22 августа, вторник  |  Последнее обновление — 14:09  |  vz.ru
Разделы

Сергей Худиев: Об отношении к приходящим в себя

В последнее время ряд людей, бывших горячими адептами Майдана, начинают выражать сильные сомнения в его благотворности или даже раскаиваться в своем участии. Нам стоит подумать, как реагировать на это. Подробности...
Обсуждение: 6 комментариев

Общественное мнение: Пожар. Ждем новых?

Пожар в Ростове. Все почему-то делают вид, что это что-то из ряда вон выходящее. Да вы что? А когда центр Астрахани таким же образом выжигали для расчистки участков под застройку, где все были? Подробности...

Дмитрий Дробницкий: Деамериканизация на марше

Чем Соединенные Штаты всегда отличались от других западных стран? Помимо самой мощной армии и флота, самой большой экономики, почти безнадежно погрязшей в долгах, и самой твердой мировой резервной валюты? Подробности...
Обсуждение: 27 комментариев

    Десятки домов загорелись в Ростове-на-Дону

    Десятки частных домов охватил крупный пожар, вспыхнувший в Ростове-на-Дону. Ради тушения пожара пришлось эвакуировать около тысячи человек, привлечь сотни пожарных, самолеты и вертолеты, и даже пожарный катер
    Подробности...

    «Джон Маккейн» получил удар в корпус

    Эсминец «Джон Маккейн» получил значительные повреждения корпуса после столкновения с нефтяным танкером в Малаккском проливе. «Однофамилец» корабля сенатор Маккейн выразил соболезнования, а Китай – свою обеспокоенность
    Подробности...
    Обсуждение: 4 комментария

    Конкурс «Миссис Россия – 2017» выиграла жена Дмитрия Диброва

    28-летняя Полина Диброва, представлявшая Московскую область, победила в конкурсе «Миссис Россия – 2017». В зале в числе почетных гостей сидел ее муж – телеведущий Дмитрий Дибров. «Миссис Россия» проводится с 1998 года и уже не раз сопровождался скандалами. Финал конкурса проходил в концертном зале «Мир» в Москве
    Подробности...
    Обсуждение: 9 комментариев

        НОВОСТЬ ЧАСА:Источник: Серебренников дал показания против работников «Седьмой студии»

        Виктор Топоров

         
        Виктор Топоров (1946) - главный питерский критик-скандалист. Самая известная книга его так и называется - «Записки скандалиста». Переводчик поэзии и прозы. Автор теории «плохого перевода». Топоров – серый кардинал издательства «Амфора», главный локомотив издательства «Лимбус Пресс» и премии «Национальный бестселлер». Действительный член Академии российской современной словесности. Боятся Топорова все – и правые, и левые, «свои» и тем более чужие.

        Мнения

        В последнее время ряд людей, бывших горячими адептами Майдана, начинают выражать сильные сомнения в его благотворности или даже раскаиваться в своем участии. Нам стоит подумать, как реагировать на это.
        Обсуждение: 6 комментариев

        Пожар в Ростове. Все почему-то делают вид, что это что-то из ряда вон выходящее. Да вы что? А когда центр Астрахани таким же образом выжигали для расчистки участков под застройку, где все были?

        Чем Соединенные Штаты всегда отличались от других западных стран? Помимо самой мощной армии и флота, самой большой экономики, почти безнадежно погрязшей в долгах, и самой твердой мировой резервной валюты?
        Обсуждение: 27 комментариев

        1991 год был голодный, 1992 год был нищий, 1993 год был кровавый, 1994 и особенно 1995 год был широко, щедро кровавый, и пока у одних жизнь шла только вверх-вверх-вверх – у других как упала вниз, да так там внизу и ползла, кашляя и бормоча.
        Обсуждение: 72 комментария

        Участие в выборах в наблюдательный совет Роснефти бывшего канцлера ФРГ Герхарда Шредера вызвало переполох в политических кругах Германии. Шредер пытается даже не оправдать, а разъяснить разумность своего присутствия в Роснефти.

        С момента начала войны на Украине время свободной распродажи советских запасов закончилось. И вот теперь появились обвинения в распространении ракетных технологий. Интересно, что подобные обвинения в сторону Украины уже звучали.

        Ровно сто лет назад, в августе 1917 года, в Петрограде провалился корниловский мятеж. Я думаю, что сегодня, через сто лет, нам будет весьма полезно попытаться разобраться, почему к власти тогда удалось прийти именно большевикам.
        Обсуждение: 658 комментариев

        Пока в Барселоне бьются над умирающими и подсчитывают раненых, за 120 километров на улицу выходят получившие эту информацию люди, садятся за руль и направляются в толпу. А в это время информационные каналы прокручивают очередную колыбельную.
        Обсуждение: 80 комментариев

        Шумиха вокруг «Матильды» постепенно сходит на нет, но у меня есть чем вас утешить: на подходе еще один повод для обильного, как сейчас модно говорить, «хайпа», то есть громкого обсуждения публикой.
        Обсуждение: 80 комментариев

        Лужковская Москва смотрелась настолько похабно, что, покидая ее на долгие 15 лет, которые я прожил в Чехии, я не испытывал ни малейшего сожаления. Последние несколько лет я бываю в Москве достаточно часто, и то, что я вижу, меня не просто радует.
        Обсуждение: 186 комментариев

        Виктор Топоров: Лагерная пайка истории

        20 июня 2007, 15:19
        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Присуждение и вручение Александру Солженицыну Государственной премии совпало по времени с премьерным показом по РТР телефильма о жизни и творчестве Варлама Шаламова. Что весит больше?

        Двенадцатисерийный телефильм «Завещание Ленина», премьерный показ которого приурочен к столетию Варлама Шаламова, единодушно расхвален критикой – и, в общем-то, справедливо.

        Единственное, что всерьез смущает в телефильме Николая Досталя (причем смущает трояко) и наверняка отвращает от него значительную часть потенциальной аудитории, – само его название.

        Во-первых, фильм по Шаламову (и о Шаламове) просто обязан был называться «Колымские рассказы» – и никак иначе. И дело не только в том, что «Колымские рассказы» – главное его детище.

        В хрущевские и брежневские годы, которым уделено значительное место в фильме, творческая судьба бывшего многолетнего зэка складывалась весьма драматично, но в общем-то запрещенным писателем он не был.

        «Протест и отторжение вызывает попытка создателей телефильма выдать одно за другое, а вернее, объявить ленинизм и сталинизм единым целым…»

        Выходили поэтические подборки и сборники; печатались в журналах и были (по-моему, дважды) изданы отдельными книгами рассказы. Предметом строжайшего запрета было как раз самоназвание «Колымские рассказы», под которым проза Шаламова расходилась в самиздате и была напечатана за рубежом. Название, за которым угадывалось абсолютное преобладание трагического лагерного опыта над любым другим.

        Да и сегодня мы говорим «Шаламов», а подразумеваем «Колымские рассказы», и никак иначе! И при чем тут, спрашивается, завещание Ленина?

        Во-вторых, с самим этим так называемым завещанием (за распространение которого и получил первый срок Шаламов) история, мягко говоря, запутанная.

        Его скрывали (от партийных и уж подавно от народных масс), за него сажали, сам факт его существования отрицали – с тем чтобы впоследствии не раз и не два использовать его во всевозможных политических играх.

        Вопрос в другом: а принимали ли это «завещание» всерьез – именно и только как последнюю политическую волю вождя? На сей счет имеются самые серьезные сомнения.

        Ведь Ленин тогда был уже смертельно болен. В том числе и психически (что карикатурно представлено в фильме Александра Сокурова «Телец», сценаристом которого был один из авторов сценария «Завещания Ленина» Юрий Арабов). И при всем безмерном уважении отнеслись соратники к его торопливой почеркушке (продиктованной сиюминутной личной обидой на Сталина) с такой же не больно-то затаенной иронией, с какой воспринимали даже самые верные ельциноиды очередную «загогулину» или «рокировочку» своего без устали работающего над документами вождя.

        К тому же, смысл «завещания», в исторической перспективе обернувшегося пророчеством, был на тот момент крайне анекдотичен. Должность генсека партии, с которой и призывал за «грубость» сместить Сталина В.И. Ленин, была сравнительно незначительной – что-то вроде управделами президентской администрации «на нынешние деньги» (как раз с такого поста и можно сместить за грубость) – и для Троцкого, займи он ее, обернулась бы безусловным понижением.

        Вот почему (а не «из тактических соображений») Лев Давыдович и проигнорировал ленинскую записку. И, напротив, как раз из тактических соображений превратил ее позже в «убийственный компромат» на Сталина.

        Истина – горькая или нет – заключается в том, что как раз политического завещания Ленин и не оставил!

        И, в-третьих, спекуляции по линии Ленин – Сталин, которыми мы до тошноты объелись в годы перестройки, представляются именно в контексте судьбы Варлама Шаламова предельно антиисторичными.

        В конце концов, сажали его (оба раза) при Сталине, а после его смерти – освободили и затем реабилитировали. Если верить Солженицыну, он чуть ли не с младенческих пелен стал тайным белогвардейцем-антисоветчиком, но Шаламов-то, по меньшей мере до первого ареста, был убежденным ленинцем! Да ведь иначе бы он и «завещания» распространять не стал.

        Протест и отторжение вызывает здесь попытка создателей (в остальном удачного) телефильма выдать одно за другое, а вернее, объявить ленинизм и сталинизм единым целым.

        Руководствуясь той же лукавой логикой, которой блеснул некогда один из «прорабов перестройки» Юрий Карякин: до сих пор (три года подряд) мы разоблачали Сталина, написал он в «Огоньке», но сейчас уже можно признаться в том, что под его именем мы на самом деле разоблачали Ленина!

        Вы если уж беретесь разоблачать – то, пожалуйста, именно с этого момента предельно конкретно.

        Я менее всего склонен петь осанну Ильичу – его вины тяжелы и бессчетны (как и грехи Сталина), – но все же это другие вины. Принципиально другие.

        Ленин был беспощадным палачом, кремлевским мечтателем, без пяти минут немецким шпионом и главным разрушителем Российской империи; Сталин был беспощадным палачом, абсолютным деспотом, создателем одного могущественного тоталитарного государства и покорителем другого. Разоблачайте их, каждого по своему, но не под сурдинку.

        И не разоблачайте Ленина на примере судьбы Шаламова!

        Солженицын провозглашал лагерь, не говоря уж о «шарашке», своими университетами
        Солженицын провозглашал лагерь, не говоря уж о «шарашке», своими университетами

        «Завещание Ленина» как название фильма о Шаламове (и по нему) просто-напросто не тянет.

        Есть в телефильме еще одна досадная (но довольно понятная, а потому и не раздражающая) неточность, а вернее, недосказанность. Это отношение Шаламова к Солженицыну и отношение «широких масс слушателей забугорного радио» (да и союзписательской публики) к ним обоим.

        Хотя тема «Шаламов и Солженицын» требует отдельного тщательного изучения, в ходе которого отважного исследователя безусловно поджидают сюрпризы.

        В сериале Шаламов звонит Солженицыну поблагодарить за «Ивана Денисовича» – и такой звонок действительно имел место. Но в целом автор «Колымских рассказов» относился к свежеиспеченному лауреату Государственной премии далеко не столь однозначно, считая его лагерную прозу приукрашиванием тамошнего быта. Или, как тогда принято было выражаться, «лакировкой действительности».

        Расходились они и философски. Солженицын провозглашал лагерь, не говоря уж о «шарашке», своими университетами. Шаламов считал, что, выживая в экстремальным условиях, человек неизбежно превращается в животное.

        Любопытно, что куда более оголтелым антисоветчиком (и антиленинцем) был при этом не мизантроп Шаламов, а гуманист Солженицын.

        Но еще любопытнее поздняя общественная опала Шаламова (после покаянного письма в «Литературку»). Каялись, «раскалывались», сдавали друг друга, родных, близких – и неродных и неблизких – тогда многие; каялись в газетах и по ящику, сдавали пароли, и явки, и чемоданы самиздата (да и те же «Колымские рассказы») – и их прощали.

        Прощали даже непосредственно пострадавшие, не говоря уж о мнении «широких кругов». Шаламову же, просидевшему 20 лет в самых нечеловеческих условиях, так и не простили одного-единственного письма-отповеди непрошеному западному издателю.

        Не простили, скорее всего, потому что Шаламову опять-таки целеустремленно и сознательно, а в еще большей мере непроизвольно противопоставляли Солженицына в самом невыигрышном для автора «Колымских рассказов» свете.

        Негласно считалось (в сериале это как раз очень хорошо, хотя и пунктирно показано), что Шаламова целиком и полностью сломил лагерь. Во всяком случае, никому не пришло бы в голову применить к нему жуткие диссидентские вирши:
        Не так уж, значит, плох
        Несчастный наш удел:
        В тюрьме ты и оглох,
        В тюрьме ты и прозрел,
        – посвящение Юлия Даниэля Анатолию Марченко.

        Его даже не жалели. Его, чтобы не жалеть, презирали. О нем не без удовольствия передавали по цепочке – и по целым садам разбегающихся тропок – неприятные и неприглядные вещи. Когда он угас, этого не заметили.

        Сын священника, он был, однако же, убежденным и непримиримым атеистом. Еще одно отличие от нобелеата. Поэтому, если великий Дант ничего не путает, попал Шаламов в посмертную «шарашку» для страдальцев и гениев – в Круг Первый.


        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь


        Другие мнения

        Общественное мнение: Пожар. Ждем новых?

        Пожар в Ростове. Все почему-то делают вид, что это что-то из ряда вон выходящее. Да вы что? А когда центр Астрахани таким же образом выжигали для расчистки участков под застройку, где все были? Подробности...

        Дмитрий Дробницкий: Деамериканизация на марше

        Чем Соединенные Штаты всегда отличались от других западных стран? Помимо самой мощной армии и флота, самой большой экономики, почти безнадежно погрязшей в долгах, и самой твердой мировой резервной валюты? Подробности...
        Обсуждение: 21 комментарий

        Дмитрий Ольшанский: Год, дай Бог, так и останется скучным

        1991 год был голодный, 1992 год был нищий, 1993 год был кровавый, 1994 и особенно 1995 год был широко, щедро кровавый, и пока у одних жизнь шла только вверх-вверх-вверх – у других как упала вниз, да так там внизу и ползла, кашляя и бормоча. Подробности...
        Обсуждение: 72 комментария

        Наталия Янкова: Русский наемник Герхард Шредер

        Участие в выборах в наблюдательный совет Роснефти бывшего канцлера ФРГ Герхарда Шредера вызвало переполох в политических кругах Германии. Шредер пытается даже не оправдать, а разъяснить разумность своего присутствия в Роснефти. Подробности...

        Денис Селезнев: Каждому украинскому президенту по оружейному скандалу

        С момента начала войны на Украине время свободной распродажи советских запасов закончилось. И вот теперь появились обвинения в распространении ракетных технологий. Интересно, что подобные обвинения в сторону Украины уже звучали. Подробности...

        Виктор Милитарев: Только Сталин был «вполне свободен» от этого «мейнстрима»

        Ровно сто лет назад, в августе 1917 года, в Петрограде провалился корниловский мятеж. Я думаю, что сегодня, через сто лет, нам будет весьма полезно попытаться разобраться, почему к власти тогда удалось прийти именно большевикам. Подробности...
        Обсуждение: 624 комментария

        Елена Кондратьева-Сальгеро: Агитпроп светлоликой толерантности

        Пока в Барселоне бьются над умирающими и подсчитывают раненых, за 120 километров на улицу выходят получившие эту информацию люди, садятся за руль и направляются в толпу. А в это время информационные каналы прокручивают очередную колыбельную. Подробности...
        Обсуждение: 80 комментариев

        Антон Крылов: Очередная попытка забыть Герострата

        Шумиха вокруг «Матильды» постепенно сходит на нет, но у меня есть чем вас утешить: на подходе еще один повод для обильного, как сейчас модно говорить, «хайпа», то есть громкого обсуждения публикой. Подробности...
        Обсуждение: 79 комментариев

        Андрей Бабицкий: Той Москве было нечем гордиться

        Лужковская Москва смотрелась настолько похабно, что, покидая ее на долгие 15 лет, которые я прожил в Чехии, я не испытывал ни малейшего сожаления. Последние несколько лет я бываю в Москве достаточно часто, и то, что я вижу, меня не просто радует. Подробности...
        Обсуждение: 184 комментария

        Владимир Можегов: Дно есть и у Трампа

        Произошедшего в Шарлоттсвилле уже с лихвой хватит на то, чтобы лишить Трампа всякой свободы действий. Отдельный вопрос – кто так удачно, в нужном месте и времени свел оголтелых нацистов и антифашистов? Подробности...
        Обсуждение: 11 комментариев
         
         
        © 2005 - 2017 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost Apple iTunes Google Play
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............