Взгляд
15 августа, понедельник  |  Последнее обновление — 06:45  |  vz.ru
Разделы

Россия на пороге новой открытости

Игорь Караулов
Игорь Караулов, поэт, публицист
Если украинский проект тяготеет к закрытости, к созданию общества «для своих», то российский проект в том виде, в каком он сегодня проявляет себя – это проект открытый. Подробности...
Обсуждение: 25 комментариев

Как русские импровизировали, защищая Одессу от нацистов

Тимур Шерзад
Тимур Шерзад, журналист
13 августа 1941 года замкнулось кольцо сухопутной блокады вокруг Одессы. Но обороняемый Красной армией приморский город мог снабжаться по Черному морю – а значит, еще не всё было потеряно. Подробности...
Обсуждение: 5 комментариев

Как России не заразиться «оспой обезьян»

Сергей Худиев
Сергей Худиев, публицист, богослов
Как эпидемия «оспы обезьян» в Сан-Франциско связана с ЛГБТ-повесткой? Дело в том, что новая болезнь поражает, прежде всего, одну вполне определенную группу людей. Подробности...
Обсуждение: 19 комментариев

В районе военного аэродрома в Крыму произошла серия взрывов

Во вторник у поселка Новофедоровка – в 30 километрах от Евпатории – на Крымском полуострове произошло несколько взрывов. По информации Минобороны, на военном аэродроме Саки сдетонировали авиационные боеприпасы. По предварительным данным, есть один погибший, также пострадали несколько человек, которые были доставлены в Сакскую районную больницу. Власти установили пятикилометровую зону оцепления в Новофедоровке
Подробности...

В подмосковной Истре сгорел склад интернет-магазина Ozon

В истринском районе Подмосковья сгорел склад интернет-магазина Ozon – одного из крупнейших в России. В момент возгорания на складе находилось более тысячи человек. По предварительным данным, в результате пожара погиб один человек, еще 13 пострадали. Местонахождение 20 человек остается неизвестным. По одной из версий, причиной возгорания мог стать поджог
Подробности...

В Петербурге прошел парад в честь Дня ВМФ

В Петербурге и Кронштадте прошел Главный военно-морской парад страны, в нем участвовали более 40 кораблей, катеров и подлодок, а также более 3,5 тыс. военнослужащих. Мероприятие было приурочено к 326-й годовщине Военно-морского флота России
Подробности...
19:59
собственная новость

Российским школьникам покажут маршрут «Золотое кольцо» по Ярославской области

В Ярославскую область в рамках национального проекта «Культура» приедут 1300 школьников, победители олимпиад, учащиеся школ искусств и кадетских корпусов со всей России. Посещение городов Переславля-Залесского, Ярославля, Ростова предусмотрено маршрутом «Золотое кольцо. Александр Невский».
Подробности...
20:27

В Марий Эл открыли новое здание государственной филармонии

В Йошкар-Оле прошло торжественное открытие нового здания Марийской государственной филармонии имени Якова Эшпая, до этого работники филармонии 39 лет располагались в пристрое.
Подробности...
21:12

В Оренбурге легендарная «Катюша» вернулась в парк «Салют, Победа!»

В Оренбурге на музейную вахту после полной реставрации вернулась легендарная БМ-13, которую в годы войны солдаты прозвали «Катюшей». Вместе с другими экспонатами боевая машина была полностью отреставрирована.
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
    НОВОСТЬ ЧАСА: Украина провела переговоры с Британией об уничтожении Крымского моста

    Главная тема


    Горячее лето 22-го. Жажда в Донецке

    Бегство ВСУ


    ВС России добились военного успеха в Харьковской области

    Союзники Зеленского


    Запад резко сократил поставки оружия для ВСУ

    Позиция Москвы


    Названы условия прекращения отношений между Россией и США

    Видео

    погодный фактор


    Время стало играть против Украины

    неполитические методы


    У США остался последний шанс остановить Трампа

    спланированные действия


    Прибалты использовали Зеленского для «отмены русских»

    новая эмиграция


    Латвия увидела опасность в российских оппозиционерах

    НАСТОЯЩАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ


    Как Россия восстанавливалась после краха СССР

    воссоединение родины


    Саид Гафуров: Как найти ключ к решению проблемы Тайваня

    исход неизбежен


    Ирина Алкснис: Подтирать Еревану сопли больше никто не будет

    гей-риски


    Сергей Худиев: Как России не заразиться «оспой обезьян»

    на ваш взгляд


    Надо ли запретить въезд в Россию гражданам Латвии и Эстонии в ответ на санкции против россиян?

    Дмитрий Бавильский: Литература, которую мы потеряли

    20 августа 2005, 11:14

    Редактор говорит мне: «Ну что ты, Бавильский, все время пишешь про какие-то странные книги. Пиши лучше про мейнстрим...» Редактор ставит меня в тупик: как писать о том, чего нет?

    Мейнстрим есть в театре и в кино – добротные, крепко сбитые фильмы или спектакли с хорошим сюжетом и ненавязчивым философским бэкграундом. Мейнстрим есть даже в изобразительном искусстве (внятные, доходчивые артефакты с капелькой авангардного безумия) и в балете. В литературе сегодня мейнстрима нет и быть не может.

    Мейнстрим – книги, которые читают все. Средний класс литературного общества, становой хребет издательского процесса, золотая середина между эстетской заумью, внятной немногим, и широко рекламируемыми бестселлерами, коммерческим чтивом. Бестселлер может вырасти из мейнстрима, но вот чтобы мейнстрим строился из одних только «лидеров продаж» – так не бывает. Бестселлер имеет большее отношение к маркетингу, чем к изящной словесности, а мейнстримная книжка – это такая изящная словесность и есть.

    Проявлению мейнстрима мешают отсутствие единого информационного поля и размытость критериев

    Проявлению мейнстрима мешают отсутствие единого информационного поля и размытость критериев. Хорошо помню средний класс последних десятилетий прошлого века, когда названия популярных книг еще не ставили в тупик. Вся страна читала про Чонкина и детей Арбата, про остров Крым или сто дней до приказа.

    В начале кинокомедии «Спортлото-82» упоминалась книжка, которую читала вся страна сверху донизу. Теперь подобное вряд ли возможно: общество расколото на разные, не пересекающиеся между собой информационные тропки. И если во времена перестроечных потешных битв между демократами и почвенниками многие говорили о наличии двух автономных культур, то теперь таких лужаек много больше. Имена кумиров одной группы ничего не говорят представителям другого культурного сословия и наоборот. Единственными информационными скрепами современного российского общества являются слоганы из телевизионной рекламы. При условии, конечно, если все смотрят один и тот же телевизор. А не сидят, скажем, в Интернете.

    Кто-то читает фантастику или фэнтези, для кого-то Лукьяненко – свет в окошке. Продвинутые презирают Коэльо, которым зачитываются нынешние разночинцы, предпочитая Мураками и Гришковца. Пелевин или тем более Сорокин тоже ведь захватили не всех и внятны не каждому. Интеллектуал с пеной у рта отстаивает непреходящее значение Пола Остера или Ольги Славниковой, но что говорят эти имена программёру, помешанному на Толкиене или Гарри Поттере?

    Евгений Гришковец
    Евгений Гришковец
    У «Литературки» нынче одни авторы, у «Афиши» другие. У «Нового мира» третьи. «ЭКСМО» или «Олма» публикуют четвертых или вовсе полуанонимно перелицовывают телесериалы. Всяк выстраивает свой контекст, убежденный в правоте собственного дела. В исключительности своих вкусовых пристрастий. И при этом пойди и скажи кому-нибудь, что ты читаешь ерунду. Критерии качества если не утрачены окончательно, то размыты до полной вкусовой невнятицы.

    Безусловные авторитеты отсутствуют, среда знатоков сдулась и ковыряется на своих шести сотках, отдельные литературные премии запутывают ситуацию еще больше, чем аннотации на последних обложках, провозглашающие через одну о культовости и крутизне.

    Все золото, что блестит. И, как сказал горьковский Лука, «ни одна блоха все черненькие, все прыгают». Равнодушие – странная эмоция: когда тебе все равно, то какая разница – Донцова или Улицкая? Между тем Донцова – пустота пустот, а Улицкая – практически идеальный автор, едва ли не в одиночку ваяющий нынешний мейнстрим. Но что рядовому читателю Гекуба? От него все писатели оказываются равноудаленными.

    Нынешняя серьезная литература оказалась в ситуации чеховского Фирса («человека забыли!»), потому что она сама забыла о человеке. Основное свойство мейнстрима – работа с современным материалом. Очень важно писать о времени, которое за окном, и о людях, живущих здесь и сейчас. Рядом. Это хорошо понимают создатели телевизионного и книжного мыла. Узнаваемые реалии и персонажи – вот что привлекает потребителя в коммерческом продукте прежде всего. А отнюдь не предсказуемая интрига.

    Людмила Улицкая
    Людмила Улицкая
    Так уж человек устроен: время от времени его тянет почитать «про себя». Классика всегда современна, но тут ведь еще важен дух времени, приятная сиюминутность. Весь Голливуд держится на узнавании себя в персонажах и коллизиях сюжета. Без этого мейнстриму никуда.

    А нынешние писатели словно бы забыли об этом. За редким исключением. Пелевин. Слаповский. Геласимов. Левкин. Или вот Акунин, который пишет будто бы ретро, но на самом деле о горячечной действительности нашей. Оттого и успешен «и у наших и у ваших», несмотря на демонстративно провозглашаемый беллетризм. Как и Гришковец – вопреки вопиющим недостаткам своих текстов.

    Чаще всего нынешние прозаики играют в отвлеченные эстетские игры, отучая искать читателя ответы на вопросы, которые перед каждым ставит наше время. Современная литература более не актуальна, вот что печально!

    Началось это не сегодня. Нерв соучастия был потерян в перестройку, когда в открытые шлюзы ломанулась возвращенная литература. Хотели как лучше, а вышло непреднамеренное вредительство, превратившее текущий тогда литературный процесс в музей. Издательства и толстые журналы наперебой начали отдавать «долги», печатая ранее запрещенных эмигрантов и диссидентов, подправленных классиков и их третьестепенных современников. По инерции тиражи ломанулись вверх, да там и зависли.

    Я хорошо помню этот момент с весьма символической остановкой «Нового мира». Журнал, возвращавший тогда Солженицына, перестал выходить на несколько месяцев. А собрав финансовые силы, расплатился с подписчиками, выдав вместо вовремя не вышедших номеров сборник возвращенного Домбровского.

    Борис Акунин
    Борис Акунин
    Слов нет, и Солженицын, и Домбровский – имена первого ряда. Уж не говорю про Набокова или Сашу Соколова. Всем они хороши и значимы и судьбоносны. Всем, но только не ими питается мейнстрим, не из них произрастает. Баланс живого и мемориального оказался нарушен, а момент актуальности был упущен. С тех пор литература так и не оправилась от этого перекоса, потому что ни один современный автор (или даже сборная мира, составленная из лучших игроков современной литературы) не в состоянии тягаться качеством и авторитетом с возвращенными именами.

    У этой «экологической катастрофы» существует несколько следствий. Во-первых, возникла та самая растерянность писателей, о которой ныне так любят говорить аналитики. С одной стороны, на тебя давит авторитет предшественников, неожиданно ставших соседями по процессу, с другой – реальность оказывается столь стремительно изменчивой, что ее не ухватить, не описать, утекает свозь пальцы информационным мусором.

    Во-вторых, оказались забытыми и забитыми дебютанты тех судьбоносных времен. Пока «старшаки» выясняли отношения с вечностью, молодые выживали как могли в их тени. Бесхозной крапивой у забора. Так оказалось потерянным целое поколение литераторов.

    И только сейчас, по чуть-чуть, силами совсем уже новых русских писателей литературный процесс отряхивает остатки сна и приходит в норму. Но и тут есть свои сложности и новые грозные соперники: вместо возвращенных писателей отечественного читателя теперь усиленно потчуют переводными. Всего должно быть в меру... Но только не в России, которая ни в чем удержу не знает, кидаясь из крайности в крайность. Для того чтобы определить степень губительности переводного изобилия, достаточно зайти в любой книжный магазин.

    Кинематографисты уже давно говорят о необходимости квот на зарубежное (в первую очередь голливудское) кино. Инициативу о введении квот на переводные тексты, высказанную одним критиком, не поддержал никто. Ее, инициативы этой, попросту не заметили.

    Однако читатель плюет на специфику литературного процесса. И правильно делает. Какая ему разница, что происходит в писательском цеху и отчего книжные новинки не хотят выстраиваться в приятный глазу горный хребет из недосягаемых вершин духа, в лучшем случае оставаясь одинокими пиками и единичными прорывами.

    Не находя питательных веществ в книгах современных авторов, читатель ищет чаемое в других видах творческой и человеческой деятельности.

    Тех, что доступнее и ярче, громче или же попросту ближе его пониманию и потребильской корзине.


     
     
    © 2005 - 2021 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •