Взгляд
20 августа, суббота  |  Последнее обновление — 08:27  |  vz.ru
Разделы

Вне Русского мира Украине суждена печальная судьба

Владимир Можегов
Владимир Можегов, публицист
Украина никогда в своей истории не была ни свободной, ни самостоятельной, ни суверенной, ни неделимой, ни независимой страной. В светлые дни своего недолгого детства она была одним из центров большого Русского мира. Все остальное время – диким полем, местом раздоров и склок. Подробности...
Обсуждение: 15 комментариев

Революция несбывшихся надежд 1991 года

Александр Разуваев
Александр Разуваев, независимый фондовый аналитик
После августа 1991 года российское общество было уверено, что завтра проснется в свободной, счастливой и богатой стране. Однако этим надеждам не суждено было сбыться. Подробности...
Обсуждение: 45 комментариев

Запад переносит свои колониальные комплексы на Россию

Игорь Караулов
Игорь Караулов, поэт, публицист
Всякий «деколониальный дискурс» в отношении России – это банальное поощрение сепаратизма. Россия не должна и не будет разделять с западными странами моральный груз их колониалистского прошлого. Этот груз они будут нести сами. Подробности...
Обсуждение: 4 комментария

В Крыму открылся фестиваль «Таврида.АРТ»

В понедельник в бухте Капсель в Крыму стартовал фестиваль «Таврида.АРТ», уже четвертый по счету. Здесь собрались четыре тысячи участников со всей страны. На площадке фестиваля проходят концерты, шоу, встречи в неформальной обстановке с лидерами индустрий, выставки, театрализованные представления. В общей сложности это более 300 событий в 25 локациях
Подробности...

В России представлен макет новой орбитальной станции

Ракетно-космическая корпорация «Энергия» (РКК, входит в Роскосмос) впервые показала макет перспективной Российской орбитальной станции на форуме «Армия-2022». На макете также виден пристыкованный перспективный корабль «Орел», а также корабли «Союз» и «Прогресс»
Подробности...

В районе военного аэродрома в Крыму произошла серия взрывов

Во вторник у поселка Новофедоровка – в 30 километрах от Евпатории – на Крымском полуострове произошло несколько взрывов. По информации Минобороны, на военном аэродроме Саки сдетонировали авиационные боеприпасы. По предварительным данным, есть один погибший, также пострадали несколько человек, которые были доставлены в Сакскую районную больницу. Власти установили пятикилометровую зону оцепления в Новофедоровке
Подробности...
19:59
собственная новость

Российским школьникам покажут маршрут «Золотое кольцо» по Ярославской области

В Ярославскую область в рамках национального проекта «Культура» приедут 1300 школьников, победители олимпиад, учащиеся школ искусств и кадетских корпусов со всей России. Посещение городов Переславля-Залесского, Ярославля, Ростова предусмотрено маршрутом «Золотое кольцо. Александр Невский».
Подробности...
20:27

В Марий Эл открыли новое здание государственной филармонии

В Йошкар-Оле прошло торжественное открытие нового здания Марийской государственной филармонии имени Якова Эшпая, до этого работники филармонии 39 лет располагались в пристрое.
Подробности...
21:12

В Оренбурге легендарная «Катюша» вернулась в парк «Салют, Победа!»

В Оренбурге на музейную вахту после полной реставрации вернулась легендарная БМ-13, которую в годы войны солдаты прозвали «Катюшей». Вместе с другими экспонатами боевая машина была полностью отреставрирована.
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
    НОВОСТЬ ЧАСА: Киссинджер потребовал от России территориальных уступок Украине

    Главная тема


    Новый глобальный кризис стал неизбежным

    остановка газопровода


    Газпром анонсировал полную остановку поставок газа по «Северному потоку»

    «Разделяй и отбирай»


    Заслуженный артист УССР: Польша воплощает югославский сценарий на Украине

    «привыкли вкалывать»


    Эксперт назвал преимущества строителей из КНДР при восстановлении Донбасса

    Видео

    конфликт с Берлином


    Польша напрашивается на шестой раздел страны

    массовые протесты


    Зачем Санду ввела спецназ в пророссийский регион Молдавии

    кризисная ситуация


    Генсек ООН тайно помогает России

    соглашение с США


    Что мешает ВМФ России исправить «ошибку Горбачева»

    НАСТОЯЩАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ


    Как Россия восстанавливалась после краха СССР

    место раздора


    Владимир Можегов: Киевской Руси никогда не существовало

    жажда перемен


    Александр Разуваев: Революция обманутых надежд 1991 года

    моральный груз прошлого


    Игорь Караулов: Запад переносит свои колониальные комплексы на Россию

    на ваш взгляд


    Изменилось ли ваше отношение к ГКЧП с августа 1991 года?

