страничная брошюра, где говорятся удивительные вещи, что 11 республик непременно отделятся, Казахстан придется поделить на русский и казахский, а России, Украине и Белоруссии нужно составить союз. И все это кажется таким странным – с чего бы всем отделяться? Ну, прибалты – понятно, а остальным с чего бы?

        1991 год

        Скучно умирает лебедь. Мама приносит с работы выданный для успокоения населения продзаказ: палку копченой колбасы, индийский чай и связку бананов, и это жалкое зрелище лишь усугубляет ощущение безысходности. Мы невесело шутим, что в программе ГКЧП есть один полезный пункт: обещают всем выдать приусадебные участки и нам такой не помешает.

        Но не проходит и трех суток, как я стою на набережной у здания СЭВ, нынешней мэрии, напротив Белого дома. На пыльном стекле выведена пальцем чья-то шутка: «Забьем снаряд мы в тушку Пуго». Министр внутренних дел СССР Пуго к тому моменту уже застрелился (или его застрелили), и от этой разухабистой надписи я чувствую некоторую неловкость.

        1992 год

        – Господа, куда мне вложить свой ваучер?

        – Поручик Ржевский, молчать!

        Я вложил свой ваучер удачней большинства соотечественников. Мы продали его за восемь тысяч рублей, и в достопамятном букинисте в Столешниковом я приобрел на эти деньги «Осень средневековья» Йохана Хейзинги. С тех пор это вложение дало мне около 10 000% прибыли.

        Первую половину года бабушка торговала у метро какими-то консервами, пользуясь «свободой торговли», и на это мы жили. Потом мама бросила медицину и нашла работу кухарки в банке. Тут мы начали жить слегка кучеряво.

        На ваш взгляд

         
        Вновь поднят вопрос о вине Михаила Горбачева за развал СССР. Кто несет за это событие наибольшую ответственность?





        Обсуждение: 408 комментариев
        Все, что выделялось мне, я относил в те же Столешники: «Материальная цивилизация» Броделя, 12-томник Тарле, шеститомная «Социалистическая история французской революции» Жореса и, зачем-то, подшивка газеты «Правда» за 1940 год.

        1993 год

        Фотография первая. С другом Сашей и любовью Машей мы отмечаем мое 18-летие запеченным в духовке крохотным кусочком мяса. Мамин банк кончился, и начался голод. Я глушу его, гуляя с девушкой за руку по старой Москве, разыгрывая театрализованные диалоги на много часов. Однажды мы отправляемся за город, просто посидеть у речки. Пропускаем нужную электричку и идем до следующей станции пешком по шпалам.

        Жутко хочется есть, но моих денег хватает только на консервы: «печень минтая». Мы едим это, а потом пытаемся целоваться. Скоро Маше такая любовь с ботаником надоедает, и она пытается сплавить меня подружке. Та честно приходит на пару свиданий, а потом признается: она лесбиянка и я ее не очень интересую. Чтобы как-то загладить неловкость, я приглашаю ее сходить на лекцию Кураева в МГУ.

        Фотография вторая. Мы гуляем по парку Царицыно с девушкой Юлей из православного университета. Она рассказывает, как ездила на электричках паломничать в Дивеево и красивым голосом поет какие-то духовные песнопения.

        Приехав домой, я обнаруживаю, что не работают телеканалы, по радио Гайдар истошно призывает выйти на площадь и защитить демократию. Я всю первую половину года зачем-то бегал на митинги, которые «демократы» (то есть демшиза вроде Льва Пономарева и расстриги Глеба Якунина) собирали против минимально адекватных государственников в окружении Ельцина.

        Эти митинги, кстати, собирали раз в десять больше народа, чем Навальный на Болотной. Поэтому я, разумеется, бросаюсь спасать демократию. Демократией оказался музыкальный обозреватель Артур Гаспарян (позднее его поймают в постели с Киркоровым), что-то вещавший с балкона Моссовета. Мы ждали, что сейчас придут красно-коричневые и нас всех убьют, но потом объявили, что пришли «наши танки».