    Виктор Топоров: Лагерная пайка истории

    20 июня 2007, 15:19

    Присуждение и вручение Александру Солженицыну Государственной премии совпало по времени с премьерным показом по РТР телефильма о жизни и творчестве Варлама Шаламова. Что весит больше?

    Двенадцатисерийный телефильм «Завещание Ленина», премьерный показ которого приурочен к столетию Варлама Шаламова, единодушно расхвален критикой – и, в общем-то, справедливо.

    Единственное, что всерьез смущает в телефильме Николая Досталя (причем смущает трояко) и наверняка отвращает от него значительную часть потенциальной аудитории, – само его название.

    Во-первых, фильм по Шаламову (и о Шаламове) просто обязан был называться «Колымские рассказы» – и никак иначе. И дело не только в том, что «Колымские рассказы» – главное его детище.

    В хрущевские и брежневские годы, которым уделено значительное место в фильме, творческая судьба бывшего многолетнего зэка складывалась весьма драматично, но в общем-то запрещенным писателем он не был.

    Протест и отторжение вызывает попытка создателей телефильма выдать одно за другое, а вернее, объявить ленинизм и сталинизм единым целым…

    Выходили поэтические подборки и сборники; печатались в журналах и были (по-моему, дважды) изданы отдельными книгами рассказы. Предметом строжайшего запрета было как раз самоназвание «Колымские рассказы», под которым проза Шаламова расходилась в самиздате и была напечатана за рубежом. Название, за которым угадывалось абсолютное преобладание трагического лагерного опыта над любым другим.

    Да и сегодня мы говорим «Шаламов», а подразумеваем «Колымские рассказы», и никак иначе! И при чем тут, спрашивается, завещание Ленина?

    Во-вторых, с самим этим так называемым завещанием (за распространение которого и получил первый срок Шаламов) история, мягко говоря, запутанная.

    Его скрывали (от партийных и уж подавно от народных масс), за него сажали, сам факт его существования отрицали – с тем чтобы впоследствии не раз и не два использовать его во всевозможных политических играх.

    Вопрос в другом: а принимали ли это «завещание» всерьез – именно и только как последнюю политическую волю вождя? На сей счет имеются самые серьезные сомнения.

    Ведь Ленин тогда был уже смертельно болен. В том числе и психически (что карикатурно представлено в фильме Александра Сокурова «Телец», сценаристом которого был один из авторов сценария «Завещания Ленина» Юрий Арабов). И при всем безмерном уважении отнеслись соратники к его торопливой почеркушке (продиктованной сиюминутной личной обидой на Сталина) с такой же не больно-то затаенной иронией, с какой воспринимали даже самые верные ельциноиды очередную «загогулину» или «рокировочку» своего без устали работающего над документами вождя.

    К тому же, смысл «завещания», в исторической перспективе обернувшегося пророчеством, был на тот момент крайне анекдотичен. Должность генсека партии, с которой и призывал за «грубость» сместить Сталина В.И. Ленин, была сравнительно незначительной – что-то вроде управделами президентской администрации «на нынешние деньги» (как раз с такого поста и можно сместить за грубость) – и для Троцкого, займи он ее, обернулась бы безусловным понижением.

    Вот почему (а не «из тактических соображений») Лев Давыдович и проигнорировал ленинскую записку. И, напротив, как раз из тактических соображений превратил ее позже в «убийственный компромат» на Сталина.

    Истина – горькая или нет – заключается в том, что как раз политического завещания Ленин и не оставил!

    И, в-третьих, спекуляции по линии Ленин – Сталин, которыми мы до тошноты объелись в годы перестройки, представляются именно в контексте судьбы Варлама Шаламова предельно антиисторичными.

    В конце концов, сажали его (оба раза) при Сталине, а после его смерти – освободили и затем реабилитировали. Если верить Солженицыну, он чуть ли не с младенческих пелен стал тайным белогвардейцем-антисоветчиком, но Шаламов-то, по меньшей мере до первого ареста, был убежденным ленинцем! Да ведь иначе бы он и «завещания» распространять не стал.