        Утром я просыпаюсь от звонка Юли: она хочет смотреть на то, что происходит у Белого дома, и пойдет со мной или без меня. Разумеется, я иду с ней, мы забираемся на крышу соседнего дома вместе с полусотней таких же идиотов. Вокруг лупят снайперы. Под огнем стоят выведенные из Белого дома депутаты, кухарки и даже дети. Какие-то выстрелы поверх их голов. В автобусы начинают грузить «баркашевцев» с руками за голову.

        Я смотрю на это, и с каждым звуком выстрела в меня вливается чувство глубокой неправильности всего происходящего. Оно усугубляется через некоторое время, когда знакомая очень гуманитарная и интеллигентная дама рассказывает, как она с друзьями развлекалась, подсчитывая секунды между мгновенной передачей звука выстрела танка на CNN и эхом, долетавшим до ее дома на Садовом кольце.

        1994 год

        Почти ничего не происходило, кроме того, что я начал печатать публицистику в газете «Сегодня». Я принес статью против неправославности Проханова – ее охотно напечатали. Потом я принес вторую, о том, что для защиты детей от сект хорошо бы преподавать в школе основы православия. Ее не взяли, сославшись на то, что «принцип светской школы не подлежит оспариванию». Так я познал границы либеральной свободы слова.

        1995 год

        Пока невеста примеряет новую фату к маминому свадебному платью, я в соседней комнате обсуждаю со своим свидетелем трактат англиканского епископа о том, что Бога нет. В кармане у меня два обручальных кольца из позолоченного серебра. На мне болоньевое пальто, которое моя бабушка берегла последние лет семь, и теперь оно, конечно же, чудовищно мало.

        Мы садимся в желтое такси «Волгу» и едем в ЗАГС. Теперь мы муж и жена и можем жить самостоятельной взрослой жизнью в тещиной квартире. Днем я слушаю радио «Максимум», периодически нажимая на кнопку записи песен, и штудирую «Города-государства Древней Руси» Фроянова. По ночам – тайком включаю тещин компьютер и играю в «Цивилизацию».

        Но вот жена получает первый гонорар за перевод любовного романа. Невероятные деньжищи: пять миллионов рублей (примерно как 50 тысяч сейчас). Мы идем на Новый Арбат и покупаем один гамбургер на двоих в какой-то палатке (никаких макдональдсов мы тогда и не видали). С тех пор с каждого заработка мы ходили к этой палатке и покупали один на двоих гамбургер.

        Потом мы идем в рок-магазин и покупаем жене майку с портретом Кобейна и оптимистическим девизом: «I hate myself and want to die», а мне книгу Ильи Смирнова «Время колокольчиков. История русского рока». Мы ужасно взрослые и самостоятельные.

        1996 год

        Мы идем по ночной улице к ближайшему ларьку, чтобы на последние пять рублей купить другу пластиковый стаканчик с водкой. Он поругался с девушкой, ему плохо. Но доза водки слишком мала, и вместо того, чтобы заснуть, он полночи рассказывает нам о том, что гады-американцы вытворяют в Боснии. Удвоить дозу возможности нет, так как больше нет денег.

        В конечном счете меня подобное положение достает и к преподаванию на полставки в школе я прибавляю работу в православной книжной лавке в гумкорпусе МГУ. 10% дневной выручки, и вскоре можно даже купить себе у соседей-букинистов толстый словарь древнегреческого.

        Интересно, что даже эта нищенская «состоятельность» провоцирует панический страх перед приходом коммунистов, а поскольку с Ельциным уже всей стране все ясно, я оказываюсь в категории лопухов, которые ведутся на разводку с Лебедем.

        Ко второй половине года у меня самого лавка превращается в маленький букинист, где есть даже второй том Шпенглера 1923 года издания на немецком. Нервы приходского начальства не выдерживают, и меня увольняют со скандалом и формулировкой: «Торговал неправославной литературой».

        Все это вгоняет в депрессию, и я на наконец-то приобретенном компьютере двигаю танчики и магические армии, в то время как жена ходит по району с тяжелой сумкой и продает вахтершам чай «Каркаде».

        1997 год

        Теща сказала: «Хватит!», и вот я по графику сутки через двое сижу за столом вахтера на проходной Института физкультуры на Курской. Мимо ходят бесконечные череды спортсменов, которые идут сдавать допинг-пробы, а я читаю столь подкузьмившего мне в предыдущем эпизоде Шпенглера вперемежку с «Царствованием Николая II» Ольденбурга, «Чапаевым и пустотой» Пелевина и кем-то забытым на вахте журналом для продвинутой молодежи «Ом».

        В журнале рассказывается про клубы, где девчонки одеваются в стиле «грудь наружу» и танцуют под экстази, про загадочный сериал «X-files», группу «Мумий Тролль» и прочие явления инопланетной жизни… Когда все расходятся, а за большими стеклянными окнами навевает сугробы вьюга, я прохаживаюсь по пустому коридору с плеером, слушая молодого Гребенщикова.

        Впрочем, у нас свои клубы. Вот я в одной очень маленькой школе консультирую девочку для семестровой работы по культурологии – мы вместе сочиняем юнгиански-мифологическую интерпретацию «Мертвеца» Джармуша.

        Вот на философском клубе, только что познакомившись с Константином Крыловым, мы соревнуемся в произнесении речей на свободную тему. Потому клуб, лишившийся помещения в МГУ, собирается у меня на квартире.

        Вообще, если и было что-то симпатичное в 90-х, так это удивительное гостеприимство. Защищаясь от социального холода, люди охотно согревали друг друга и держали двери нараспашку. У меня, человека очень закрытого, дома все время кто-то ночевал, за моим компьютером то играли, то печатали, я за чьим-то компьютером то печатал, то играл.

        Готовили «на всех, кто потенциально может прийти». Я изобрел рецепт «ростбифа» – покупал кусок мяса, шпиговал чесноком, резал лук, соленые огурцы и яблоки, заливал мясо огуречным рассолом и ставил в чугунной сковородке в духовку. Блюдо пользовалось у гостей невероятным спросом.

        Вахта моя закончилась досрочно и постыдно. Однажды пришли восточные мужчины в длинных халатах, с бородами и в тюбетейках и спросили, где директор. Я, в полной уверенности советского пионера, что это официальная делегация из Средней Азии, их пропустил.

        Они пришли к директору, достали нож и попросили им помочь хотя бы 500 рублями, после чего вежливо сказали спасибо и ушли. Все отделались легким испугом, но нашу оказавшуюся бесполезной в моем лице вахту заменили на вневедомственную охрану.

        1998-1999 годы

        В деревню Гадюкино провели интернет, и неожиданно началось сжатие разреженного и усталого русского социального пространства – стали создаваться сотни и тысячи новых связей и ситуаций. Можно было до одури спорить с язычниками об истине христианства на форме «Корчма», а потом сходиться на платформе русского национализма. А потом узнать, что твои тексты распечатывают и раздают почитать по студенческим общежитиям.

        Можно было собирать петиции в поддержку сербов и передавать их в посольство Югославии, а потом срывать затеянную Гельманом и Носиком пронатовскую интернет-кампанию. Можно было познакомиться с девушкой по интернет-анкете, страстно целоваться на первом свидании, в конце дня поссориться, а спустя два года снова встретиться и пожениться.

        Можно было открыть редактор html-страниц в браузере «Нетскейп навигатор» и создать свой первый сайт «Русская Доктрина». Можно было сочинить националистическую брошюру, подбить кандидата в депутаты Госдумы, известного либерала, ее подписать и наслаждаться эффектом.

        Мы пережили какую-то революцию, где в точке сингулярности сошлись информационный переворот, национализм и антиамериканизм, примаковско-маслюковская нелиберальная экономическая политика и зарождение феномена Путина.

        На рубеже 1998-1999 родились «нулевые», закончившиеся лишь в феврале 2014-го. Девяностых больше нет. Это было недоброе время скованного русского атланта, и оно уже не вернется.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь


        Другие мнения

        Что общего у христианства и феминизма

        Максим Ваганов, публицист
        То, что понимают под словом «традиционализм», вовсе не есть традиция. «Традиционные» роли в семье, когда муж работает и в одиночку обеспечивает жену и детей, есть феномен относительно нового времени. Появился он тогда же, когда появился и средний класс. Подробности...

        Кровавое месиво с дикой душевной болью – это и есть русский рэп

        Эдуард Биров, журналист
        Это мычание берёт за душу молодых ребят, цепляет их, уводит за собой в «фиолетовый туман». Причиной тому – полная деградация массовой культуры. Мычание рэперов свежее и понятнее, чем коммерческая пошлятина российской эстрады. Подробности...
        Обсуждение: 27 комментариев

        США и Китай развязывают «мировую цифровую войну»

        Дмитрий Дробницкий, политолог, американист
        Арест топ-менеджера Huawei Менг Ваньчжоу в Канаде – грязный прием. Как, впрочем, и кража интеллектуальной собственности, а также нарушение санкций, за которые единогласно проголосовал Совбез ООН. Китай тоже знает толк в грязных приемах. Подробности...
        Обсуждение: 8 комментариев

        Народ с открытыми настежь дверями

        Дмитрий Ольшанский, публицист
        Каждый народ в двадцатом веке нашел свой дом. У кого-то хороший, у кого-то плохой, но у каждого – свой. И только русский народ так и сидит на ступеньках казенной коробки с открытыми настежь дверями. Подробности...

        Почему с Трампом бесполезно разговаривать

        Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ
        Да, нынешний хозяин Белого дома является прагматиком и не отягощен фобиями в отношении Москвы. Однако в то же время Трамп принципиально не готов принять новый многополярный мир, который строят Россия и Китай. Подробности...
        Обсуждение: 19 комментариев

        Иногда и у меня срывает крышу

        Виталий Лейбин, главный редактор журнала "Русский репортер"
        Зло – не сама правда о событиях, и даже не ее моральная оценка. Злом является тезис, что все, кто с тобой не согласен, уже по другую сторону моральной границы. Не люди, орки, и к ним законы человеческие неприменимы. Подробности...
        Обсуждение: 33 комментария

        Карлос Шакал – человек, которого до сих пор боится западный мир

        Игорь Молотов, писатель, публицист
        Для одних он международный террорист, преступник, агент КГБ, образ которого был создан СМИ и Голливудом; для других – борец за свободу, создатель вооруженного подполья в Европе и последний солдат холодной войны. Подробности...
        Обсуждение: 9 комментариев

        После охоты на порно идет охота на инакомыслие

        Игорь Мальцев, писатель, журналист, публицист
        Куда делась та самая знаменитая «свобода обмена информацией» которой, как тараном, раскачивали советскую идеологию? А не стало СССР – так можно сворачивать тезис, он был сугубо пропагандистским и его время ушло. Подробности...
        Обсуждение: 16 комментариев

        Американцы наказывают Китай за сотрудничество с Ираном

        Тимофей Бордачёв, Программный директор клуба "Валдай"
        Пекин говорит: у нас есть деньги, которыми вы можете воспользоваться для своего развития – строительства железных дорог, портов. Впервые появилась альтернатива Всемирному банку или МВФ. Это прямой вызов монополии США и Запада. Подробности...

        Кто стоит за «недорепрессиями»

        Глеб Кузнецов, политолог, глава экспертного совета ЭИСИ
        Почему и как российская правоохранительная система решила, что к посадкам «детей» нужно обязательно добавить посадку наших же «родителей». Какой толк в этом символическом действии. Логика выстраивается очень странная Подробности...
        Обсуждение: 26 комментариев
         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............