    Протест и отторжение вызывает здесь попытка создателей (в остальном удачного) телефильма выдать одно за другое, а вернее, объявить ленинизм и сталинизм единым целым.

    Руководствуясь той же лукавой логикой, которой блеснул некогда один из «прорабов перестройки» Юрий Карякин: до сих пор (три года подряд) мы разоблачали Сталина, написал он в «Огоньке», но сейчас уже можно признаться в том, что под его именем мы на самом деле разоблачали Ленина!

    Вы если уж беретесь разоблачать – то, пожалуйста, именно с этого момента предельно конкретно.

    Я менее всего склонен петь осанну Ильичу – его вины тяжелы и бессчетны (как и грехи Сталина), – но все же это другие вины. Принципиально другие.

    Ленин был беспощадным палачом, кремлевским мечтателем, без пяти минут немецким шпионом и главным разрушителем Российской империи; Сталин был беспощадным палачом, абсолютным деспотом, создателем одного могущественного тоталитарного государства и покорителем другого. Разоблачайте их, каждого по своему, но не под сурдинку.

    И не разоблачайте Ленина на примере судьбы Шаламова!

    Солженицын провозглашал лагерь, не говоря уж о «шарашке», своими университетами
    Солженицын провозглашал лагерь, не говоря уж о «шарашке», своими университетами

    «Завещание Ленина» как название фильма о Шаламове (и по нему) просто-напросто не тянет.

    Есть в телефильме еще одна досадная (но довольно понятная, а потому и не раздражающая) неточность, а вернее, недосказанность. Это отношение Шаламова к Солженицыну и отношение «широких масс слушателей забугорного радио» (да и союзписательской публики) к ним обоим.

    Хотя тема «Шаламов и Солженицын» требует отдельного тщательного изучения, в ходе которого отважного исследователя безусловно поджидают сюрпризы.

    В сериале Шаламов звонит Солженицыну поблагодарить за «Ивана Денисовича» – и такой звонок действительно имел место. Но в целом автор «Колымских рассказов» относился к свежеиспеченному лауреату Государственной премии далеко не столь однозначно, считая его лагерную прозу приукрашиванием тамошнего быта. Или, как тогда принято было выражаться, «лакировкой действительности».

    Расходились они и философски. Солженицын провозглашал лагерь, не говоря уж о «шарашке», своими университетами. Шаламов считал, что, выживая в экстремальным условиях, человек неизбежно превращается в животное.

    Любопытно, что куда более оголтелым антисоветчиком (и антиленинцем) был при этом не мизантроп Шаламов, а гуманист Солженицын.

    Но еще любопытнее поздняя общественная опала Шаламова (после покаянного письма в «Литературку»). Каялись, «раскалывались», сдавали друг друга, родных, близких – и неродных и неблизких – тогда многие; каялись в газетах и по ящику, сдавали пароли, и явки, и чемоданы самиздата (да и те же «Колымские рассказы») – и их прощали.

    Прощали даже непосредственно пострадавшие, не говоря уж о мнении «широких кругов». Шаламову же, просидевшему 20 лет в самых нечеловеческих условиях, так и не простили одного-единственного письма-отповеди непрошеному западному издателю.

    Не простили, скорее всего, потому что Шаламову опять-таки целеустремленно и сознательно, а в еще большей мере непроизвольно противопоставляли Солженицына в самом невыигрышном для автора «Колымских рассказов» свете.

    Негласно считалось (в сериале это как раз очень хорошо, хотя и пунктирно показано), что Шаламова целиком и полностью сломил лагерь. Во всяком случае, никому не пришло бы в голову применить к нему жуткие диссидентские вирши:
    Не так уж, значит, плох
    Несчастный наш удел:
    В тюрьме ты и оглох,
    В тюрьме ты и прозрел,
    – посвящение Юлия Даниэля Анатолию Марченко.

    Его даже не жалели. Его, чтобы не жалеть, презирали. О нем не без удовольствия передавали по цепочке – и по целым садам разбегающихся тропок – неприятные и неприглядные вещи. Когда он угас, этого не заметили.

    Сын священника, он был, однако же, убежденным и непримиримым атеистом. Еще одно отличие от нобелеата. Поэтому, если великий Дант ничего не путает, попал Шаламов в посмертную «шарашку» для страдальцев и гениев – в Круг Первый.


     
     
    © 2005 - 2021 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •